СТИХИ Даниила Сорокина

 
«ДО УТРА…»
…вся бутылка до донышка выпита,
всем, что было, подробно закушено.
Шумно пыль из тахты нами выбита, –
в ней притихли пружины контуженно.
А окрест – обстановка унылая.
Свившись в кольца, скользит недосказанность…
Чем, тебя бы попотчевать, милая,
надвязав в нашем «после» привязанность?

Мутно вспомню, не в кон, про «гармонию»,
отступив на шажок от телесного.
Вот бы стройность внести в какофонию
мироздания здешнего местного!
Почему-то тебя, в зябкой полночи,
разуверить несносно захочется:
мол, не все мужики – оптом сволочи,
за которыми грязь лишь волочится.

Мне б, средь тонущих смыслов-«титаников»,
взвизга ветра-кнута подзаборного, –
добрых слов, как кулёк мягких пряников, –
даровать тебе! что тут зазорного?
иль, пейзаж с бликом белого паруса,
чуть подправивши, продемонстрировать!
Верных клятв пожелаешь? пожалуйста!
даже «счастье» смогу сымитировать.

Несмотря на рутину несладкую,
недалёкость (прелестную) в близости,
стань, смоги, умоляю, Загадкою, 
проронив пару капель капризности!
Как умеешь, как бытом обучена –   
напридумай, наври нам с три короба!
Пусть тобой будет ересь озвучена,
вынут бред из душевного погреба! 

Пробегусь скорым взглядом по комнате,
по карманам (на стуле) похлопаю:
сокрушаться – и рано, и полноте!
где-то ж были, – со знатною пробою,
запредельно высокого качества –
расписные слова, смехи-хохоты,
хлам надежд с маркировкой ребячества,
и, на вырост, приятные хлопоты!

Расстараюсь, найду и откупорю,
ту заначку по этому случаю,
расплескавши нелепицу глупую,
непроверенно-антинаучную.
Хоть во что-нибудь наспех уверуем!
Притворимся частично влюблёнными!
до утра…
И привычно последуем –
каждый, днями, ему отведёнными…
 
«МНОГОЯКОСТЬ»
«Последний грош на коньяки.
Прыжки во Грех, нырки в ничтожность…»
Так это ж были двойники,
претендовавшие на схожесть!
Их всех, – с почти реальным мной, –
лишь сходство внешнее роднило.
Но, то не я! Я – сплошь иной!
Всё вообще иначе было…

К чему мне глупый маскарад,
с очками дымчатыми прятки?,
коль сам не тот, что час назад,
сменивши вкусы, стиль, повадки,
и предпочтеньям изменив,
и ново-выдуманным клятвам.
Пересвистевши лейтмотив,
стал строг, предвзят к былым контактам!

Разгул моих повес-натур –
в квадрате, кубе, и в букете –
есть многогранности сумбур,
а я за хаос не в ответе.
Пока не очень зорко бдит
усердный ангел-охранитель,
не уследишь, чего творит –
двойник, тройник иль удлинитель.

Чудной житейский кавардак
плодит, без ведома, дублёров:
один – мастак, другой – мудак,
к ним – ряд советчиков суфлёров.
Пойди, прицельно усмотри
за распоясавшейся кодлой!
утихомирь-ка изнутри,
призвать к послушности попробуй!

Хоть Страшный суд меня прижми,
хоть МУР всучи статей вязанку,
полегши звонкими костьми,
уйду в глухую несознанку! 
Задуман эдак я не зря,
деля обилье вариаций
на всех размножившихся «я» –
субъектов, сущностей, субстанций.

Случись душевный неуют,
подстать ненастному несчастью,
те «я» с готовностью суют
друг дружке алиби с печатью.
В недолгом шаге от сумы,
чумы, тюрьмы и меры высшей,
гарланят хором: «то – не мы!»,
знай, брызжа логикою скисшей.

Удобно, честно говоря,
не знать – где блуд, где лёгкий эрос,
кто главный Я, кто без меня
врубил на всю подпольный ксерокс
для распечатки левых «я» –
фальшивых, или мудрых напрочь:
влекомых смыслом Бытия
иль – у кого б пригреться на ночь?

Вот и сейчас чуток подвис,
в себя взглянув предельно тихо.
Мне любопытно, кто же из… – 
кончает напрочь это стихо, –
поэт, запутавшийся вдруг,
в своих метафорах и рифмах?,
а может, мой астральный глюк
флудит в чужих размерах-ритмах?…
 
«ЦЕНЗУРНОЕ»
В процессе, так сказать, письма,
в помпезном стиле иль скабрезном,
я для себя, давно весьма, –
беспрецедентно строгий цензор.
Успев с лихвой прочесть-постичь,
есть эталоны для сравненья:
черкну чего, и вижу – дичь
вползла под маской «вдохновенья».

Ой, сколько пресной мутоты
порой нанижется случайно,
и убеждён, наивный, ты –
мол, вышло просто гениально!
а рядом нету никого,
кто мог бы твой экстаз обрушить,
вскричав: «Совсем уже того?,
пургу такую на ночь вьюжить!»

Хотя, естественный отбор
всё ж практикуется мной в виршах:
вслух не бубню – кто кат, кто вор,
погрязший в действах никудышных.
В душе, озвучить-то не прочь,
я, накипевшее за годы,
но, правды ради, срок волочь?!
Тут и вне зон не до свободы.

Сейчас лихие времена,
всяк дюже лют, обидчив крайне,
опять стукачества волна
бурлит в открытую и втайне.
Ну и на кой дразнить гусей,
и петухам гримасы корчить?
к тому ж, не хватит злости всей,
с подножной нечистью покончить.

Не наплевать ли мне на кровь,
не чуять гнили мёртвый запах??
Сподручней мямлить про «любовь»,
про дождик, снег в еловых лапах.
Другие ж, вон, о том всю жизнь
блажат, поют, живописуют!
а за подобное, кажись,
не первым делом арестуют.

И так, в объезд сплошных «голгоф»,
язык прикушен бестолково,
пужаясь скрасить серость строф,
ввернув живительное Слово.
Довлел ли ранее момент,
как о моих стишках помыслит – 
сонм тёть и дядь, смурной ли мент,
иль малограмотный завистник?!

Рад, хоть к нелепице моей
не липнет страх перед цензурой.
Гораздо гаже и стремней –
мир самому травить халтурой.
Раз музы в гости не спешат
зайти с подарочной ночёвкой,
познав тщету своих стишат,
легко прощаться со штамповкой!

Все прорву сил бы сберегли,
растраты нервов избежали,
коль графоманы и Нули
себя бы оными признали!
Случился б рай в земной судьбе,
имей внутри мы чуткий сенсор,
будь каждый «автор» сам себе –
неколебимый критик-цензор!

«ТОВАРИЩУ БРЕЖНЕВУ»
Та эпоха, где прел пресловутый Застой,
поминается мною всё чаще.
Строй, конечно, стоял, как всегда не простой,
жизнь не думала делаться слаще.
Но, хотя бы уже не Война, не ГУЛАГ,
и ещё не грабёж поголовный.
Единил, укрывал, согревал красный флаг –
наш Союз, во все шири неровный.

 

Кто подумать бы смел, иль представить на миг,
головою своей опьянённой,
что тогдашний Генсек, в прошлом сам фронтовик,
потрясать может бомбой ядрёной?
Я страну знал другой! Совершенно иной
жил народ за Стеной и под боком:
пусть наивный слегка, в чём-то малость дурной,
а душой-то беседовал с Богом.

Враз растаяло тех – лет и зим эскимо.
Новый век, так и вовсе контузил.
Повсплывает наверх всех оттенков дерьмо,    
резко общий прорвавши санузел.
Распояшется хам, расцветёт вертухай.
Этот – ссучился, тот – надорвался.
От привычного трио, от слов: «Мир. Труд. Май»,
вешний месяц один и остался.

«Дорогой и люби…», я совсем не ценил,
что казалось мне душным, громоздким,
знай, хохмил втихаря, анекдоты цедил,
ночью внемля «свободам» заморским.   
Разве ж радость свою, я тогда не обрёл
в государстве насквозь герметичном?
Не тужил. Обожал не каких-то, там, «гёрл».
Суть нашёл в самом малом, обычном!

Вот и маюсь теперь, неуклюже застряв
в безмятежном своём бывшем, прежнем.
Не терпел я «совок», только, жизнь растеряв,
с ностальгией вздыхаю: «Эх, Брежнев…».
Да, товарищ родной, Леонид, свет Ильич,
нынче смыслы предстали другими:
все, кто после смогли тронной залы достичь,
станут слишком для нас «дорогими»…

«ВНЕШНЕЕ»
Да-с, внешность надо заслужить,
для фейса вымолив поблажки!
Напрасны пластики, подтяжки.
Изящных черт не одолжить,
пройдя салонные шарашки.

 

Затратный многослойный грим
лишь дополняет неказистость,
стократ подчёркивая скрытность:
бугристость, лишнюю пушистость,
морщин избыточный экстрим.
И хрен бы с ним! Речь не совсем
о смене порченных деталей –
вставных, нарощенных эмблем,
частично согнанных проблем
с ползущих вширь горизонталей.

Хоть и: «воды не пить с лица»,
иль: «не родись красивой», (дура!),
приглядность клянчим у Творца,
и стрел пометче – от Амура,
причём, с начала до конца.
Но, как не вспомнить, в том числе,
народный глас: «бог шельму метит»?
Всей дряни весь парад-алле
замарширует на челе
с годами. Прочего не светит!

О, Жизнь озвучит приговор,
его печатью утверждая.
И прочитается в упор:
та – «Б» со стажем, этот – Вор,
с экрана корчивший джедая.
Ни белозубые мосты,
ни полимерные «обложки»
не явят вящей чистоты!
наружу вылезут хвосты
и в тренд подпиленные рожки…

Не многим выдано суметь, –
не боязливо, не плаксиво, –
благообразно постареть,
внезапно, типа подобреть,
в улыбках сморщившись красиво,
простить врагу, употребить
на пылкость – свой подмокший хворост,
и.., без зазрений Полюбить,
устав скоблить просрочку-возраст!

Откроюсь, сам не премину
прелестной новью зарядиться –
в морали давши слабину,
подробно вникнуть в чьи-то лица
и остальную глубину!
Однако, краток интерес
к оттенкам глянцевых мордашек,
к трудоустройству их телес,
с объёмом бюстов, весом ляжек.
В чём толк от них, каков прогресс?

Сколь виртуозно не греши,
скользи ль по праведной тропинке,
лицо – всегда сродни копирке
для конспираторши души,
как клоун – повод к смеху в цирке …
Настанет финишей пора,
пронзит предчувствиями сердце.
Скорбеть ли тут о заусенце,
о цвете жидкого вихра,
иль о завядшем втуне перце?

На всякий крайний, про запас,
отринув жадность, блуд, поспешность,
копите Свет на свой анфас – 
на ожидающую внешность,
а не рубли, не длинный бакс.
Да будет внешний вид Велик,
хоть стар фасон, протёрло кожу!
чтоб даже первый встречный фрик,
взглянув, узрел бы мудрый Лик!
не молодящуюся рожу…

 
«МЁРТВОДУШЕВНОЕ»
Мне б пора поестественней всхлипнуть,
вспыхнуть в новом своём фетише
и пристать, присосаться, прилипнуть
к чьей-нибудь приоткрытой душе,
не вампиром, пускай, благородным –
спелых аур-энергий ловцом,
хоть телёнком, кутёнком голодным,
льнущим к мамкиной титьке мальцом!

 

Прожужжал Богу просьбами уши:
ниспослать-таки сказочный сюр
и уткнуть в утеплённые души
всю мою наготу от кутюр,
чтоб дырявого духа ущербность
укрепить, починить, подлатать.
Одолела, навязла потребность –
вместо благ, вдруг стяжать благодать!

Вот и шляюсь по душенькам алчно,
как по бросовым съёмным углам:
там – не прибрано, душно, невзрачно,
где-то – слепленный спешно бедлам,
иль сокрытая скучная бледность
камуфляжем под евроремонт,
или – скудность ума, смыслов бедность
за нарядной табличкой «бомонд».

То дизайн в тех пристанищах жалок,
то зазря экономится свет;
шиш тепла от лампад, зажигалок,
горек привкус чужих сигарет.
Не ведусь с неких пор я на свечи,
на рояль и хозяйку на нём,
не ору сдуру пылкие речи
в распростёртый любовный проём.

Пожелания стали негромки,
уместившись в прохладной горсти:
лишь бы в сердце разбавить потёмки,
да пожиже свой мрак развести!
Но… примусь, вновь избивши баклуши
на задворках духовного дна,
перечитывать «Мёртвые души».
Актуально на все времена…

 
«ПЫЛЬ С ГИТАРЫ БЫ СДУТЬ…»
Пыль с гитары бы сдуть, грянуть песенку!
оживить подзавод крепким градусом!
к первой встречной – сплести резво лесенку,
самому б расцвести белым парусом!
Я не прочь дружелюбно оскалиться,
заглянувши в шпаргалку греховности.
После, – локти кусать, щедро каяться –
верный повод для встряски духовности.

 

Ох, негоже напрасно растрачивать
дни и ночи свои драгоценные,
зря карманы души выворачивать,
изводить всуе фразы обсценные!
Обзывать гадов именно оными, –
как чертей троллить запахом ладана,
но, и с ватными, мне, и с суконными –
по любому завязывать надобно!

Это ж кем нужно быть в плане умственном,
до какой докатиться прострации,
дабы слившись собой с чьим-то бруствером,
жаждать собственной утилизации?!
Вдохновлюсь, лучше, целями мнимыми,
погорю на проекте убыточном,
чем продрыхну свой век с нелюбимыми,
иль вещая ослам «о несбыточном».

Точно! бисер метать перед всякими –
априори занятье преступное.
Пусть последствия будут двоякими,
время самое – ставить на Крупное!
Жизнь и так, что кредит малый выдана
в виде куцем, изрядно надкусанном.
Непростительно, тупо не выгодно
засорять мне её вредным мусором.

Мать моя! сколько ж нервов изгажено
на прочтенье бездарнейших опусов,
до рефлексов-инстинктов отлажено
посещенье лавчонок и «крокусов».
Понимаю ведь Всё подсознательно,
где «нельзя», зло плююсь преднамеренно –
«Отнесись хоть к себе созидательно!
скинь вериги с наклейками: «временно»»!

Снова наспех страничка пролистнута
монотипного утра не лучшего.
Кроме, в мысли забредшего диспута
и привычно там тихо заблудшего, –
ничегошеньки не поменяется,
никуда не свернёт, не подвинется.
…С лиры пыль в выходной протирается.
Новых песен пока не предвидится…

«НА ЛЕВОЙ РУКЕ…»

…на левой руке твоей – времени пульс
игрался со стрелкою в «классики».
Пел Галич с кассеты: «когда я вернусь…»,
но нам не нужны были ластики –
чего-то поспешно стыдливо стирать,
в судьбе подчищая каракули.
Пока не обучены мастерски врать.
О главном, и вовсе не плакали.

 

Ещё не всучил сам себе я аванс
пошлейшей беспошлинной глупости.
На строфы мои не прилёг декаданс,
в душе – не гулял бес распутности.
Шло в радость и в пользу хмельное вино,
без горьких предчувствий от привкуса,
что длиться нектару тому суждено –
чертой бесконечного минуса…

Сколь просто теперь, глянув через плечо,
прозреть, распознать очевидное,
вздохнув над штамповкой: «любить горячо»,
о, блажь, безрассудство наивное!
Сейчас, как ни клянчи, уж как ни канючь
у памяти нечто детального,
приходит на ум – мной отцепленный ключ
от… впрочем, давно нереального. 

Опилки фантазий слетятся на свет,
вдруг выползут тени-помощники,
чтоб вновь воссоздать на стене силуэт;
да это же мы, полуночники!
и, тихий твой голос монеткой-орлом,
лишь мне одному звонко выпадет!
ни дня не смогу отложить на потом!
ну, кто же сердца-то нам выстудит?!

О! тут и оттают, воспрянут слова,
в долгу запятых не останется!
и пепел седой отряхнёт голова,
ведь Мир – под ногами валяется!
Осталось, твоей не разжать мне руки,
с играющим в «классики» временем!
…Опять начинаю с последней строки.
Опять – не ахти с продолжением…

 
«БЕССМЫСЛИЦА»
…уж и в рожу били с удовольствием,
и шумели сдержанно: «брависсимо!»,
то был счастлив нищенским довольствием,
то шустрить взбредало независимо.
Помню, обрасти стремился смыслами,
точно шерстью – хищник дрессированный;
не гнушаясь «блюдами» прокислыми,
лез за стол, отвратно сервированный.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Стоя или лёжа перед выбором,
из двух зол не клянчил наименьшее.
В тьме кромешной, в свете ли невыгодном, 
верил (для чего-то) всякой Женщине,
а приблудной особи – тем более,
гиблое смакуя наслаждение!
Прозябай в Москве иль барствуй в Гомеле,
«истина» – лишь оттиск, наваждение…

Коль судьба не сдюжила способствовать,
не взялась в значительном сотрудничать,
пошло, право, в виршах философствовать,
а на кухне – трижды глупо умничать.
Если присмотреться повнимательней:
чем твой гонор к данности-то крепится?
суть всех фрикций, фикций, знаменателей –
скомканная бережно нелепица!

Хоть перепрошей с изнанки психику,
логику возьмись питать надеждами,
в оккультизм нырни, подсядь на мистику,
заразись идеями мятежными, –
вспыхнешь, разве, в собственной полуночи,
мир согрев не тлением, горением?!
Нет. Простым дерьмом полжизни будучи,
под конец не станешь удобрением…

Взявшись с опозданием за голову,
осмотрюсь кругом я, впялюсь в зеркало,
внемлю чуть внимательнее говору..,
а любить-то, и уважить некого!!
только, крайне ближних по инерции,
соблюдая знаки осторожности.
Лживые мольбы, снадобья, специи
не реанимируют возможности…

Хапнув местечковой какофонии,
матерно подумав об услышанном,
можно ль о «серьёзном» – без иронии?
должно ль без сарказма – о «возвышенном»??
Тьфу на тех, кто тужится и пыжится,
якобы цветёт, струится, высится!
Главное – пусть через раз, но дышится!
прочее, – проверено! – Бессмыслица…

 
«СОСТАВНАЯ»
Все влюблённости, все обещания,
то, что я сочинил, мельком выдумал –
составная разлуки-прощания,
где аванс наперёд жизнью выдан был:
вплоть до взгляда, до слова последнего,
с неизбежным антрактом безмолвия.
От лучистого дня до осеннего –
ко всему-то теперь наготове я…

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Рановато, буквально мной поняты
хитрых игрищ несложные правила:
если вдруг прозвучать вздумал сольно ты,
суть дуэтная – в корне неправильна.
Для того и снабжался без устали,
теми кралями сладкими ль, пресными,
чтобы позже – стихи вышли грустными,
аж трагичными, но, интересными!

Стану в рамки удобные втискивать –
лучезарное, или кромешное,
гадость, муть – на Фатальное списывать,
лишь себя восхвалять за успешное!
продолжать уповать на везение:
«жив, и ладно, могло быть печальнее…»,
пристращусь фокусировать зрение,
сочно выдам обеты молчания.

И удобна вполне, и не хлопотна
обронённая кем-то концепция,
в коей мы  – соучастники Опыта,
нас ведут, мол, инстинкты, инерция.
Были б мной косяки не напороты,
не проявлено столько бы глупости –
будь мной эти «стигматы» отторгнуты,
не прикноплены к сердцу по юности?   

Только, что же я рвался б отмаливать,
у кого бы выклянчивал милости?,
а стишки про «страдания» впаривать?,
а весь Мир обвинять в невзаимности?!
То-то ж! вот потому и подсунуты
заголовки для будущей рубрики,
дабы стал в плане тем – чуть не гуру ты,
из невзгод складно выложил «кубики»…

Кто же знает, чего Им Там нужно-то,
и насколько мы самостоятельны?
Что подкинут, – то и обнаружено.
В общем, граждане, будьте внимательны,
осторожней, в желаниях бдительней!
Может, повод найдётся надеяться:
глядь, стишки станут чуть убедительней?
составные ж – в единое склеятся??

 
«ССЫЛЬНОЕ»
Заблужусь ли, что в трёх соснах, 
я в трёх буквах роковых?
ведь на них тобою сослан
без излишеств правовых,
как в Берёзово – Данилыч,
иль на Эльбу Бонапарт.
Отлетался змей-горыныч,
зря на флирт спалив свой фарт!

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Вот, она, и «гиперссылка»…
Много граней у словца.
В нашей теме – пересылка
до упора, до конца.
Громко вслух мне адрес назван,
и маршрут определён.
Недослушан, недосказан.
Перечёркнут. Отдалён.

Не тяну на декабриста,
и с паломником не схож.
Перспектива неказиста,
путь – тернист, да сплошь негож,
символично непривычен,
неестественен нутру!
Я, – лиричный, – «закавычен»,
вбит в верижную хандру.

Слишком строг, бездушно краток
твой безжалостный посыл.
Вроде, с гулькин хвост манаток,
а уж силами остыл.
Оскудев в большом и малом,
верой скис, надеждой сник.
Кто там ждёт за перевалом –
Лик ли чей, иль пошлый «ник»?

В гордой сморщившись ухмылке,
на дорожку постою,
и… пойду, согласно ссылке,
в эту ссылку на краю.
Вдруг, в условиях несносных,
точно Феникс возрожусь? –
поплутав в трёх буквах-соснах,
снова рядом окажусь??

 
«КАКОВ УСПЕХ, ЧТО Я ЕСТЬ Я!»
Каков успех, что я есть Я!
Все остальные неуспехи
в сравненьи с ним – галиматья
и допустимые огрехи!
Пускай не сахар жизнь, не мёд,
лишь заменитель тех субстанций, –
душа, нет-нет да запоёт,
взамен не требуя оваций.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Подбор пристрастий нерушим!
во след за мной не увязались:
ни ревность к дальним и большим,
ни к ближним пристальная зависть.
«Мешок с баблом», конечно, мил,
забавен, чисто и конкретно,
но, если сей типаж – дебил,
как можно зариться на это?!

Да мало ль, чем начнут прельщать,
какую завтра примут моду
опять чего-то обещать
простосердечному народу?
Я ж, – с неких пор почти не лох, –
вкусив утрат, признав Потерю,
не исключая злой подвох,
себе, обычно, только верю!

Тот – красный, или голубой,
коричневеть, вон, кто-то взялся.
А я – в союзе сам с собой,
коль повод под руку попался,
мне ум со стилем теребя,
на Небе кои одолжили.
Избави Боже, на себя
впрок примерять стези чужие!

Купюр шуршанье, славы блеск,
и напоказ лояльность трону –
довольно краткий взбрык и всплеск.
Любую если взять «персону»
и чуть копнуть поглубже, глядь,
а счастьем там не пахнет, братцы!
друзья – дерьмо, супруга – б….ь,
родные – те ещё мерзавцы. 

Всплывал ли, ёжился ль на дне,
сперва немало удивлялся:
зачем завидовать-то мне?
я ж в том и сём не состоялся,
по меркам нынешних лекал – 
во многом куцый недомерок.
Откель, предвзятый столь накал,
у ловкачей и лицемерок?!

Теперь дошло, вдруг снизошло
прозренье, в форме откровенья:
что я посеял – всё взошло,
без траты средств на удобренья,
подножной почвы не травя,
не портя местные пейзажи.
А что у них-то, окромя
безвкусной вымахавшей лажи?

«Единство» – лютая брехня,
сродни подачки для массовки.
Им тошно, ведь они – не я,
а мне лафа – без их тусовки.
Скажу, надежды не тая,
не в масть, не в кассу, не для справки:
растите собственное «Я»,
иное – пресная стряпня,
и крайне вредные добавки!

 
«ТУТ ЖИЗНЬ ПРОХОДИТ…»
Тут Жизнь проходит, ускользает,
причём, неведомо куда,
совсем, безмолвно исчезает
без отпечатков, без следа!
мечты – подобно бзикам-глюкам –
словцом захлопнуты: «увы»,
как проржавевшим напрочь люком…
А вы? о чём, мать вашу, вы?!

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Лес лучших дней – повален, сплавлен
вниз по моей реке-Судьбе.
Какие «своды правил», на хрен,
с примеркой мною их к себе?!
Встревожен я, сметён, стреножен
концом сеанса Бытия,
но мне талдычат: «Должен! должен!!»
А судьи кто? где Судия?!

Всяк, кто Державу обезжирил,
срамных чудес наворотил,
урчат, чтоб взгляды я расширил,
чтоб возместил и оплатил, –
согласно штрафу ли, по счёту, –
комплект каких-то «благ» и «яств».
А не пошли б вы оптом к чёрту,
с реестром всех мытарств-лукавств!

На кой мне лишний ваш билетик
на поезд, мчащий под откос?
К тому же, в бред таких «эстетик»,
постыдно веровать, грешно-с.
Привычно стырена свобода,
того – «не нужно!», то – «Нельзя!».
Кругом, одни «враги народа»,
а где же, собственно, «друзья»?!

Уже шагал я бодрым строем,
и «светлым будущим» был сыт,
что мы гурьбой вот-вот построим,
набравшись сил, наладив быт!
Вгрызались, помню, в пятилетки,
штурмуя сроки и срока:
«Вдруг, заживут хотя бы детки?
раз нам не выпало, пока…»

Сегодня ж, с бухты, да барахты,
чего во имя жилы рвать?
за чьи дворцы, гектары, яхты –
«Ура! за Родину!» орать?
И как же раньше-то я путал
Страну со всякой сволотой:
с шутами злыми, с прорвой пугал,
с той ненасытной гопотой?

Не странно ль было б мне на старость,
иные россказни вести?
Мозгов не густо, но осталось –
одно с другим соотнести.
Пусть вновь концепция убога,
и не прощён собою я,
всё ж побоюсь, пойду-ка, Бога,
никак ни здешнего острога.
Не за себя (опять) моля…

 
«КРИЗИС ЖАНРА»
Кризис влез в твою писучую
стихотропную отраду?!
Должен, что ль, кому по случаю?
иль обязан молвить «правду» –
люду, алчущему логику?,
Миру ль, ищущему Слово?
но ему все буквы по фигу,
а людЯм – и так хреново.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Уж уймись, не выворачивай
зря себя-то наизнанку!
впрок у Музы не выклянчивай
фраз и смыслов самобранку!
Раз лимит на рифмы выдохся,
и пополнить нечем тупо,
значит, отпуск свыше выдался,
повезло всем ближним крупно!

Посуди по справедливости:
сил ведь уйму сэкономишь!
снизойдёшь-таки до милости – 
чушью не побеспокоишь
злополучного читателя,
если оный был в природе.
Коль к заряду нет взрывателя,
про салют не грезят, вроде…

Мало ль кризисов накаркала,
привнесла судьбина-шмара?
Вот и Лира, чуть побрякала,
и сыграла «кризис жанра».
Будет время для занятия
мудрым самосозерцаньем.
А уж как уважит «братия»,
вдохновясь твоим молчаньем!

Наконец, вздохнёт, осклабится
тормозной пегас педальный.
Да кому какая разница –
бездарь ты, иль гениальный?
завершил чего, впал в штопор ли,
или в ступор лбом уткнулся?
За шедевр, глядишь бы, слопали,
ну а так – вон, сам заткнулся…

Что-то Нечто не написано,
и поверь, уже не будет.
Сотворённое не признано?
плюнь! с тебя, чай, не убудет!
Корифеев сколько сгинуло
от водяры, пули, кляуз!
Привыкай, средь важно-мнимого
слышать Суть своих же пауз…

 
«НАПРАСНОСТЬ»
Ну, чего я от тебя желал-то,
домогался тонкостей каких,
силясь прозу жизненного гвалта
перелицевать в изящный Стих?
За собой пытался в эмпиреи
утянуть, подкинув к облакам,
прогуляться – в мир Гипербореи,
а не по ближайшим кабакам!

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Словно еретик-вероотступник,
взором вспыхнув, вдалбливал тебе:
кто сегодня – вор, прохвост, преступник,
про А, Б, сидящих на трубе. 
Сколько ж о вреде телевещанья
просвещал, примеры приводя!
Подвязать давала обещанья,
от экрана глаз не отводя…

Все твои стремленья были сухи,
связанные косвенно со мной:
чтоб не дал я дуба с голодухи,
не припёр заразу бы домой.
Главный же твой сдвиг с уклоном набок,
цель святая, миссии сродни –
дабы я тащил побольше «бабок»,
типа для развития семьи!

Следовало б милую занятность
в этом всём смиренно усмотреть, 
и твою потомственную «ватность»
воспринять как факт, и впредь терпеть!
Надо ли, настойчиво и громко
верить в конструктивный диалог?
Ты – ничуть не Блока «Незнакомка»,
да и сам я – глупости не блок.

А ведь ты права. В наш век подлейший,
потонуть не сможет лишь говно,
вправе выжить – только вид простейший,
если он и «за!», и «заодно».
Поздно, значит, перевоплощаться,
и перерождаться нам с тобой.
Буду потихоньку упрощаться,
замирившись с общею судьбой…

 
«ГРУСТИНКА»
– Давай-ка, всё-таки дерзну
поставить нашу ту пластинку?
Взгрустнётся – добрым псом слизну
твою прозрачную грустинку.
Бескостным «боталом» своим, –
имей я к чуду предпосылки, – 
навёл и вовсе б глянец-грим,
у глаз разгладивши морщинки…

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Остерегусь я лепетать,
подобно классику, про кружку,
боясь, скорее, схлопотать
по шее слёту за «старушку».
Мне б всё хохмить, конём бы ржать,
себя и ближних не жалея,
вновь позабыв, что вышло Время,
а я не смел его держать…

Нам, кстати, нечего делить,
себя же  – с дней недавних – не с кем.
Опять не вспомню: ты простить
успела ль? ведь бывал я резким,
неверным слишком, и искал
не там, обычно, вдохновлённость:
знай, дур окрестных вовлекал
в сиюминутную влюблённость…

Куда ж нам рваться из гнезда,
иль изменять дизайну веток?
Едва чадит моя звезда,
питаясь тленом этикеток,
обложек выцветших старьём,
давно бессмысленными фото.
Боец «невидимого фронта», –
я виден нами лишь, вдвоём…

Кивнёшь в сердцах, и зашкворчит
бесстыжий голос мой с пластинки.
Он снова твой, хотя звучит
для той, тебя, тогда – блондинки.
А может, пел чуть для другой –
в цвет платья крашеной брюнетки?
…И, в такт подёргавши ногой,
я залпом, с миною благой,
приму на грудь… свои таблетки…

 
«СПАСИБО, БОЖЕНЬКА!»
Спасибо, Боженька, что малость приоткрыл нам,
(во всяком случае, хотя бы попытался),
глаза бесстыжие – суконным нашим рылам,
ведь нами, сей процесс и не практиковался!
Коль оглядеться, всем своим нестройным строем,
предстанет веская наглядная картинка:
куда идём, на чём стоим, чего мы стоим,
душа распахнута, иль снова лишь ширинка?

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Напрасно ль, беды-испытания даются,
в придачу с теми, кто их щедро возглавляют?!
Цыплят по осени, – из тех, что остаются, –
пусть худо-бедно, но для галочки считают.
Конечно, можно с невнимательностью милой,
всё обнажившееся, типа не заметить: 
мол, должником не стал, не сделали терпилой,
молчать имеешь-таки право, волен бредить.

Не зря отдёрнуты с личин, и смяты маски!
маскироваться – стало пошло, ибо тошно!
Уж если видно всем, сойдёт и для огласки:
«не возбраняется другим, – мне тоже можно!»
А вы-то думали, нам мёдом тут намажут,
воссоздадут для жизни ряд причин, да следствий?
Ага, угу… Местечко, разве что, укажут,
поставят в очередь за квотой новых бедствий.

Но счастлив я (почти), с восторгом мазохиста
любуясь – после реставрации пейзажем!
Теперь не спутать с Мэтром – жалкого статиста,
не спрячешь полностью мурло за камуфляжем!
Ну, вот она – без лишней помпы очевидность,
вся правда горькая, сродни болтушке-водке!
и себестоимость наружу, и ликвидность,
сквозя в ужимке всякой, своде, в каждой сводке!

Да, маски сброшены, с остатками заразы,
всем, наконец, микробам выдана свобода.
Зато, оттенки как свежи, разнообразны!
ой, сколь смела на оголённость нравов мода!
Сейчас, считавшееся некогда позором –
раскрепощёнными, приветствуется, нами!
…Одно гнетёт – то, что предстало перед взором,
опять Нельзя назвать своими именами…

 
«ПОСЛЕДНЯЯ ЖЕНЩИНА»
Таков уж нам достался век:
не светлый князь я номинально,
советский, в прошлом, человек,
впредь – просто тупо имярек,
сейчас – не исповедь, не тайна.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Сплошь поножовщина, военщина,
наш мир в процессе вырождения.
Лишь ты – единственная Женщина –
мой чёткий Фокус приближения!

Конечно, всех твоих надежд
собою вряд ли предвосхитил,
мил-дорог – только вне одежд,
и то, когда побрито свеж,
когда завёл, чуть намагнитил.

Для воплощенья ж грёз и пафоса,
гожусь я мало, не имеючи:
теченья, вёсел, ветра, паруса,
и прочей утвари по мелочи.

Да, предрешён исход, разрыв,
хоть одноразовость и тянем,
про эластичность не забыв.
Под перекур, под перерыв,
себя ещё друг дружкой маним (?)

Судьба не станет ждать с затрещиной,
снабжать уставши оберегами…
Деля себя с последней Женщиной,
я спешно лакомлюсь ночлегами…

2022

«АНТИНЕКРОФИЛЬСКОЕ»
Безмерно рад, что я гнездовье свил
из сейсмостойких, здравых убеждений!
Не модно? только я ж не некрофил –
поборник тлена, гнили разложений!
не забродил с игрушечным «совком»
средь мрачных исторических погостов,
там, где рядком – ЦК, весь совнарком,
от дряхлости полёгший иль доносов.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Прохладен и к минувшим я царям:
ущербным ли, раскручено-великим.
Плевать мне, кто был грозен, кто упрям,
воинственным прослыл, скупым, безликим.
Какой уж кайф, на мумию смотреть –
на спящего красавца в саркофаге?
Вот, не влечёт меня чужая смерть:
в граните, на экране, на бумаге!

Но! что-то, чёрт возьми, пошло не так
в среде родных, опять целинных прерий.
Одним, реанимируй вновь ГУЛАГ,
другим – подай просторы экс-империй!
Тут в данной-то, порядком, отродясь –
ни вбок, ни вширь – не веяло, не пахло.
Сперва бы разгрести под носом грязь,
здесь и сейчас зажить, вздохнуть не затхло!

Ан хренушки! Вновь под приказ «Назад!»,
во здравье трупов служатся обедни.
Кладут бабло на зомби-маскарад,
суют в «коммунистические» бредни.
Да я за Русь – хоть сдохну! аж усрусь!
Да, дядя Сэм – вреднее гонореи!
однако, на фига ж вертаться в гнусь,
беря примеры с Северной Кореи?!

С почтением я к прошлому Страны,
пусть с миром упокоятся ребята:
наместники Добра иль Сатаны,
будь их стезя верна, или чревата.
Заветы, устремленья праотцов –
на то лишь время были актуальны.
Пусть мертвецы хоронят мертвецов,
забрав во гроб свои и чьи-то тайны.

Полезнее глазеть не «вглубь», а Вверх
и Вдаль! Оно нужней, надёжней, проще!
И вообще, большущий смертный грех – 
столь часто мастурбировать на мощи!
Ещё успеем всей гурьбой Туда,
прилегши под знамёна иль под святцы.
– Товарищи! Почти что господа!
себя живых любите! (иногда)
Кончайте с эксгумациями, братцы!!

«КОШАЧЬЕ-СОБАЧЬЕ»
– Обожди ты с кознями, да с казнями,
роли не доигрывай за «бывшую»!
Покорми, будь так любезна, баснями
душу-кошку мне мою притихшую;
почеши за ушком ей, пожалуйста,
хоть «кошачьих», знаю я, не жалуешь.
Поиграйся с дурочкой, побалуйся.
Редко ты её вниманьем радуешь.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Всё! душа у «нас» теперь домашняя,
не влечёт тихоню больше улица,
ведь она – не тварь позавчерашняя,
сбитая позывом где-то скурвиться!
Вычесаны блошки прежней дикости,
зубки, коготки подальше убраны.
Пусть мурчит, красавица, от сытости.
К ней, твои предвзятости надуманы!

Почему б и не предаться пафосу,
не взглянуть вокруг, плутовке, с гонором?
а мышей ловить – ей не по статусу,
разве что –  побыть покоя донором,
доктором семейным, сердцу лекарем,
в час, когда оно тревогой мается
иль каким прохвачено поветрием.
Видишь? – не шипит, не огрызается.

Ладно уж, забудь про озверение,
с порчею чужих случайных лифчиков.
А давай, устроим примирение
наших недолюбленных любимчиков?!

…Вдруг, в сентиментальность впав щемящую, 
глажу, глажу, устали не ведаю, –
твою сучку-душечку кусачую, 
тоже, со двора нередко беглую… 

 
«ПРОФЕССИОНАЛЬНОЕ»
Жить надо профессионально,
пройдя «начальных классов» школу:
лоб расшибив оригинально,
отдавши дань битью и шмону;
в мечту бесплатную поверив,
наив усердно практикуя;
то явки путая, то двери,
ни там скорбя, ни сям ликуя.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

А после – стоп! пора на свалку
былые сбагривать игрушки,
плюс обнаруживать смекалку,
про ушки вспомнив на макушке!
сводить любимые наколки
и, выбирая между разниц,
повынуть лишние осколки
из притерпевшихся к ним задниц!

Взрослеть, ребятки, не мешало б,
мужать умишком, духом крепнуть,
не шля на бога Богу жалоб,
не брать в привычку глохнуть-слепнуть!
не соучаствовать в программе
чужого саморазрушенья,
у «гуру», в гибнущем бедламе,
на Право клянча разрешенья!

Уж если сделал шаг к мольберту,
удумал зваться ли поэтом,
да соответствуй же Моменту,
Мир поразивши Светом, Цветом,
не множа хлипкие шаблоны,
не полня орды графоманов!
Принудь, возьми голь-Музу в жёны,
начхав на порванность карманов!

Оставь для горе-дилетантов
обноски смыслов, слов объедки,
ведь Шарик создан для талантов!
(о чём догадывались предки.)
Любовь придумав, стань в ней профи,
для ближних – радостной планетой,
чтоб твой анфас и гордый профиль
прослыли редкостной Монетой!   

Раз возжелал, будь непременно,
но, строго Мастером и Докой,
и Человеком несомненно,
не чмом, балластом, всем морокой!
Потом, кривить не надо рыло
и вопрошать простецки сложно:
«Ой, Так – нельзя реально было?!»,
«А Эдак – вправду было можно!?»

 
«НЕ УБИЙ!»
– Ты зудела полночи вчера:
мол, убей, ну, убей комара!!
поначалу лениво прося,
после – более матерно-внятно.
Был обязан тебя огорчить,
что без дела кого-то мочить –
паучка ль, петушка ль, порося –
за привычку мной как-то не взято.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Вовсе я и не тайный буддист,
не латентный, пардон, пацифист,
произрос не в заморских краях,
а в пенатах, суровых наотмашь,
только, знаешь, бывает подчас –
мною чей-то вдруг слышится глас,
вопрошая меня во внутрях:
«А ты жизнь Им давал, фраер? То-то ж!»

Тут у нас, на планете Земля,
предостаточно и без меня
разномастных губителей душ,
всякий век – их процет одинаков:
уйма психов, «живых» мертвецов –
и любителей, блин, и спецов,
ведьмаков, одержимых кликуш,
бытовых иль серийных маньяков!

Приоткрыться я не убоюсь:
если б знала ты, сколько борюсь,
просто чудом справляясь пока
с приставучим своим искушеньем:
нет числа, – уж поверить изволь, –
тем, кого б сам помножил на ноль,
и не дрогнули б глаз и рука,
восполняя мой дух утешеньем.

Но! ведь Кем-то задуман я так:
даже гнусный комар мне не враг,
и далёк я от мизантропий,
эйфорий не ловлю от мокрухи.
Там, глядишь, и зачтётся потом –
мой единственно здравый симптом.
Коль расслышан призыв «Не Убий!»,
пусть да здравствуют люди и мухи!!

2022

«ЗАМКНУТОСТЬ КРУГА»
Я, будто прислонён к расстрельной стенке,
уткнувшись лбом в настенные обои.
Вердикт мой писан – на твоей коленке,
в молчания безжалостной обойме,
в словах, подобных клацанью затвора,
в шагах за дверью нашей Нелюбви.
Опять готов я, не дождавшись: «пли!»,
сойти на нет, вновь сгинув без призора…

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

За что такие страсти, да печали,
с подспудным нежеланьем их отсрочить?!
Едва не все, те, кто со мной кончали,
со мною позже силились покончить:
метнув прицельно гибельную фразу,
оставив чуть живым ли на софе,
иль услыхав про аутодафе –
мне жизнь испепелить, причём не сразу.

Быть, или лишь казаться виноватым –
вошло в привычку, вредную для сердца.
Не став себе приличным адвокатом,
пора б смириться с ролью страстотерпца.
Я ж, снова за подкладкой мыслей шарю,
как по карманам смятого плаща,   
не то чтоб оправдание ища,
скорее, отыскать его мешаю.

Смиренье в обречённости, наверно
и есть моя вторая добродетель?
Жаль, с первой вышло тоже слишком скверно.
Иного ждать – уж не на этом свете ль?
Осталось, поберечь хотя бы тело,
раз мне любовью душу не спасать…
Кто б знал, сколь надоело воскресать,
круг замкнутый тесать – осточертело!

2022

«ОЖИДАТЕЛЬНОЕ»
Кто уж больно – от «мира сего»?
Каждый, с личным своим прибабахом.
Лично я, не стремлюсь никого
поражать грандиозным размахом
растопыренных пальцев иль крыл;
нерушим лишь мечты моей остов:
стал бы горд, коль узрел и открыл
чью-то Суть, как ничей дикий остров!

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

а ещё, не оставив потуг,
до сих пор льнёт ко мне грёза-кошка:
повстречать свою ведьмочку вдруг,
Маргариту а-ля – хоть немножко!
Я ж, от «снежных» озяб «королев»,
сник от стерв, прагматизмом прошитых,
заплутался средь дамочек треф –
не козырных, пустых, бытом битых!

Что с теперешних взять поэтесс,
с бесталанных актрисок-певичек?
Где, страстями рулящий в них бес
при комплекте фантазий-отмычек?
Полно! сыт я подобным вполне:
одноразовым, скучным, рутинным.
Раз удел мой – по граблям турне,
почему б не пройтись полем минным?!

Пусть накаркают, сглазят пускай,
опоят приворотным ли зельем –
мне себя подливая в «вискарь»,
праздным балом представ, не похмельем.
Нет, пополнить процент чёрных вдов,
я не против, собою рискуя,
ошалев без пленительных слов,
по делам вероломным тоскуя…

– Озорницы, колдуньи, ау!
в мир мой затхлый вползите, впорхните!
нагадайте тюрьму, да суму,
и от них же, зачем-то, спасите!
Страстно вникнув в мою лабуду,
гениальность признав, сдайте в «дурку»!
Лучше с вами, для Вас пропаду,
расшибусь, оседлав Сивку-бурку!

Налетай! настежь мой арсенал,
в нём не весь предан сырости порох!
жив запал, стоек потенциал!!
(здесь для рифмы сойдёт: «сучий потрох!»)
Раз себя сроду не было жаль,
было б странным друг дружку беречь-то!
…В общем, жду, припася впрок «Tefal»*,
ибо рай – точно светит едва ль,
но.., есть Тут филиальное Нечто!
_____________________________________
* антипригарная сковорода

2022
«САМИЗДАТ ДУШИ»
Боюсь шокировать и разочаровать,
но если просишь ты, то я табу нарушу,
свою не видевшую света книжку-Душу
на сон грядущий положив тебе в кровать.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Надеюсь, всё-таки сумеешь одолеть,
порой хмельной, хромой, неряшливый мой почерк.
Не злись, когда не сможешь «сути» разглядеть
средь исправлений частых, пропусков, трёх точек…

Не обольщайся отыскать сакральных тайн,
бродя вдоль стёртых плит страничного погоста.
Интриги умерли: те – тяжко, эти – просто,
и ни одна из них не обрела свой рай.

Уверен, близкой не покажется тебе,
моих разрозненных сюжетов составная,   
где неприглядное – приписано Судьбе,
а для весёлого – сам потерял слова я.

Не удивляйся безрассудству героинь,
моей жестокости иль глупости наивной,
заумной лексике и «фене» примитивной,
что «бля» комфортно уживается с «аминь».

Абзац успехов, главы длинные утрат,
стихи корявые, дурные небылицы –
мой, в единичном экземпляре самиздат:
небрежно-бережно подшитые страницы.

Листай потрёпанную рукопись Души,
насколько хватит сил, терпенья, интереса.
А если там, случайно вдруг осталось место –
досочини про нас. Додумай. Допиши…

«ХРУПКОСТЬ»
…хрупкость демонстрируя свою,
хмыкнувши, удумаешь ломаться –
не сильней, чем может показаться.
Ничего. Подлажу, починю.
Будто выполняем прежний план
по добыче новых впечатлений,
хоть ты не заоблачный Монблан,
я – не спец по части покорений.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Отмотав бессвязный разговор,
прежде нами начатый с другими, 
снова, с предпосылками благими –
«паузу» заменим на «повтор».
Повторим? А то! Знаком ландшафт
и ведут все тропки к сердцу-Риму.
Выпьем же себя на брудершафт,
носом поведя – сомнений мимо!

Пусть не так талантливо уже,
угощу заученною ролью,
экономно сдабривая солью
фраз меню и мимики клише.
Обронив про «стол», да про «свечу»,
приоткроешь душу – чуть проветрить
и, махнув «желаю» на «хочу»,
подтолкнёшь к «быть может». Не секрет ведь,
что у наших тайн закончен срок,
больше недействительна подписка.
Время? время пасть предельно низко,
глядючи посменно в потолок.

Тщательно вникая в красоту,
предвкушая неги дивиденды,
всю твою проверю наготу,
словно мент – чужие документы…

 
«Тсс…»
Неужели всерьёз воплощается
сокровенное То, снова важное?,
в голове, наконец, умещается:
возвращается нечто миражное,
и нашлись – обронённые некогда
в быстротечную Лету ключи
к давним тайнам волшебного метода??
 – Только, тсс… Помолчи… 
Я откупорю, дай-ка, по случаю,
«Тишину» с многозвёздочной выдержкой,
и украшу надежду живучую
лентой праздничной, вовсе не финишной.
Извини за сравнение пошлое:
ты напомнила здесь и сейчас,
так беззвучно сбежавшее Прошлое, –
в немоте… без прикрас…
Разреши, я тебя допридумаю,
дорисую до пущей похожести
на пропавшую где-то весну мою.
Вдруг, не все обветшали способности?
Ах, немыслимо, копия точная!
Да расслабься! обид не копи.
Всё успеем, моя ты порочная.
Подожди… потерпи…

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Просто, знаешь, пытаясь копировать,
снова сглазить боюсь наваждение.
Раз уж начал я импровизировать,
не спугнуть бы твое отражение
в недосмотренной той безоглядности,
в Той одной, ныне – пленнице снов.
В честь теории невероятности,
подыграй.., но без слов…

Надо ж, взял и дождался отдушины.
Это раньше б, объекту волнения,
я внимал и подчёркнуто слушал бы,
слыша лишь рокот бриза-томления.
А теперь, ляпнешь лишнего Прошлому –
разлетится всех грёз сладкий рой…
Потому и прошу по-хорошему:
лучше, тссс… Рот прикрой!

 
«18 ПЛЮС»
Иль из жалости к нюху остывшему,
иль за прежнюю верную злость, 
жизнь мне, как кобелю заслужившему,
ново-свежую бросила «кость».
Будь с хвостом, завилял бы от радости,
аж слюну б обронил, я клянусь!
ведь моей презентованной сладости –
восемнадцать, и махонький плюс!

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Взмыв поверх всяких принципов-плинтусов,
вновь любой перепрыгну забор!
Но, сей плюс оттенён парой минусов,
и побочный сулит перебор.
Дело модное – тело лощённое.
Есть пикантных эмоций заряд!
только, нечто слегка извращённое –
«ништяки» эти втуне таят.

Ночью, с нею, судьбой одинаковой
накрываться – мне всячески льстит,
а вот днём, сам себе графом Дракулой
покажусь, и душа загрустит.
Даже начал утерею рвения
на нервической почве страдать.
Что-то привкусом удочерения
наш союз часто стал отдавать.

Чуть вздохнув, тешусь грёзою слабенькой:
было б мило, уместно вполне,
коль меня величала бы «папенькой»,
скромно щёчкой прижавшись ко мне.
…В сердце, словно навязчивый камушек,
аналогий гремит перестук:
может, лучше б долюбливал бабушек –
равногодных породистых «сук»?

2022

«НАРИЦАТЕЛЬНОЕ»
…вот еду я во чреве, значит, «мерина»,
по оголтелой улице им. Ленина,
в раздумьях о превратностях судьбы
и о перипетиях исторических:
эпических, потешных ли, трагических,
под отзвук эха классовой борьбы.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Извечно, в дорогом моём Отечестве
всё сложно, часто не по-человечески,
изменчивы пристрастья, вкусы, и –
то дефицит ума, то шиш наличности,
всегда важнее культы тут, чем личности,
а потный перепуг – сродни любви.

В году, допустим, девятьсот семнадцатом,
не совладай совдепы с царским аспидом,
заклинь в «Авроре» вовремя заряд,
имели бы иные реконструкции:
«валъ Керенский», «бульваръ Контрреволюцiи»,
стояли б «Временбургъ», «Корниловградъ»…

Виссарионыч в памяти останется,
тем, что умел по делу лишь пиариться,
хоть не по делу многих в землю врыл.
Но воровства-то не было тотального,
повального расцвета криминального,
простора для припухших с жиру рыл!

и то, из мавзолейного пристанища
попёрли – всем отца, почти товарища.
Тоскуя по былинным тем усам,
над Ильичом Вторым потом хихикали;
затем, себе по глупости накликали
таких.., ну, в общем, стыд, позор и срам.

Однако, меркнут с ними все сравнения
у нынешних подельников безвременья.
Не ждать им от Истории фавор:
не будет продолженья в «вечном» празднике,
ни теплохода в честь, ни бюста в садике.
Те «ф.и.о.» стерпит – разве что забор…

А нас опять манит к себе посконная
архаика, вполне традиционная,
ввергая в ностальгию лишний раз.
Раз в настоящем хрен чего хорошего,
накладно жить, и помирать недёшево,
персонами из сказочного прошлого
нельзя не умилиться про запас!

 
«ИДЕАЛИСТИЧНОЕ»
Неисправленный идеалист,
грея душу под броской одеждою,
новый день, словно девственный лист,
открываю скрипучей надеждою:
вдруг, последует перечень благ,
таки данных, а не обещаемых,
до вершин же, – ТВ освещаемых, –
остаётся и вправду лишь шаг?

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Но, увы, инфо-поле окрест
изобилует снова поганками,
а с нагрето-насиженных мест,
вновь шпигуют сплошными подлянками.
С этим ясно. Привычно вполне…
Не дерзнуть ли, в духовной прогрессии,
поискать нечто мудрого мне –
в так сказать, современной поэзии?

Предвкушая, тайком забреду
в подраздел «философская лирика»:
для мозгов, может, пищу найду,
и оттает примёрзшая мимика?
Тщетно. Ждал не идейный простор,
не маневр средь Глубин, не концепции;
сально булькал трюизмов набор,
без щепотки живительной специи…

Мать твою! о «любви»-то, поди,
точно, что-то обрящу эффектное,
древне-вечное пусть, но конкретное,
дабы сердце запнулось в груди!
Да куда там… Обыденный бред,
нерастраченная озабоченность,
детский лепет, под перечень «бед».
Обездаренность и обесточенность…

Я совсем обмануться не прочь,
мне ж не лень лишний раз понадеяться,
иль безверье своё превозмочь!
Только как-то слабее всё верится…
– Жизнь, скажи, ну вот что ты за гадина!
Почему мне во всём недодадено?

 
«ОДНО НЕДОЛГОЕ»
Был на тебе я, и тобой помешан,
как ложечкой – двойной эспрессо-кофе,
приправленный не сахаром, но трэшем:
инструкцией к игрушечной голгофе.
Нам, заказавшим игрища без правил,
«фейр-плей» – лишь портил целостность созвучий.
Плевать, кто нас судил и нами правил –
порыв, привычка, рок, незрячий случай?

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

«Любимы»? смыслы мало применимы
к той, наспех заселённой в сердце келье.
Однако, друг без друга не могли мы,
сползая резко в ломку и похмелье.
Мной воплощался мой каприз циклично,
в нормированных творческих запоях.
Хоть злоупотреблял единолично,
трясло-тошнило утром – нас обоих.

Предчувствовал тебя, насквозь предвидел,
подобно вездесущему рентгену.
Я сострадал, коль хмырь какой обидел,
не возводил твой лёгкий флирт в Измену.
То, в унисон звучали мы цунами,
то, островами став архипелага,
чужими притворялись «Близнецами»,
под общей крышей знака Зодиака.

Единой, – подпоясанные оба, –
ментальной и иной взаимосвязью,
не распинаясь про «любовь до гроба»,
тянулись к неземному безобразью!
Не объяснить природную причуду,
и тот, физиологии подарок:
тебя хотел везде, желал повсюду, 
забыв про ведьм, не зарясь на дикарок.

Принадлежа себе, собой являли:

две «за отвагу» памятных медали,    
аванс в уплату будущего долга.
И всё-то наперёд с тобою знали,
а главное, что Это – ненадолго…

 
«ДЕТЕКТОР ЛЖИ»
Мои стишки, – почти детектор лжи,
от А до Я, включая точки «G»,
проверка самого себя на вшивость:
слукавлю, или малость погожу,
скажу лишка, случайно ль возбужу
свою же, чутко дремлющую лживость?

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Не справедливец я, не правдоруб,
на жест прощенья скуп, и дубом дуб
во всём, что априори перспективно,
и, вроде, был бы горд и даже рад –
дров наломав, настроить баррикад
из строф, но, чу!… Мне, типа, лишь противно:
в очередной доступный впав экстаз,
вязать плетень из дохлых липких фраз,
то тешась бутафорскою «любовью»,
то, из окна копируя ландшафт,
спускать слезу на дождик-листопад,
побрезговав изяществом и новью.

Зачем, себе вразрез и вопреки,
гонять по кругу те порожняки,
гремя словами, их сцепив паршиво?
Ведь можно ж выдать, на худой конец,
про ту же слякоть, тремор двух сердец –
душевно, сочно, смачно, просто Живо!!

Дымы Фантазий с отблеском огня,
и злой миазм «лиричного» вранья –
увы, ребята, не одно и то же.
Хоть на челе набей тату «поэт»,
но, коли в виршах искренности нет, –
«творил» напрасно, да и «жил» негоже…
Начхать, кто восхитился, кто отторг,
(корыстная брехня – людской восторг!),
прочтут, и позабыть спешат скорее.
Единственная ценность всяких строк:
сам верил им? иль личный некролог 
итожил – всё смешнее и хромее?

…Пишу, цензуре нервы берегу.
Над свежей ахинеей важно млею.
Про то – молчок, об этом – ни гу-гу…
И гениально, с-сука, не могу!
и в рифму врать – с лет оных не умею…

 
«ПРИЕЗЖАЙ!»
«То звоню я тебе, то пишу,
иль во снах заказных мельком вижу.
К моему шалашу-шабашу
приезжай! В этот раз не обижу..,
разве только – опять насмешу.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Плюнь на быт, как умела подчас,
в чём слыла мастерицею спорта,
для себя ли, своим напоказ
сляпав алиби нужного сорта.
Кто, когда тебе были указ?

Тут на днях огляделся вокруг,
пролистал телефонную книжку:
от былых-то дружков, да подруг –
ни чуть-чуть не осталось, ни лишку.
Ни-ко-го. Вот и замкнут наш круг…

Отстранись от попрёков и зла,
вникни, милая, в странную штуку:
мы с тобой – два в одном, ну, дела!
Хоть, мою и одернула руку,
но сердечко ж на память взяла?

Тривиальную чушь не несу,
придержу, если хочешь, до встречи.
А уж встречу, и преподнесу,
как ты любишь – под тортик, под свечи!
Приезжай… Вдруг, согрею, спасу?

Представляешь? инсайд слили мне,
говорят: мол, живём-то едино!
мол, не ново ни что при луне!
повторить Всё – возможно вполне!
В общем, жду…
И целуй тёзку сына…»

 
«ПРОГРАММНОЕ ОБЕСПЕЧЕНИЕ»
Я интригу тебе подарю,
в мастерстве обозначивши стильность.
До «люблю» дотерплю, докурю,
и.., начинку твою обновлю,
активировав тут же мобильность!

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

В душу, точно в намоленный храм, –
заручившись поддержкой-согласьем, –
я войду самочинно, и там
умещу пару левых программ,
где одна именуется «счастьем».

Да, подделка, туфта, суррогат.
Но, презрев данный крохотный минус,
ты – не против, я – сдержанно рад,
что апгрейд не сулит крупных трат,
что при мне в портмоне «антивирус»…

О! к подобным системам привык,
словно к мудростям – древний Конфуций.
Всё понятно: «Wi-Fi», «ввод», «язык»,
переход в виде «ссылки», тупик.
Ясен быстрый набор опций-функций.

Цифровой взбаламутивши шторм,
вдруг реально зачем-то замечу:
содержанье твоих, дескать, форм,
аномалий любых, сбоев, норм –
непременно, поверь, обеспечу!

Эх, искусственный мой интеллект
выдать рад, всё о чём не просили.
Чуть зависнув, мне твой интернет
подмигнёт благодарно в ответ:
виртуальный пускай, но рассвет!
…Эра новая в той же России…

«ЛЮБ… и ЛИФ»
Не стряхнуть ли ханжескую пыль
с органов, недавно детородных,
вдруг, ещё достаточно пригодных –
пробно высекать из сказок быль?
Может-таки хватит вновь и вновь
лезя на парнасовские выси,
думая тайком про сиси-писи,
пробавляться рифмою «любовь»?

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Хоть мои стези не столь легки,
травматичны дактили и ямбы,
пусть меня бросали часто бабы
или с лоджий их же мужики,
а в романах скорых, завсегда
драмы доходили до смешного, –
своего масштабного Большого
должно ли стыдиться? Никогда!

Строго говоря, что есть Душа?
В том числе – и стриптизёрша-профи,
внутренне, анфас и в полупрофиль –
вечно молода и хороша!
Если с телом грешным заодно,
то не прочь изысканно раздеться,
в холод обогреть, самой согреться,
точно в тёплом авторском кино.

Надо ли чураться наготы
смыслов – откровенностью прекрасных,
нервов оголённых, взглядов ясных,
рубища гонимой правоты?!
Уж пора бы нрав-то упростить,
волю дав инстинктам, нюху, чувствам;
заплутав меж койкой и Искусством,
их, не разделяя, совместить.

В пошлости? конечно упрекнут.
Не в чести сейчас фасоны «настежь»:
дескать, портишь вид, пейзажи застишь!
Пряник отберут, сдадут под кнут.
Но ведь ты-то в курсе – кто почём.
Истинной пошлятины симптомы:
громко симулировать истомы,
бить поклоны перед палачом,
врать, до воспаленья требухи,
по указке блеять иль мяукать,
и свою, и ближних жизнь профукать,
наплодить бездарные стихи.

Ну и ладно… Что мне до толпы –
свычного природного явленья?
Я направлю две моих стопы
в радостный рассадник вдохновенья!
а потом, в объятьях шалых рифм,
бережно рванув с Души рубашку,
выклянчив у Господа отмашку,
слово «люб…» перелицую в «лиф»…

 
«ПОЧТИ ЭЛЕГИЯ»
К тебе прицелясь, как да Винчи
к Джоконде, гладя чистый холст, –
я, в боевом застывши клинче,
взметнул словес игристых тост!
Нашло чего? с чьего-то ль тела
на тайном сайте забурел?
но сердце жаждало расстрела
под кучный залп амурных стрел!

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Ой, понесло ж меня куда-то,
аж вверх подкинуло и ввысь!
Чтобы вот так витиевато,
без мата, в общем-то (кажись),
я расплескал томленье духа, –
и не упомню… Может быть,
смогла зараза-бормотуха
ввести меня в такую прыть?

Ведь больше корчить-то престало, –
в угоду новым временам, –
брутала, хама, маргинала,
а тут срывается: «Мадам…»,
«позвольте», или «эфемерно»,
«пердюмонокль», «перфоманс», и…
Ещё бы смыслы знать примерно,
замысловатой той нудни.

Простившись мысленно с заначкой,
и вслух, и в голос возжелал:
любви цветочной и коньячной!
Да что там! толком сам не знал,
на шаг какой в сей миг я волен!
И воспаряло естество
превыше будней-колоколен,
суля нам Неги торжество!

…А вот и «стоп!», и торможу я
перед твоей «двойной сплошной».
Как Цеткин глядя на буржуя,
зевнув на паузе большой,
угасишь мой порыв, попутно
штрихуя в сердце живопИсь:
«Слышь, ты чего опять курнул-то?
Иди-ка, милый, ляг, проспись…»

 
«НАКОНЕЦ-ТО…»
Наконец-то я бросил тревожиться:
кто чего обо мне как помыслили,
не крива ли в пуху моя рожица?
позабыли, пригнули, возвысили?
так ли «въедет» общественность местная
в типа аль-тер-на-тив-ную логику?
снова грянет хула, чушь ли лестная? – 
вдруг воистину сделалось по Фигу!!

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Это сколько ж я творчески маялся,
и почти не за ради прославиться!
Целиком – никому не понравился.
Ну, и..? Ну, не свербит, не икается,
ничегошеньки нервно не чешется,
лишь плюётся с изящной оттяжкою!
Даже, резко раздумалось вешаться,
на Судьбу обзываться «дурашкою». 

Найден выход Гордыне (с вещичками).
В добрый путь баб немало спроважено.
Обложившись худыми привычками,
я под нос замурлычу в адажио.
Преференции, бонусы, статусы –
накалились и лопнули лампочкой.
Прочь понты, низкопробные пафосы!
Да пошли бы вы, смокинги с бабочкой!

Средь бесцветного, мутного, сального, –
в сердце темень размазав кромешную, – 
разве встретишь частично «нормального»,
а тем паче – местами «безгрешную»?
Прецедента и не было в принципе.
Не оправданы грёзы надёжами.
Вместо пати со светлыми лицами,
ждал тусняк с непроглядными рожами…

Сокращу-ка метание бисера.
Ограничу распашку душевную.
Нынче, легче отхватишь «брависсимо!»,
демонстрируя дрянь ширпотребную.
Мной, уже под конец представления,
пусть и вспомнились нужные реплики,
но.., поглубже вдохнув вдохновения,
о, как я замолчу! наконец-таки…

2022

«ПОЧТИ ЭЛЕГИЯ»
К тебе прицелясь, как да Винчи
к Джоконде, гладя чистый холст, –
я, в боевом застывши клинче,
взметнул словес игристых тост!
Нашло чего? с чьего-то ль тела
на тайном сайте забурел?
но сердце жаждало расстрела,
под кучный залп амурных стрел!

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Ой, понесло ж меня куда-то,
аж вверх подкинуло и ввысь!
Чтобы вот так витиевато,
без мата, в общем-то (кажись),
я расплескал томленье духа, –
и не упомню… Может быть,
смогла зараза-бормотуха
ввести меня в такую прыть?

Ведь больше корчить-то пристало, –
в угоду новым временам, –
мне коренного маргинала,
а тут срывается: «Мадам…»,
«позвольте», или «эфемерно»,
«пердюмонокль», «перфоманс», и…
Ещё бы смыслы знать примерно,
замысловатой той нудни.

Простившись мысленно с заначкой,
и вслух, и в голос возжелал:
любви цветочной и коньячной!
Да что там! толком сам не знал
на шаг какой в сей миг я волен!
И воспаряло естество
превыше будней-колоколен,
суля нам Неги торжество!

…А вот и «стоп!», и торможу я,
перед твоей «двойной сплошной».
Как Цеткин глядя на буржуя,
зевнув на паузе большой,
угасишь мой порыв, попутно
штрихуя в сердце живопИсь:
«Слышь, ты чего опять курнул-то?
Иди-ка, милый, ляг, проспись…»

2022

«ВКУСОВОЕ»
Да как же «о вкусах не спорят»?!
Все в курсе, и мудрый, и псих:
о них говорят, им же – вторят,
упадка прирост из-за них!
Удумать распять Иисуса,
иль гробить по-тихому Мир –
есть блажь персонального вкуса
посменных мудил, и задир.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Пусть пёстры у всех поколений 
обычаи, культ, аппетит,
геном вкусовых ощущений –
и сам, чуть не главный инстинкт!
Оргазм свой смакует всяк разно,
с коррекцией собственных призм:
одним подавай садо-мазо,
иным – возвращай «коммунизм».

Испорчены вкусы? однако,
как раз и сокрыт тут подвох!
Свет «истин» трактуют двояко,
что гений, что лузерный лох.
Те – радостно внемлют боксёру,
а этим – любезней балет.
Лих дискурс: кто врёт до усёру –
ТВ, аль дурной Интернет?

Тот – в Баха с размаху вдупляет,
сей – вслух исповедует рэп,
но, каждый себя вдохновляет,
питает зело, точно ЛЭП:
мурой ли, «инфой» эксклюзивной,
донос практикуя иль стих,
и страждет судьбы позитивной,
не гадостней, чем у других.

Чудны, право, склонности наши
в реальностях и в забытьи.
Лишь шаг от дворца до параши,
момент – от икры до кутьи.
То к звёздам влечёт, то к Потопу,
чтоб после, стыдом не скорбя,
опять лобызать чью-то попу,
в гурманы зачислив себя.

Милы нам попыток интриги,
мы ими сыты и сильны!
не зря ж «кулинарные книги»
статьями «рецептов» полны?
Взираю на ересь «искусства»,
на гибель империй и душ…
Коль всюду отсутствие Вкуса,
я тоже в нём буду не дюж.

Плевать на ожог послевкусья,
похмелья грядущий укус!
Нет, вкусы менять не берусь я.
Вдруг, это – невкусно на вкус?

2022

«ХРЕН В ОГОРОДЕ»
Спаси тебя от всяческой беды,
избави от скорбей твою обитель –
с крылами сострадательный Хранитель,
земной же покровитель – от нужды!
Затёрлись даты тех ночей и дней.
Химерных грёз оплавились огарки.
Издалека становится видней,
сколь были не ахти мои ремарки
в романе нашем…
 
Глянь-ка, занесло
в плаксивую лирическую пошлость!
стенать удумал: про «судьбы оплошность»,
да «лодку-жизнь, сломавшую весло».

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

О, дичь и муть!! Всё проще донельзя!
Из пары зол, ты выбрала поменьше,
и вовремя. Напрасно не грозя,
ушла, подобно леди, музе, гейше. 

Неумолим «естественный отбор»,
расчёт не отменили, кастинг в силе.
Пусть новый твой  – невежа, сноб и вор,
но, дело ж не в таланте, вкусе, стиле?
Пребудь обильно светел твой удел!
Хоть сам тогда способствовал разрыву,
я к омуту тебя, или к обрыву 
не подтолкнул. Вернее, не успел.

Избитая банальность «раз живём»,
особенно сегодня актуальна.
Моя же связь с отеческим Рублём –
была и есть хронически фатальна.
Любовь, она, конечно, благодать,
подобна доброй фее-ворожее,
а Я что мог тебе, родная, дать?
ну, если только – ласково по шее…

Перебирая дар, харизму, ум,
сродни проросшей в погребе картошке,
подкину «брысь!» – в душе скребущей кошке,
представивши зачем-то наобум
всю ту незабываемость твою:
подход охотно-творческий к интиму,
вниманье к шаболам, бирюлькам, гриму,
и даже полусонное: «люблю…» 

Остаточное Нежное моё –
тебе лишь адресую бескорыстно.
Ох, здорово, что мы расстались быстро,
и ты сумела, ты взяла своё!
А я? Особо нечем мне блеснуть,
похвастаться природе при народе.
Туда-сюда не вхож, не вписан в суть,
ни бэ, ни мэ, ни член чего-нибудь.
Увядший хрен в осеннем огороде…

2022

 
«ЭВАКУАЦИЯ»
…замаячила крайняя станция.
Наши губы сейчас попрощаются.
Продолжается эвакуация
друг от друга. Слова – не считаются,
и слезам почему-то не верится,
и в пути потерялись значения.
Подгоняет нас: «Бросить надеяться!» –
промежуточный пункт назначения.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Не врагами, но не сателлитами
разойдёмся стезями разлучными.
Мысли врут торопливыми титрами,
как и сердце, – часами наручными.
Ох, фронты, да плацдармы любовные!
В данный раз, наконец, угадаем мы:
шансы малые, слишком условные –
мне вернуться сбежавшим иль раненным.

Не иначе, судьба суматошная –
всуе повод бесспорный подсунула?
Ты, «моя» без минуточки прошлая,
знаю, тоже об этом подумала.
И, с твоими случайными бывшими –
мне в одном отступать направлении…
Нам осталось остаться «любившими»
в том, когда-то желанном безвременьи.

Бедной беженкой жалость не мечется.
Лишь в азарт свой уверуем снова мы.
Разны, видимо, наши «отечества»,
за которые вновь сложим головы.
А пока что – транзитная станция;
греет солнце, пускай и осеннее.
…Завершается эвакуация
от самих же себя. Во спасение…

«СЛЕД»
Увы, ты в нужно-важном – неудачник:
завистник, сноб, потомственный подлец,
тиран домашний, лености образчик,
плюс женоненавистник, наконец,
не склонный к доброте, на правду нервный.
Живи же в пору нравственных потуг,
тебя бы, – сто пудов! – поэт наш Первый
на мушку взял, простив Дантеса вдруг,
 
но, в Нынче мы… И ты, присев за клаву,
воинственно уткнувшись в монитор,

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

стяжать не передумал-таки «славу»,
к рифмачеству – не весь извёл задор!
Под пива дух, при трениках сакральных,
чего ж не развести философэ
о мировых премудростях глобальных,
с чужой цитатой в слепленной строфе?

Влетишь в гнездо ль к пугливому собрату,
а лучше, к боязливой сосестре,
и, ну, катать словес гнилую вату,
мурлыча удовольствием в нутре.
Ух, это животворное мгновенье:
прирост в своих же собственных глазах!
Твоё, совсем не в кон, не в тему «мненье» –
попробуй-ка, спусти на тормозах.

Апломбами пыша, в момент научишь
и вразумишь: о чём и Как писать.
Что сам от муз имеешь голый кукиш,
что не дерзнул по жизни чем-то стать –
про то молчок… Зато, в натужном цвете,
«стена» саморекламою полна:
«я – там!», «я – тут!» Я есть, такой, на свете!!
Жаль, никому не сдался ни хрена…

Любуясь, улыбнёшься фотоснимку,
где ты, – от сих реалий вдалеке, –
совместно с бюстом Байрона в обнимку,
с автографом его же в уголке.
Пусть вирта мир – и то ещё болото,
спасибо, терпеливый Интернет!
Вот, кем ты был бы, дядя, без него-то?!
а с ним, авось оставишь терпкий след…

 
«ЧИТАТЕЛЬСКОЕ»
Ты себя мне вручила по случаю –
фолиантом роскошно-подарочным!
Показалась обложка не скучною,
а названье – почти не упадочным.
Всё же слыл я запойным читателем,
даже библиофилом-ценителем
и, вдобавок, местами мечтателем,
форм изящных любых – потребителем.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Восхитившись печатной продукцией,
изощрённостью полиграфической,
познавательной движимый функцией –
аж улыбкой расцвёл романтической.
Вот что значит былая начитанность,
при наличии такта наружного!
Чуть помедлив, смакуя воспитанность,
я избавил тебя от ненужного.

Развернул. Приоткрыл. Приосанился,
углубившись внимательно в чтение.
Не сказать, чтобы слог мне понравился,
иль взбодрило б сюжета течение.
Поползли, как клопы полусонные,
опечатки-ошибки дурацкие:
смысловые, пунктуационные.
Всплыли браки-грехи типографские.

Мелок шрифт, ряд страничек – с морщинками.
Суть же, якобы информативная –
сплошь забита рекламой, картинками,
так и те – лабуда примитивная.
…Брошу хобби своё к энной матери!
Чем таким себя чтивом травмировать,
сам, возьму и подамся в писатели:
буду «в стол», лучше, импровизировать!

2022

 
«СУДЬБЕ»
Сидим с Судьбой тихонько, мило,
в моей полночной тишине…
– Скажи, а ты меня любила
иль притерпелась лишь ко мне?
Судила, да! неоднократно,
ночнушку мантией прикрыв.
Так корень – «суд», ведь; всё понятно
про тот служебный твой порыв.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

А в целом, наших отношений

размыт, неверен силуэт.
То, в виде слабых утешений
звала ехидно: «мой Поэт!»,
то, вдруг вспыливши нравом полым,
в пошлейший впавши декаданс,
могла оставить тупо голым,
легко стащив последний шанс.

Врагов, друзей мне выбирала.
Бралась нормировать покой.
Путь каждый, всякий шаг сверяла,
маша платком, махнув рукой.
Я ж, неизбалованный златом
и сладким ором медных труб,
держал тебя за случай-фатум,
сейчас – за грёз тотемный труп…

Жаль, биографии совместной –
украдкой нам не подменить.
Побыв так мало нежной, лестной,
не дай в конце, хоть, захандрить!
Эх, патронесса, ох, весталка,
опять забыла код и шифр?
Един итог – былого свалка,
с чертой прямою между цифр.

Вполне, наверное, могла бы
чуть ярче быт разрисовать!
Да что возьмёшь с упёртой бабы?
вдвоём-то – как голосовать?
Мерси, конечно, за смешное
и вялый «бис!» за драматизм.
…Бывай! С бессмертною Душою
ждёт впереди турне большое!
(прости мой скромный оптимизм…)

2022

«ПРЕДАТЕЛЬСКОЕ»
Переметнувшись в стан врага,
(точнее, то была врагиня),
я, как пылинку с сапога
смахнул твоё родное имя.
На верность, помню, присягал,
желал, уставу внемля, здравья!
и губ, почти святое знамя –
благоговейно целовал.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Терпели вместе мы с тобой
нужду, контузии, да беды,
вели с Судьбой неравный бой,
разгром знавали и победы.
А после ста и боле грамм,
хоть «фронтовых», но лишних явно,
несла мой каждый килограмм
в тыл на себе, пусть и не плавно.

Журя за лязг бравурной лжи,
за мародёрство нервных клеток,
за дезертирства с точки «G» –
прощала (снова, «напоследок»).
Бывало, брался понимать,
во всяком случае, старался, –
когда решала не да-ва-ть
на примирение ни шанса.

И кто я? дымка без огня,
без детонатора взрыватель!
Каков защитник из меня?
я ж перебежчик и предатель!
Что толку злиться добела,
негодовать, юлить с оглядкой?!
…Однако, слышал, ты была
сама, порой, коллаборанткой.

Поверить в это не могу,
и потому надеждой тлею:
уж коль ныряла ты к врагу,
то, знать, с благой шпионской целью!
Кончая данное превью,
скажу: и тут  права природа!
в семье – всегда не без «урода»,
но, одного лишь на семью!!

2022

«ПОДСВЕТКА»
Вновь бреду я меж гвалта Арбата
в никуда и почти неоткуда.
Не спеша прикурю от заката,
распечатавши пачку «верблюда».
Фонари, как в ливреях лакеи
на каком-нибудь рауте светском –
книзу, чуть скособочили шеи,
так, на всякий, с умеренным блеском.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Может, просто от нечего делать,
иль сказавшись себе же поэтом,
обналичу помятую смелость
раритетным обратным билетом.
Растолкаю души летаргию:
вспоминай, да не ври, если выйдет!
Вмиг представлю – из местных «богиню»,
хоть пора поменять бы эпитет.

Скудно звякнет ничтожная сдача
с той ещё, многозначной «купюры»:
осень, вермут, холодная дача;
наши дикости в Парке культуры;
самый здравый мой бред у подъезда,
продолженье логичное в нём же,
где в окошке – беспечная бездна
светлячков-огоньков… Правый Боже!

ну, зачем, для чего, непонятно,
снова слепят, скакнув из былого –
световые сигнальные пятна:
то движенье, то контур, то слово.
…Букв неоновых ровная поступь.
Отключённая святость торшера.
Ночь. Вслед поезду – звёздочек россыпь.
«Нади» чуждые, новая «Вера»…

Вот, уже вдоль Тверского бульвара
зашагаю я, память тревожа.
Ведь любая на лавочке пара –
здесь, на нас позапрошлых, похожа.
Фар ли всполохи, пыл чьих-то глаз ли –
словно знак, точно памятка, метка:
«что, неважно всё кончилось? разве?!»
Всюду – чёртова эта подсветка!

Был бы рад, мотыльком простодушным
жадно впиться в лукавые блики,
но, опять окажусь безоружным
перед доводом веской улики:
тёмен жизни Её переулок,
а закаты мои – не ажурны…
И, швырну горьких мыслей окурок,
как всегда – мимо нынешней урны…

2022

«ЖАЛОСТЬ»
Завязал, под романс при свечах,
утончённо дурить дамам голову,
нудно путаясь в лишних вещах.
Мне сподручней – поддатому, голому,
сократив предварительность всю,
зашвырнувши подальше условности,
опустив «утю-тю», да «сю-сю» –
враз являть прикладные способности!

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Очерствел? впал в цинизм возрастной?
охамел под влиянием времени?
Но, бывал не всегда ж я «простой» –
грезя только о «донорстве» семени!
Ведь искал расписные слова,
мотивацию в тон убеждения,
в каждой – Женщину видел сперва,
а потом уж – объект для вложения.

Как при встрече с собачкой – кобель,
лез тактично-приветливо нюхаться.
Был морально готов на дуэль!
Нынче ж, лень, даже косвенно врюхаться.
Да и стать по-другому могло ль?
Изучив сущность Их «слабопольную»,
почесавши больную мозоль,
я, от чар тех – всучил себе вольную.

Просканировав тему насквозь,
очевидны причины и следствия.
Хорошо, хоть не скоплена злость,
просто списаны траты на бедствия.
Я и сам Ими познан сполна,
засветив свои стороны тайные.
Не стереть мне с чела письмена:
с ушлым прошлым – предельно зеркальные.

Про «люблю» всё понятно давно:
где всплывает, во сколько обходится
и когда возлегает на дно,
дабы там насовсем успокоиться.
Нет, конечно, мешать не дерзну
юным девам, стареющим тётям ли –
чушь нести про «на сердце весну»,
про иные фантомные фортели.

Тереблю драной памяти клок…
А ведь бабы, «влюбляясь», надеялись:
вдруг, и впрямь из меня выйдет толк?
и, прикинувши плюсики, клеились.
Я ж, – не похоть лелея свою,
не в угоду сверхчувственной жадности, –
всех любил, под мотив «I love you!»..,
но, обидеть боясь, но, из жалости…

2022

«УВАЖИТЕЛЬНОЕ»
Друзья! учитесь уважать
привычки, хобби, вкусы ближних:
инертных, буйных, с виду лишних.
И верхних особей, и нижних –
пытайтесь реже обижать!
Судить всех строго по себе –
неблагодарное занятье.
Любой, по личностной судьбе
влачит свой крестик иль проклятье:
на вые, в мыслях, на горбе.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

«А судьи кто?!», – как вопрошал
неугомонный Чацкий Саша.
Недаром Боженька смешал
нам языки, а сущность наша,
так вовсе – разных версий шквал.
Моральный дрищ, ума титан,
благочестив будь, иль озлоблен,
всяк – некой миссии исполнен,
ведь для чего-то ж Миру дан,
каким-то смыслом обусловлен??

У масс – хвороба нынче, жесть!
причём, запущенная фаза,
с настырной тягой к садо-мазо,
вплоть до сурового оргазма.
Нельзя таких не пожалеть!
То по рогам им, то промеж,
и в хвост, и в гриву угощают;
хоть плюй в глаза, хоть режь и ешь, –
знай, кайф от актов получают,
кряхтят, и… радостно крепчают.

Плюс ко всему, гнетёт напасть,
что Клептоманией зовётся,
будя безудержную страсть:
стащить-отжать-отнять-украсть.
Тут, сострадать лишь остаётся.
Ой, Столько, вроде бы, на кой –
жулью, дорвавшимся чинушам?
Стране – убыток-то какой!
самим – душевный непокой,
да глад и мор холопьим душам.

Недуг, однако… А с больных
чего возьмёшь в знак притязанья?
Ну, если  только – показанья,
потом. И Свыше наказанья
случатся не на выходных…
Раз есть приязнь блуждать толпой –
в какую степь бы не послали,
плодить тупиц, впадать в запой,
всегда в раздрае быть с собой, –
спугнёшь се практики едва ли.

И вот, почти уже «ценю»
чужие слабости, капризы,
нутра изнанки в стиле «ню»,
маразмы, платные сюрпризы,
впотьмах мышиную возню…
Зря, поздно кинулся беречь
людей, реально близких духом.
Едва слышна родная речь.
Мечты мертвы, земля им пухом.
Любил я, греясь, жизнь пожечь…

Ослаб, и не из чего мне –
палить в лажающих «тапёров».
Уж как умеют… С тех повторов,
комфортно, правда, не вполне,
да где ж найдёшь для них дублёров?
…Коль вновь начать соображать:
мне было б скучно, пресно, плохо –
без милых дурочек, без лохов,
царей-Горохов, скоморохов.
Комплект своих и их пороков –
теперь уж грех не уважать!

2022

«ГЕНИЮ»
Месяц, солнышко или осадки –
с чем-нибудь поабстрактней сравнишь,
оросишь слёзно – строфные грядки,
глядь, назрел и проклюнулся стиш,
в коем суть: сколь печально-фигово
без… и перечень – что-где-когда;
как же бросили, дескать, такого?,
Небеса, мол, смотрели куда?!

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Образ смывшейся некогда нимфы, –
разумеется, той ещё «Б», –
подведёшь-таки звонко под рифмы,
ну, а то, что они «не в себе»,
то – находка (хвала новоязу!),
плюс попутно себя ободришь:
смысла – пуд!, хоть заметно не сразу,
откопает – прошаренный, лишь.

«Вспомнишь» «чудное», типа, «мгновенье»,
поразившись нетленности чувств,
ощутив о Вселенную тренье.
А уж слог, до чего свеж и густ!
И, словесное диво-повидло
многослойно намажешь на лист.
Разве пишет Так – здешнее быдло?
Вряд ли б смог и былой футурист…

Пусть тебя раз в полгода читают,
ты, гордыни очаг затопчи!
Если, вдруг забредя, докучают,
наплевав на их коммент, смолчи.
Мелковаты, чтоб неадекватно
лезть с советом в твой тчивый клондайк!
и не смей им, засранцам, возвратно
адресовывать даже дизлайк!

Помни: якобы ляпы-ошибки,
это – авторский взгляд изнутри!
На ехидный сарказм и улыбки –
гаркни вслух: «На себя посмотри!!»
Злопыхателей липкая завязь,
критиканов ползучий лишай –
есть обычная к гениям зависть:
«сам бездарен, – таланту мешай!»

Средь житейских трясин и торосов,
беспросветно рутинного дна,
ты один, тут, остался философ,
и на лириков Лира скудна.
Что Велик ты, – Ты, главное, в курсе,
уж попробуй-ка разубеди!
…Не рехнулся на стихо-ресурсе,
значит, бонус от Вечности жди!

2022

«ПРИВЫЧНОЕ»
…тебе – одной быть вновь несносно.
Мне, тоже нынче неуютно.
Своё: «пока ещё не поздно» –
вручим друг дружке обоюдно!
Явивши прежнюю смекалку,
как на короткой переменке,
здесь и сейчас, экспромт-шпаргалку –
я на твоей черчу коленке.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Совет: «уж лучше голодать, чем…» –
нравоученье от Хайяма –
не вспомнишь, и в пылу горячем
забудешь, что была упряма.
Не в честь метафор, просто честно,
без лишних скобок и кавычек, –
мы отдадим себя совместно
теченью давешних привычек.

Твоих страстей хмельную роскошь,
непроизвольно безупречно
употреблю, вот-вот, наотмашь
и закушу пикантным нечто,
чтоб спровоцировать веселье,
сыграть ли крохотное «счастье».
Мне всё известно про Похмелье.
Оно, лишь завтра скажет: «здрасьте!»

Под виртуальный привкус флейты,
легко, и с первой же попытки,
прикуришь жадно, от моей, ты,
так быстро тлеющей улыбки.
И долгожданная стихия
вопьётся солью в простынь-парус!
Об этом, может быть, стихи я
сложу когда-нибудь на старость…

Сейчас же, (знаю), подсознанье
влекомо свежим впечатленьем!
Из-за портьеры, Мирозданье
беззлобно прыснет, со значеньем.
Впрок примеряем к сердцу лычки
за, как бы, новую победу.
Ах, эти вредные привычки!
одна из них – на днях уеду…

2022

«ЗЕРКАЛЬНОСТЬ»
Так и жил я, – не холуй,
не совсем стервец, надеюсь, –
поцелуй на поцелуй,
кровь за кровь, за зуб – всю челюсть.
Правда, было дело, раз:
свою щёку запасную,
всё ж подставил с пьяных глаз,
(встречу – в «палех» разрисую.)

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Ясен пень: «с волками жить…» –
безопасно и привольно,
хоть со стаей мне блажить –
не того. Уж лучше, сольно.
Сколько ж денег, сил, огня,
в дар почти и безвозмездно,
изничтожил, сбагрил я,
на всех тех, в кого полезло!

Бабам – сплошь желал добра.
Чем, в ответ платили девы, –
заготовки из ребра,
продолжательницы Евы?
Вечно: «фи!», да «селяви…»
Верить искренно в их племя
или басням о «любви» –
изводить напрасно время.

Но, поправши Знаки все,
знай, носился по столице,
точно белка в колесе,
как шумер на колеснице.
То надежды возлагал
к алтарям чужих иллюзий,
то по граблям пёр-шагал,
множа численность контузий.

Вот он, лоб-то, и болит,
(и не только к непогоде),
уж никак не от молитв,
не от думок о «народе».
Видно, спутав с кем, домой
и на близкие мне фланги –
прилетали в адрес мой –
часто чьи-то бумеранги.

Ладно б, шибко доверял
славным мифам древних Правил,
и смиренно повторял:
Бог, мол, видит! мол, не фраер!
ожидал бы – за чертой,
за страданья воздаянье,
поплевав на свой отстой,
на своё неСостоянье!

Н-да, зеркален я, увы,
словно оптика от солнца.
Перспективы таковы,
что быть прежним остаётся.
Ох, привычка с детских лет,
бестолковая строптивость!
я заточен – спасу нет! –
на, представьте, «справедливость».

Вновь прислушаюсь к себе.
Вроде, Всех (?) простил с годами:
по Стране и по судьбе
бивших грязными ногами;
прорву кляуз, жбан вранья,
зависть, злости рецидивы.
Широка душа моя,
ибо нет альтернативы…

На злопамятность не скор!
Было – сплыло. Извиняю!
Только, лишь, с тех давних пор,
щёку ту – не забываю…

«ЗАПАХ МЕЛОДИИ»

Обонять всем собою готов
твой букет – запах пряной мелодии:
без гармонии нотной, без слов,
так не схожей с другими, рапсодии.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Был бы счастлив, слегка подыграть,
отыскав сокровенные клавиши!
самым лучшим маэстро предстать,
наши души от фальши избавивши.

Что я в этом – профессионал,
пусть тебя не тревожит заранее;
все дуэты – не с теми «лабал»,
не на тех изводил дарование.

Да и разве же кто виноват?
просто, жизнь перед фактом поставила:
нам, весенний этюд-аромат,
той порой, на двоих – не разбавила.

Нежно, словно смакуя «Бордо»,
актуальности не потерявшее,
я вдохну твоё первое «до» –
до меня… долетев, не увядшее!

Упадёт на мотив белый стих,
точно снег – робкой зимнею сказкою…
Векселя ароматов своих –
обналичишь напевною ласкою…

2022

«ПОЭТИЧЕСКОЕ»

Я, в порыве возвышенно-храбром,
воспарив над столом, как орёл,
озарил свой анфас канделябром,
(в «Антикваре» на днях приобрёл).
При гусином пере из пластмассы,
герметично заткнув ноутбук,
вдохновенные корчу гримасы,
распахнувшись для творческих мук!

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Воссоздав антураж, атмосферу,
кличу в гости «Серебряный век»,
без конца припадая к фужеру,
поминая старинных коллег,
плюс, настроенный эпистолярно,
алчу с ними астральную связь:
вдруг, доходчиво и популярно,
мне нашепчут словесную вязь?!

Несмотря на район не элитный
и соседа козла-порося,
дверь для Музы держу приоткрытой,
впору тапочки ей припася.
Бегло ауру помыслов чищу,
лексикона фильтрую запас.
Мне бы в край, – километров за тыщу, –
где Пегас покоряет Парнас!

Ждя от сердца скрипичного всхлипа,
для сует – весь оглох, аж ослеп.
А тут, бац! под окошком, из джипа
долбанул по ушам дикий рэп.
Тьфу ты, чёрт! Срочно в уши – беруши,
только поздно. Не в лад, невпопад,
Ренессанса заместо, снаружи
лезет в душу растленный распад!

Ох… Раз взялся, давай уж, витийствуй,
излагай, повествуй и рифмуй!
с бесшабашной бравадой российской,
заплывай за обыденность-буй!
Поскребя серебристость щетины,
экономя свечей парафин,
всё ж, сыскав для катренов причины,
выдал стих я, причём не один!

Перечёл, восхитился, подумал:
«ай да сукин же сын! ах, поэт!».
Как в «Трёх сёстрах»: в Москву, мол, в Москву, мол! –
забубнил: «В интернет, в интернет!!»
Но… откуда-то из полумрака,
гулким эхом веков донеслось:
«Да-с, любезный, наплёл ты, однако.
Самому-то хоть стыдно, небось?»

Собеседника не лицезрея,
еле веря в полночную чудь,
я ответил, лицом багровея:
«Не без этого… стыдно, чуть-чуть…»
Обронив крайний вздох односложный,
мне великая молвила Тень:
«Бред, конечно, но не безнадёжный.
У иных – вовсе мёртвая хрень…»

2022

«АНКЕТНОЕ»

Давно когда-то, помнится, «да здравствовал!»,
анкеты то и дело заполнял:
«не привлекался, не был, не участвовал»,
вычёркивая – в чём «не состоял».
Теперь, на биографии детальности,
всем наплевать, присутствовал бы лишь
налёт безукоризненной лояльности,
и прочий вызревающий «киш-миш».

В сегодняшней корпоративной этике,
я, честно говоря, ни «бэ», ни «мэ»,
не в зуб ногой в новейшей «арифметике»,
не совладаю с «нужным» резюме.
И слава богу! жизнь-то изменяется,
стремительней, чем ожидаешь ты.
Чего напишешь, всё на век останется,
всплывёт, и, – репутации кранты!

Но, если б Ангел рядышком присутствовал,
вручивши мне анкетный чистый бланк,
сознался бы я: было, «не сочувствовал»,
любил – «не очень», веровал «не так».
Ой, сколько б этих «Не» вверх брюхом всплыло-то!
хотя, не меньше и злосчастных «Да».
Из всех «чистосердечных» было б вынуто
такого! Не отмолишь за года!

Подобных репетиций перед Вечностью,
не повредило б всем на свете сём.
Когда ответ держать не перед нечестью –
с крючка не спрыгнешь скользким карасём!
Увы, черновиков тут нет, как правило.
Не скроет суть анкетная вуаль.
Мы жизнь свою – хреново пишем набело,
и Рецензента радуем едва ль…

2022

«ФАМИЛЬНОЕ»

Что есть для нас обсценные ругательства?
На первый взгляд – плебейская пурга,
традиционно низменного качества,
пригодная для друга иль врага.
Вещь близкая, однако, субъективная,
пусть и с прицелом на любой объект,
но, если к месту, – крайне продуктивная,
порой, и вообще боекомплект!

От княжеств, вплоть до нашей Федерации,
державных ф.и.о. – целый легион.
У «перестройки», у «приватизации»,
«героев» именных – свой пантеон!
Фамилии те, слишком нарицательны
и не резон их к ночи поминать:
свежи ещё, и оттого ругательны.
Эх, Родина! твою-то в душу мать!

Идут на ум: то рыжие, то лысые,
склерозные, бухие в хлам и смех.
Забудешь разве, хитрые, да кислые
личины присных деятелей тех?
Кто только уж ни метил территорию,
суля толпе – толпу озолотить!
А после, перепишут вновь Историю,
портреты снявши, станут поносить.

Сколь скоро «роли личности» меняются!
в честь чью-то называют города,
но чаще, именами теми – лаются,
иначе, и не будет никогда.
Во глубине души, нам любы крайности:
вчера – все зад готовы лобызать,
а завтра – норовим, в иной тональности, –
ту жопу, отплевавшись, обзывать.

…Коль тут полны эпохи безобразием,
и нам их недосуг предотвращать,
осталось что? фольклор разнообразием
фамильно-именным обогащать!

2022

 
«ПОТЕРЯЙТЕ МЕНЯ!»

Уж пожалуйста, милость явите,
хоть одну окажите любезность:
утеряйте меня, оброните
в невесомость, в Ничто, в безызвестность!
Невзначай ли, нарочно ль, утратьте
интерес к моей малостной сути!
От связующих нитей избавьте,
ряд особых примет позабудьте!

Сколь угодно друг дружку «мочите»
иль посменно себя сами грабьте,
лишь моё реноме зачеркните,
спешно в «спящем режиме» оставьте!
Урезоньте к опеке потуги,
не впирайте так пристально взоры
в жизнь мою – ФНС, «Госуслуги»,
и все прочие, оптом, «надзоры»!

Где мне «быть иль не быть?» и «что делать?»,
с предписанием: «нужно», «не можно!»,
сам привык худо-бедственно ведать,
в свою пользу решать односложно.
Срок души, как и паспортный возраст –
не ровесники детского сада,
да и вы мне – не термос, не компас,
ни тотем, ни под оным лампада.

Записные «друзья», чуть не братья,
и «родни» бесконечные списки, –
не пора ли разъять нам объятья,
разбежавшись легко, по-английски?
а сошло бы и трудно, по-русски,
напоследок озвучив детали.
Сопли пьяные, сплетни, закуски,
посиделки-ночёвки – достали!

Перманентно «влюблённые» бабы
мною щедро питали надежды;
ладно б, если царевны! сплошь жабы
время лузгали, сбросив одежды.
Сроду, будучи кем-то стреножен,
утолял я, то блажь, то печали.
Всё-то, что-то, кому-нибудь должен!
только мне – ни на грош не «прощали».

Главари, бунтари, мудозвоны,
ввысь летящие, севшие в лужу –
без моей обойдутся персоны,
я – вне выше означенных – сдюжу!
Те, кто сами потеряны вовсе,
напрягитесь, прикиньте, признайте:
чтоб вам было спокойнее после –
лучше, нынче меня потеряйте!

2022

«ДРУГУ»

– Друг мой давний, единственный, кто
мог понять, если б слов не хватило,
не свезло нам с тобой в «спортлото»
и в «рулетку», – потом, – не сфартило.
Хоть хватило ума, не по лжи
бестолковые годы профукать,
дабы совесть сейчас не баюкать,
не пенять своему «ностальжи»…

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

У меня, всё давно – как всегда:
уйма планов, плюс минимум денег,
а воспетые мной города –
неприступный, уже, скользкий берег.
Про былые «сбылось – не сбылось»,
смысла нет поминать и не будет,
и с ромашкою: «любит – не любит?»,
знаешь сам, ни черта не срослось.

Слышал? мир напрочь съехал с ума!
прогнозируют: мол, безнадёжно.
В идиому ж: «тюрьма и сума» –
«или?» вбили, а с выбором сложно.
Наш Застой досточтимый – в отстой
трансформирован, но, на халяву.
В общем, в силу «смешных» ноу-хау,
стал, братишка, совсем я «простой»…

Ни концов не найдёшь, ни краёв
в череде бесталанных этюдов.
Рост подобный – ворья, холуёв,
ангажированных лизоблюдов –
не упомню, придись отмотать
чёрно-белую ветхую плёнку.
Жил с волками б, и выл втихомолку,
да волков – не слыхать, не видать…

Некорректно – «за что?!» – вопрошать,
коль смекалкою Бог не сподобил.
Чаще, спать продолжает мешать
голограмма: «на Что?» жизнь угробил.
А и вправду, во имя чего
иль кого – божий дар свой растратил?
Цель посеял, удачу отвадил,
спесь похерил – морщинить чело…

Разве ж думали в те времена,
сколь дурными окажутся эти?
Даже, чтоб отрубиться в буфете –
нет на свете такого вина! –
в телефонный бубню аппарат,
а в ответ – третий год – длинный зуммер…
– Извини, только кажется, брат,
ты действительно, вовремя умер…

2022

«ВОЗНИКНЕШЬ, БУДТО СНИМОК ЧЁТКИЙ»

Возникнешь, будто снимок чёткий.
Частят видения. К чему бы?
Переберу деталей чётки:
бровей излом, с хитринкой губы…
Продолжу наши диалоги,
им своевольно изменяя,
как мы тогда – своей Дороге –
под лязг последнего трамвая…

Примусь расчёсывать до злости,
на сердце ноющие раны:
у вас, конечно, нынче гости –
небесполезные болваны.
Кем и насколько увлечёшься,
поверь, я даже не гадаю,
как с ним сбежишь, когда вернёшься,
что своему соврёшь – всё знаю…

Так досконально и подробно
читать друг дружку, чтоб в минуту –
не промежуточно, не пробно –
всучить, вручить, отдать кому-то?!
Себя в покое не оставлю:
вот ты ему… вот он… До звука,
до вздоха, запаха – представлю
и вслух, наотмашь брошу: «С-с-ука…»

Промчатся звонкой речкой с горки –
недавно общие картинки:
обиды, выверты, разборки,
огонь, осадок, слёзки-льдинки.
Затем, в те ревностные были
подсыплю липового злата:
«ведь мы действительно любили!»,
«сама, дурёха, виновата…»

Декады горького запоя
и липкий термин «неудачник» –
вновь на тебя спишу легко я,
перетряхнувши память-ларчик.
Привычно статусы тасую:
от «дьяволицы» до «богини».
…А позже, нежно дорисую
тебя – случайными другими…

2022

«ЭПОХА»

Без драм, обиды иль подвоха,
минувши ленты новостной,
сошла на нет Моя «эпоха» –
словечко, с буквы прописной.
Ушла, в сердцах так и не хлопнув
ни дверью, ни кого-то из..,
язык прищёлкнув, чуть оглохнув,
не влезши вверх, не ухнув вниз.

Речь не про здешних «государей»
и их отбытые срока.
У лет моих – был свой виварий,
а для валянья дурака –
свои: спортзал и танцплощадка,
с решёткой камера, и без.
Сжигалось время валко-шадко,
как в родовом именье лес.

Исчезла, сволочь… Ладно б хитро,
во имя выгод, славы, благ!
но, жизнь моя – эпоха-микро:
недо-понты, полу-гулаг,
одни лишь «мини», позже – «нано»,
от коих тоже толку ноль.
То мелок сам, то вечно «рано»,
доходец мал, ничтожна роль…

Бросаю хмурые оглядки
на арендованный «надел»:
Следа заместо – отпечатки,
«дела» – взамен серьёзных Дел.
Другая музыка, иные
фасоны, правила игры.
– Ау! подруги боевые,
друзья, родные мне миры!!

И тишина… И совесть сдохла,
и стыд – давно уж не жилец.
Прощай, нерослая эпоха!
Привет, мужающий Конец!
А вообще, конечно, по…!
Чего ж метать напрасно зло?
Кому, когда, везло с Эпохой?
…и мне с моей – не повезло…

2022

«НЕМНОЖКО МЕНЯ»

Угли мыслей впотьмах вороша
кочергою предчувствий нечаянных,
усомнишься: вместит ли душа
ворох слов моих, будней отчаянных?
Мир твой внутренний – личный метраж, –
знаю, плотно забит хламом Прошлого,
где ни ценного нет, ни хорошего;
а тут – я, и мой веский «багаж»…

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Вышло время, когда на постой
принимались все странники-путники:
сложный чей-то, простой холостой,
бедный рыцарь, сбежавший преступник ли.
Вот и смотришь так долго в себя –
взглядом, цвета осеннего холода,
или, сердце-платок теребя,
для «а вдруг?» ищешь всё-таки повода?

Не суля интригующих тайн,
лишь слегка подсветивши обыденность,
Жизнь тебе реставрирует видимость,
мне – «судьбу» вновь рисует онлайн.
Ладно, пущен пока на порог.
Вдруг, дорожка чуть дальше расчистится,
и ты снова рискнёшь? может, Бог
подсобит: грошик-шансик отыщется?

В днях-хоромах моих – неуют,
чересчур в них «свободны» светёлочки;
койка – словно последний приют,
даже люстра – предтеча петёлочки…
Хоть и твой интерьер сиротлив,
и удобства неважного качества,
стал к комфорту я неприхотлив,
от изысков отвадился начисто.

Как иконам привычен елей –
не спугнёшь беса тёртого ладаном.
Что терять-то? Вдвоём веселей!
да и много ль особенно надо нам?!
Прочь сомнения! Больше огня!
«Зажигалка» сбоит, но имеется!
Пусть в тебе – притулится, пригреется,
в сантиметрах – немножко меня…

 
2022

«ВОЗЛЮБЛЕННОЕ»

Не сексуально озадаченный,
не аутсайдер, вроде, нравственный,
и не латентный сексопат,
я, – чувством искренним прихваченный,
на жест готовый щедро-царственный,
для дам – жалельщик и собрат!

Не зря ж завещано, зазубрено:
мол, «возлюби» (покрепче) «ближнего»!
Мной, в одобрение того,
немало девушек возлюблено –
с Востока Дальнего до Нижнего.
Себя ж – ни раза одного.

Да и на кой мне? Себялюбие –
удел лишённых внешней нежности,
влечения со стороны.
Приязнь – не средство, не орудие,
не токмо грёзы о промежности,
и не вопрос её цены!

Святош, «борцов» за целомудрие,
уж повидал! а их сентенции
расслышав, смог закон открыть:
«кто громко мозг моралью пудрили, –
втихую, сами извращенцами
не отказались бы побыть».

Ну, разве ж это озабоченность –
к любвеобильности наклонности?!
Предвзятость тоже сплошь верна:
на баб лишь, вся моя заточенность
устремлена без ложной скромности!
на мужиков же – ни хрена…

Стабильно будучи Мужчиною,
познал на массовом примере я:
нормальный с виду паренёк, –
вдруг предстаёт смурной скотиною,
шаблоном злобы, лицемерия,
умом не близок, не далёк.

Иное дело – сущность женская:
загадки, таинства, курьёзности,
мечты про принцев и балы!
Но, «простота» ли деревенская,
иль полусветские стервозности –
всегда простительно милы!

Менять привычки – крайне хлопотно.
Не густо мне для счастья надо ведь,
когда порыв свой утолю…
Смиренно, ласково, безропотно,
я соблюду, пойду-ка, заповедь –
кого-нибудь, а возлюблю!

2022

«НИТЯНОЕ»

Попросил бы меня извинить
за дурных аллегорий комплект,
но, всех нас меж собой вяжет Нить:
телефонная, Сеть-интернет.
Хоть и смысла не густо подчас –
от бесчисленных коммуникаций,
мы без оных не сдюжим и час,
вплоть до ломки, до галлюцинаций.

Ох, тесна эта взаимосвязь!
Бессознателен пусть коллектив,
эксклюзив иль серийная вязь –
мы – стандартный пошиб и пошив.
То, в руках – Ариадны клубок,
то пригоршня пустых ржавых шпулек,
то я сам – свившись, блин, в колобок –
на ходах от навязших «бабулек»!

Сроду, с ниткой любовной – бардак:
иль зашьюсь и запутаюсь весь,
иль в ушко не провзденусь никак,
множа скромность ли, выпятив спесь.
Вроде, Мир – общий шкаф платяной,
если ж в нём покопаться чуть глубже:
каждый – свой самоличный портной,
правда, классом-разрядом всё хуже.

Устаревши, не в тренде «модель»,
где гнилы и неровны стежки:
у понятий, мотивов, идей,
ширпотреб – и мечты, и стишки.
Коль со вкусом опять во врагах,
не иссякнут вовеки заплатки:
на асфальтовых трассах, в мозгах,
будут рваные – в моде – манатки!

Наше право – «молчанье хранить»,
ведь с иными правами – беда.
А итог – медицинская нить,
с блокировкою рта навсегда…

2022

«ОЖИДАЕМОЕ»

Людская беспокойная натура,
бодрит-таки себя во все века:
мол, «только Я – любимая фигура
на шахматной доске у Игрока!»
Ждёт каждый, неприметный самый даже,
вниманья и опеки от щедрот,
не сомневаясь в высшем патронаже,
(не только в пенсионе или МРОТ).

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Пусть я и обронил свою химеру,
и ничего взамен ей не поднял,
а чую, изыми ещё и веру,
наш Вид бы вообще на нет слинял!
Вот, испокон и верим сердцем мглистым,
кому ни лень и пополам с грехом:
то батюшкам-царям, то коммунистам –
всех шлющих в Даль, на лозунгах верхом.

Такого уж заправят, так причешут,
на лучших чувствах шулерски сыграв!
И, ясно, вроде, что по новой брешут,
но, внемлет вновь, доверчивый наш нрав!
Потом, всплакнув, конечно, – от «земного»,
«небесного» взалкаем, вне стыда
принявшись клянчить бонусы у Бога,
на свечки раскошелясь иногда.

Лелея тела разовую тару,
начнём Творцу душевно докучать:
«уж коль презентовал нам жизнь на шару,
будь добр, мечты-желанья воплощать!»
И ведь убеждены вполне серьёзно:
нет у Него иных забот и дел,
как осушать нам слёзы скрупулёзно,
и не пускать нас в новый беспредел!

Ох, до чего ж концепция убога.
Да уж такое, видно, естество…
Ступайте-ка вы все – … побойтесь Бога!
иль что у вас, там, нынче – «божество»?

2022

«ВМЕСТО»

Звучим давно не в унисон,
хотя, подчас, и в спешном рresto.
Сменил романс – плохой «шансон»,
а «вместе» – вытеснило «Вместо».
Чего? Кого?? Был выбор щедр,
суля обилье вариантов!
но, я в предвиденьях не мэтр,
и ты – в гаданьях – вне талантов.

Про «кого хочешь выбирай»,
лишь «каравай» всё ведал в детстве.
Стабилен наш «не ад, не рай» –
в отдельно взятом в долг соседстве.
Посоучаствовав с тобой
в чреде фривольных бутафорий,
чудим сегодня вразнобой,
в кулисах личных территорий.

Чем мог… Процентность не мала –
«бис!» от меня, и комплиментов.
Да жалко, что ль? И ты дала
мне тьму волнительных моментов,
ввергая с высей в тайны дна!
Однако, блёклая реальность
нам в ощущениях дана,
чтоб заземлять оригинальность…

Храним совместный Суррогат,
как аттестат. Два милых Квази…
Слыхал: бывал слегка рогат.
А кто из местных – не без грязи?
Согласно карме – поделом,
на лес нацеленному волку.
Души ж закрытый перелом –
сам, вроде, сросся втихомолку.

«Судьба-а-а…» – надёжнейший ответ,
отмазка на свою же глупость.
Неплохо там, где вновь нас нет,
где есть – гордыня, ревность, грубость.
Вот и ценю полупокой,
в мечтах скромней, в желаньях уже.
Я – здесь (почти), ты – под рукой.
Хотеть иного? бред какой!
вдруг, огребу чего похуже?

2022

«ЛУНА – ЗОЛОТИСТАЯ ЛУЖА…»

«Луна – золотистая лужа,
разбрызганы звёздочки-капли…» –
вслух выдам, штанину утюжа.
Жаль, фраза запомнится вряд ли.
Влекомый желанием веским,
шагну бодро в кухне к «Стинолу».
Час – выпить! а выпить-то не с кем:
ни грусти, ни водки под «колу»…

Средь версий моих одиночеств,
лиричные кончились. Возраст
спугнул, видно, «Ваших высочеств»,
отвадил шальных «Что угодно-с?»
Поверхностно гладятся брюки,
увы, не в канун адюльтеров.
Отдаться бы в добрые руки,
во власть сериалов, торшеров,
наваристых щей, милых всхрапов.
Чего, там, ещё быть могло бы –
из всех не стезей, не этапов,
с участием псевдозазнобы?

В тиши, содержательно ойкну:
прошло время «ахать», да «охать».
Для снов лишь – использовать койку –
отнюдь, не транжирить в ней похоть.
И бритвой скрести ежедневно,
по личной «шагреневой» коже –
не просьба районной царевны;
я – в зеркале, так, помоложе…

Опять попрошайкой пристанет
один из извечных вопросов:
не «быть иль не быть?», а «воспрянет
иль нет, ванька-встанька-философ?»
А впрочем, кому это важно
иль нужно для полного счастья?
Что значилось в рубрике «страшно»,
спишу в рядовую напасть я,
и к ней интерес потеряю.
…Из области паха, вполсилы –
занозы, сижу, ковыряю –
от стрел Купидона-мазилы…

2022

«КОММЕНТЫ»

Нудно умничать любят порой,
«комментаторы» всякие пришлые:
то им рифма «не та», то – «герой»,
а то «смыслы совсем никудышные»,
иль «таких и не слышали слов»,
или – в их «не въезжают значение».
Знай, долдонят своё впечатление,
наломав колких фраз, точно дров.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

О! ещё, норовят насовать –
нечто из своего «гениального»!
Я ж, подобному бросил внимать
в детском садике, с возраста раннего.
Как могу, сторонюсь сей фигни,
чтоб глаза и мозги не загадились,
так всю эту бодягу, они
доставлять ко мне «на дом» повадились!

А ведь я же «пытаюсь добреть»,
это было не раз мной говорено.
Да куда там! такое терпеть –
не научишься сразу, ускоренно.
Но, терплю… Коли на хрен пошлёшь –
пошатнёшь христианские ценности.
Кроме зависти, злобы, обсценности,
много ль, с духом убогих возьмёшь?

Люди бедные… Слава судьбе,
не на той я опаре замешанный!
Ну, бываю чуток не в себе,
дюже пылкий, неуравновешенный,
только, сколь нервы мне не ерошь,
основанье имею надеяться:
не сподоблюсь на них стать похож,
а они – на меня, хоть усерятся!

– Словоблуды «мои», чёрт возьми,
прозой – да! принимаются комменты.
Лишь от виршей, – Пегас вас уйми! –
воздержитесь, и будете поняты.
Пусть в стихах не всегда я «Концепт»,
лезть ко мне с зарифмованной байкою,
всё равно что прийти на концерт
к рок-певцу – со своей балалайкою…

2022

«ГРЕШНОЕ»

…одежды наши пали ниц меж стульями.
Доверив требу таинства объятию,
тебя благословляю поцелуями… –
так показаться может наблюдателю.

Возможно: «есмь любовь»-то безусловная,
пролившись в чистом виде неразбавленном!
наличествует связь и близь духовная,
не только нега в сердце, страстью сдавленном!

Но… внешнее, конечно же, обманчиво.
А присмотреться если, – подозрительно,
что голос мой мурчит излишне вкрадчиво,
что остальное – слишком соблазнительно.

Неважно, кто кого во искушение
завёл, как в глушь – Сусанин пришлых ворогов.
В аду зачтётся это подношение,
и будет впрок работа для наркологов,

неврологов ли, вкупе с мозгоправами.
Уже зачаты скверные последствия…
Ну а сейчас, во всём побудем правыми,
влюблёнными, на грани благоденствия!

О, сколь же друг до дружки мы охочие,
голодные, до полной беспросветности!
Союзники, соавторы и зодчие
Греха, – какой, ещё неясно, – «смертности»…

2022

«ОКТЯБРЬСКОЕ»

О! Октябрь вдруг объявился,
год не видно было урки;
иль на днях освободился,
или выписался с «дурки»?

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

То тоску окрест наводит,
подпевая блудным кошкам,
то «по-маленькому ходит»
громко-звонко под окошком,
то пускает шумно ветры.
Уж совсем не адекватен…
Вжавшись в комнатные метры,
становлюсь и я невнятен,

неприятен, непонятен…
Сколь эпитетов скопилось!
ведь на сердце – клякс и пятен –
до сих пор не отскоблилось.
Лень с души сводить наколки,
корректируя былое.
Взвой сейчас на Трубной волки,
хоть забылся бы в том вое…

Эх, Октябрь, беды предвестник,
мятежей и смут подельник,
революциям ровесник,
демагогам всем брательник.
Вроде, «красное» не в моде,
не носибельно, винтажно.
А надолго ли? В народе –
ой, со вкусами неважно…

Вот, сижу и жду чего-то,
на хорошее не зарясь,
как-то слишком беззаботно –
уцелеть не зарекаясь.
Пусть уж лучше Паранойя,
постучав, зайдёт за солью,
но, с придурком-Октябрём, я –
вместе пить не соизволю.

Впрочем, Август гоже что ли,
или прочий проходимец?
Тот – родной отец Неволи,
этот – псих и кровопивец!
Оживив во тьме чинарик,
чаем внутренности грею.
Врёт настенный календарик,
вру себе, и… октябрею…

2022

«С ГОДАМИ…»

С годами видятся удачи
и беды-горести по-новому.
«Люблю» звучит совсем иначе,
а отношенье к телу голому –
скорее, ближе к ню-искусству,
или подспудно с моргом сравнено.
И рад бы низменному чувству,
но, шиш его! куда-то сбагрено…

Уныл Н/З моих вместилищ:
прокисли мысли, гонор выдохся.
Для лицедейств, забав ли, игрищ –
давался дар, да куцым выдался.
Пробелы, пропасти, пустоты –
не залатать теперь замазкою.
Сосудно сужены широты,
и долготе не статься сказкою…

Недавно душащие «жабы» –
в грудную клетку запакованы,
дразнясь беззлобно: «Во-о-т бы! ка-а-бы…»;
ручны, послушны, дрессированы.
Ещё, утерянные бабы, –
в ком Женщин не было угадано, –
в снах чинят проповеди, дабы…
Ан не боится бес мой ладана!,

хоть он, – служака на полставке, –
устал стеречь свой пост межрёберный.
Так я ж и сам – «злодей» в отставке:
не опереточный, сплошь оперный;
желаний ранних имитатор,
к апгрейду Свыше не представленный;
судьбы ничейной плагиатор;
рассказ, не в тему озаглавленный…

С годами, свыкшись с чем попало,
встречал Святых, якшался с падлами.
А Жизнь – не «Много» и не «мало»,
со всеми «кривдами» и «правдами».
Копаясь в ретро-ахинее,
одно на ум придёт, настырное:
«Тогда – любовь была пьянее!
просторней Мир! вкусней «пломбирное»!

2022

«ЛИРИЧНАЯ СУДЬБА»

До чего же по кайфу тебе, –
оголивши свои утончённости,
засветив декольте увлечённости, –
городить о лиричной судьбе!
После граммов, примерно, трёхсот,
вновь взболтнёшь муть-осадок в «Возвышенном» –
в лишь прихлёбнутом, кем-то ль надышанном.
Уж куда мне до этих высот?

Драйв поймав, говоришь, говоришь…
Я ж, вздохнув, типа слушаю, слушаю,
и, на закусь, нежёванно кушаю.
Сей десерт – в честь твою снова, лишь.
Суть нюансов знакома сполна.
Ты ж не больно-то и образумилась.
Как в себя, раз, по юности втюрилась,
до сих пор – без ума влюблена.

Вспомнив мельком про взбалмошный нрав,
ярко вспыхнешь, аж вся завебрируешь!
То Цветаеву вслух процитируешь,
а то Беллу, чуток переврав…
По привычке, взглянув свысока,
помолчав, позовёшь меня пальчиком.
Значит, время предстать милым мальчиком,
иль – беспутной скотиной.., слегка.

Павший замертво на пол халат.
Расставанье широкое с лифчиком.
Стонут «охи» избитым мотивчиком.
Неизменен киношный формат.
Вот, опять, я, сперва – пригублю,
после, жадно вопьюсь до нервозности –
в твои сучности все, все стервозности!
чтоб ответить на грани серьёзности:
«Ну а как же?! Конечно, люблю…»

2022

«СДЕЛЬНОЕ»

Там – кустарь, сям – совсем дилетант,
быт родной переполнен профанами:
без намёка на скромный талант,
чтоб сверкнуть, хоть какими-то данными.

Как итог, результат налицо,
а верней – на лице мамки-Родины.
Петербург, Золотое кольцо,
Юг, Сибирь – мной изъезжены, пройдены,
и, гляжу, стала меньше щедра
наша Вотчина на дарования.
Иль иссякли ресурсы Добра,
или сп…ли прежние Знания?

Бесприютен пейзаж неспроста,
обнажив нам прорехи ущербные.
Кем, насижены всюду места:
утеплённые, рыбные, хлебные?
То-то ж… Верх и предельное дно –
симбиоз неумех практикующих!
Ни левшей нет в помине давно,
ни лесковых, о них повествующих.

Рифмачи, лишь, нудя о «любви»,
мир склоняют вовсю к солидарности:
их пойми, интерес к ним яви!
не заметь блёкло-серой бездарности!
Словно малые дети… Скромней
надо быть, коли с лирой не спорится.
Сочинил? Так на стену прибей.
На фига ж в интернете позориться?

Уж таков местный наш неуют.
А ведь всё, что творят – точно ведают!
Безголосые – песни поют,
а безмозглые – чем-то заведуют.
Да и Новому взяться откель,
если семя опять мимо пролито?
Вроде, «деньги клепать» – нынче – цель,
но, по крупному – кто ж вам позволит-то?

Делать надо не то, что тебе
самому потрясающе нравится:
в тон раскатанной нижней губе,
в услажденье скучающей заднице!
Только То, в чём ты Мастер и Ас,
раз снабжён головою толковою!
…Несмотря на мечту подростковую,
не прошусь же слетать я на Марс…

2022

ДВА НАШИХ «Я»

…я подавал тебе пальто,
как мелочь лишнюю бездомным,
представ галантным, добрым, бодрым,
хотя и видел: Всё – не То,
совсем не Так! Внутри меня,
вновь перепрятавшись надёжно,
своей подпольной жизнью, сложно
жило моё второе (?) «я».

Я комплименты расточал,
в том ощутив необходимость.
В тебе выискивал взаимность,
как ищет в шторм – баркас причал.
А сам, душой своею, весь,
с моим сокрытым Настоящим –
иное мнящим, говорящим –
был не с тобою, был не здесь!

Вскользь помяну: мол, счастлив я;
есть у меня лишь ты на свете;
и, дескать, горд, что наши дети –
так рассудительны в тебя…
Чуть улыбнёшься мне в ответ,
как я ещё не видел раньше:
без филигранно-тонкой фальши,
под слоем грима «общих» лет.

О! «я» капризное моё,
ревниво хмыкнув, разглядело:
сквозь блеф манер, одежду, тело –
«я» потаённое твоё.
На миг, средь душной полутьмы,
глазами встретились две наши
Души, друг дружку вдруг узнавши, –
два наших «Я», не ставших «Мы…

2022

«СЕКС ВТРОЁМ«

Наши Молодости славно
провожали Время вместе:
для здоровья – пусть не очень,
но целебно для души!
по бульварам плыли плавно,
зависали в злачном месте.
Те бессовестные ночи
были слишком хороши…

Как придётся, где попало,
страсть врасплох нас заставала.
Пренебрегши гигиеной,
слыша лишь самих себя,
свой сценарий сочиняли,
тут же, тотчас – и играли,
Мир сочтя большою сценой,
этот город вслух любя!

После пауз и антрактов
в драмах вычурно-капризных,
нам, актёрам никудышным,
порознь выпадет с тобой –
уйма-тьма различных актов:
эпизодных и репризных.
Только, больше не услышим
«бис!» в сердцах, само собой…

Жизнь, в дурную впавши прозу,
отыграется бесспорно
за былое наше счастье,
часто ставя нас в тупик
иль в зависимую позу
в чьём-нибудь пошлейшем «порно».
Мера счастью – одночасье,
а порой, и вовсе миг…

Откровенный, Настоящий,
подвернувшийся нам Случай,
я, – подлец непоправимый, –
не сберёг, ты – не спасла.
Ох, Арбат, весной пьянящий,
полуночный сад Нескучный!
секс втроём неповторимый –
Ты плюс Я и плюс Москва…

2022

«Я ПЫТАЮСЬ ДОБРЕТЬ!»

Я пытаюсь добреть! силюсь эту привычку освоить,
точно чуждый язык, как когда-то – позыв к «не курить».
Самого над собой – мне взбрело возвести, донадстроить,
и себя для себя – урезонить и уговорить!
 
Нет, не стал я мудрей, хоть и делаюсь вряд ли моложе,
ни Толстому не вняв, ни проникшись библейскими «Не…»
Но, с желаньем борясь, меньше бью заслужившие рожи,
что, – сознаюсь, друзья, – совершенно не свойственно мне!

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Ведь я бил их не в такт и не в ритм хулиганских мотивов,
лишь во благо Страны, сплошь во имя незыблемых Скреп,
не найдя под рукой – прочих доводов и нарративов,
извиняясь (не вслух), за слегка нанесённый «ущерб».

Вознамерюсь прощать! мной уже предусмотрена скидка,
ну, почти что дисконт – для участников краж-распродаж,
от кого – никогда, ничего, кроме бед и убытка.
Уж какой-никакой, контингент номинально-то – наш!

Надо ль злобу копить на бездарных, морально убогих,
на плюющих говном, «по-большому» ходящих на плебс??
Добродетель, увы, нынче роскошь, каприз для немногих!
может статься, хоть с ней – укрощу свой духовный регресс?

Я почти каждый день, ровно клею улыбку к личине,
и стараюсь в глазу отодвинуть в сторонку бревно.
Там, глядишь, вновь смогу, в типа женщине, в как бы мужчине,
видеть нечто, о чём – ими напрочь забыто давно.

Смел мой добрый порыв! градус щедрости тоже не низок!
Только, сколь не хитри, перековкой нутро не тревожь,
продолжаю вести: послужной, цвета чёрного список,
дополняя его – поголовьем примеченных Рож…

2022

«КОЛЫБЕЛЬНАЯ»

«Баю-баюшки-баю…» –
явь свою баюкаю.
Спи! а то совсем добью:
докурю, доклюкаю!
в кровь ли душу додолблю,
мозг дойму ль просроченный:
«я себя ещё люблю,
иль проект – законченный?»

Копошится вразноброд
во времянке памяти –
тараканов хищных взвод,
при дурном регламенте;
снова цапнуть норовят,
хоть родные, сволочи!
Ритуальный свой обряд
продолжаю в полночи:

«баю-баюшки…» Давай,
лучше по-хорошему,
на склероз не уповай!
не стенай по Прошлому!
Что сумел, чего скопил,
кроме грёз надкушенных?
Вот и шляйся средь могил
вер-надежд придушенных!

Думал, тропки к ништякам –
ровные, пологие?
Привыкай, брат, к сквознякам!
жни печали многие!
Говоришь, любил людей
по определению?
И? Ни друга, ни бл..ей,
ни соломки к тлению…

«Баю-бай…» прилипло, как
жвачка к зубу мудрости.
Но, – внутри кромешный мрак –
не решает трудности
с долгожданным забытьём,
с дрёмою наркозною:
ни посулом, ни нытьём,
ни стихом над прозою…

«Баю-баюшки-баю…»
Тяготы постельные.
Да видал я на …
эти колыбельные!!

2022

«РИФМОВАНИЕ»

«А вдруг, судьба у нас особая?» –
рискнём красиво понадеяться,
сложиться в стих единый пробуя.
Авось, слова в сюжет-то склеятся!
Со стороны всмотрюсь внимательно,
аж глаз в предчувствии прищурится.
Пока идёт всё замечательно
и складно, вроде бы, рифмуется…

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Два неуёмных сочинителя,
хворобых грёз реаниматоры,
под древней кроной искусителя –
попасть удумали в соавторы!
Мы, буриме своим бесхитростным,
увлечены по-детски девственно.
Что нам осталось, в рамки втиснутым?
Да выйти прочь за них, естественно!

Сольются в «ёрш» – презрев пропорции –
твой шарм, с наивностями смешанный,
и, утерявший страха лоции,
мой темперамент (снова) бешенный!
Раз не заладилось с романами,
не вышло с длинными поэмами,
побудем просто графоманами,
упившись сверенными темами!

Посмею верить – наше творчество
не грянет разовой частушкою,
не оттенит, лишь, одиночество –
прилипнув к сердцу безделушкою?
Вершим, творим своё чудачество,
друг дружку балуя улыбками!
Любви страничку пишем начисто..,
спеша, и с теми же Ушибками

2022

«НИКОГДА и НИЧЕГО»

Кругом, везде – «по бороде»…
Чего там, кстати, с недрами?
от них, родимых, доля – где?!
Пощупать даже не дали!
Всю жизнь сдавал в казну налог, –
наложник Современности!
И..? Вот мне бог, и вот порог
единоличной бедности…

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Позвольте! разве же не бред,
не дурость несусветная,
когда текущий дном бюджет –
гостайна сверхсекретная?
Вдруг, в том особый шик и форс,
и уж не возгордиться ли,
что прирастает список «Форбс»
лишь «нашенскими» лицами?

Да хрен с вас взять… Уже стал рад,
проехав зайцем в транспорте,
иль подглядев концерт-парад…
Я ж Свой, как пишут в паспорте!
Привычно, скромный кайф ловлю,
с приятной сердцу негою:
урвав кредит, – не отдаю!
Пять лет таюсь и бегаю.

Коль чью контору навещу –
проникшись обстановочкой,
хоть авторучку, а стащу,
с примотанной верёвочкой.
Ещё, в «Пятёрочке» всегда
ем с дальней полки сладости…
Жизнь не скупится, иногда,
на маленькие радости!

Порой, печалюсь я, а так… –
окрест всё та же Родина.
Будь ты везунчик иль мудак,
стезя-то – с нею пройдена.
Крещусь, не знамо на кого,
но, мне настырней чудится:
Здесь Ни-ког-да и Ни-че-го
не сменится, не сбудется…(?)

(из раннего)

«АБАЖУР, ВЕРАНДА, ЯБЛОКИ…»

…Абажур. Веранда. Яблоки
бьют в корму эсминца-августа.
Месяц в облачном подрамнике.
Лексикон: «мерси! пожалуйста!»
Блажь взбредёт старорежимная:
звать на «Вы» тебя захочется.
И душа, – уж сутки смирная, –
кошкой гладиться запросится…

Облачусь-ка нынче в негу я,
сдувши, словно пепел – чаянья.
Благодать вернётся беглая,
смыв-стерев следы отчаянья.
Как коньяк, годами хваченный,
подобрев, сочту за миссию:
вспомнить, что Ваш «долг» – оплаченный,
и былому дать амнистию.

Всё прощу опять! в чём, думаю,
Вы ничуть и не нуждаетесь,
коль попавши раз в судьбу мою –
в ней поныне ошиваетесь.
Поздно чиркать крайней спичкою,
тьму гоняя непроглядную.
Стал я Вашею привычкою:
вредной, но, подчас (?) приятною…

Жалко, прежних добродетелей
при себе теперь не держите,
а все чувства, как свидетелей –
скоро вовсе перережете!
Знай, в Сети свои «нетленности»,
то и дело выставляете,
но художественной ценности –
вообще не представляете!

…Стоп! и свору мыслей мстительных
тут же втисну в глубь намордника.
Зарекался ж – слов язвительных
избегать, хотя б до вторника!
Спохвачусь. Улыбку милую
водружу предупредительно,
и стремглав продекламирую:
«Ах, сколь лето упоительно!»

Вы, в ответ мигнёте ласково,
плюс воздушно громко чмокнете.
Отыскавши Колю Баскова,
в «Sony» звук погромче щёлкнете.
Хорошо мне, в пледе клетчатом,
свежий сок тянуть надавленный!
Счастлив я совместным вечером!
…вновь тобою не отравленный…

2022

«ПОТУГИ»

«Изнасилованный» Миром,
иль вступив любовно с ним –
при взаимном ладе мнимом –
в краткий чувственный интим,
ощущаю, позже, токи!
распирает настежь грудь!
Поджимают, значит, сроки –
породить чего-нибудь.

Я ж не прочь. Я ж многодетный!
мной, за столько зим и лет,
прорва явлена конкретной
разновидности на свет:
гениальной и позорной,
в люди выведенной, и –
дефективной, беспризорной
графоманской мелкотни.

Опасения изводят:
как бы снова не урод.
Чую – воды-то отходят!
(мне ль жалеть тех мутных вод?)
Вдруг, пускай и с опозданьем,
премирует жизнь меня
распрекраснейшим Созданьем,
полным дыма и огня?!

Имя впрок уже готово,
и с одёжкой решено,
но.., процесс пошёл хреново,
прирастя сплошными «Но»!
Заходясь в нервозном кличе,
Муза в ухо мне орёт:
«Тужься! тужься, сволочь, шибче!!»
Тужусь. Пыжусь. Не идёт…

Да, бывает и проруха.
И хоть я – отец-герой,
прут наружу: то порнуха,
то словесный геморрой.
Кстати, коль сомненье гложет:
мол, не будешь чадом горд, –
ранний выкидыш поможет,
или – вовремя аборт.

В интернате-Интернете –
сколько ж сгинуло стишат!
А ведь это – чьи-то дети,
с виду лишь – дерьма ушат!
Дабы кармой не мараться,
многим, лучше б, – от греха, –
лишний раз предохраняться
от зачатия стиха!

2022

«ИСПОРЧЕННЫЙ ПЕЙЗАЖ»

Моя возлюбленная Русь!
Как в зеркале-трельяже, я
в тебе подробно отражусь:
проступит пора каждая!
Слегка дилеммы убоюсь,
анфасом став трагичнее:
«сначала вздёрнусь, иль напьюсь?»
Второе – всё ж привычнее…
 
Гуськом подтянется на ум
есенинское раннее.
Расслышав лиры «бум-бурум»,
сам влипну в рифмование.
Вольюсь в распахнутый пейзаж,
да потеку по тропочкам,
по далям… Весь вспотею аж,
дав ход стыдливым строфочкам!
 
Впитавши гордость, даже спесь,
я, слившись во единое,
что мочи – гряну-таки песнь
про Наше, про былинное!
Презрею вражеский айфон,
и тряпки их – включительно,
немецкий автопром, вдогон!
(зело, но, умозрительно.)
 
Такого наживопишу,
не повторяясь в принципе!
Возьму, и вольно задышу
в патриотичном приступе,
души звенящую струну
не задушив мытарствами!
Как хорошо, что я Страну
не путал с «государствами»…
 
И вдруг, мелькнёт во весь экран,
вразрез моей идиллии:
харь отвратительных канкан,
навязшие фамилии!
И на кого теперь пенять,
что весь восторг мой сгладили?!
…Ох, эти ёбла – мне опять –
родной пейзаж изгадили!
 
2022

«ПОЛУСЛАДКОЕ»

Сколько ж раз, Это, – дай, Боже, памяти! –
норовило «судьбою» предстать?
Я у ног твоих, точно на паперти,
соберусь артистизмом блистать:
выканючивать, всё вероломнее,
напускную взаимность взаймы,
и.., конечно, запутаюсь в молнии,
средь изящно случившейся тьмы.
 
Тик-тик-тикает сердце, как ходики,
получившие свой подзавод.
Мне, согласно архивной методике,
все нюансы видны наперёд.
Без запинки могу процитировать
слов конструкцию, паузу, вздох.
Ни к чему лишний час репетировать,
если сразу в экспромтах неплох!
 
Свои карты, нарядно краплёные,
не рискнём друг для дружки сдавать.
Ими, – знаем, вполне искушённые, –
не играть нам, ни даже гадать!
До чего ж мне легко понимается,
что тобою позналось давно:
«как волка не корми, в лес смотается»,
и – «у них на уме лишь одно…»
 
Благодарен тебе беззастенчиво,
и обязан, почти напоказ,
за… Тут молвить особо-то нечего,
в курсе ты, всех моих фаз и фраз.
Не тревожась напрасной загадкою:
«любит, нет ли? люблю, не люблю?»,
я улыбку твою полусладкую –
не спеша натощак пригублю…
 
2022

«ЛЮБОВНОЕ ПОДВОДНОЕ»

Сомлев от «делать нечего»,
процесс взболтнувши мысленный,
засел-таки я с вечера
за стол, сегодня – письменный.
С грузилом фактов, в Прошлое
нырнув, чтоб сердце замерло,
в прекрасное и пошлое
вопьюсь глазами дайвера.
 
– Привет тебе, Минувшее,
под илом лет сокрытое:
красиво затонувшее,
столь скоро позабытое!
и То, что как не маялся,
всё не тонуло длительно.
…В свою я бездну пялился –
вполне себе волнительно.
 
Ну надо же, лиричная
очухалась динамика!
взыграла мелодичная
муз. тема из «Титаника».
И я, смахнувши с личности
морщин лапшу несвежую,
былой фотогеничности
дивлюсь, с улыбкой нежною!
 
Глядь, всплыть решили экстренно
пошлейшие метафоры:
«ах, в сердце стало ветрено»,
затем – «мечтаний амфоры»,
то «рифы жизни острые»,
то «белый (алый) парус» ли, –
«разорванный норд-остами»!
Слов водоросли-заросли…
 
Пока ещё рифмуется
и хмарь щадит осенняя,
продолжу в комп сутулиться,
дополню «одиссею» я:
раскрасивши убогое,
давя на эпатажное.
Жаль, умолчу про многое,
лишь намекну про важное…
 
Ведь было же! Не видано,
и самому не верится!
Сюжетов столько выдано –
не зря, дерзну надеяться.
Таким разнообразием
не всех Судьбина балует:
склоняет к безобразиям,
казнит, успехом радует!
 
Ярчайшие события,
я кратно дегустировал:
крах грёз, экстаз соития;
взлетал и деградировал;
взаимности вымаливал,
блудил, обманом тешился;
и по-английски сваливал,
и на подтяжках вешался…
 
Как некоторым «лирикам»,
мне ль кашу-то размазывать,
иль в упоенье миленьком
из пальца муть высасывать??
Что не было ниспослано,
впредь не распишешь буквами.
Коль море Чувств не познано,
стих выйдет – в лужу пуками…
 
2022

«МАРТОВСКОЕ»

Мысли мои – ночи в тон – гармонируют с мраком.
Как же глубок этот цвет, если видишь оттенки!
В шоу небесном – скопление звёзд встало «Раком».
Свились в узор непристойный обои на стенке.
 
Это всё март… Хоть рассудок морозами скован,
да и по лету душе – не судьба плодоносить,
я, по привычке дурной, так чертовски взволнован,
столь демоничен, аж тень забываю отбросить!
 
Не ожидается явных причин-предпосылок
ни к адюльтерам подлейшим, ни к томным романам,
но, допустив, что местами остаточно пылок,
тайно раздам имена недоношенным планам:
 
выклянчу шанс на брюнеток, аванс на блондинок,
срок своей годности наспех подправив по-свойски.
Жаль, «снежных баб» – на весенних оторванных льдинах –
чаще случайно топлю, чем спасаю геройски…
 
Вроде, патент на потенцию всё ещё в силе,
прыти природной расплёскано только две трети,
что-то ни Так… Изменили мне прежние стили,
предали вкусы, как вдруг повзрослевшие дети…
 
Пусть! И я снова, с проворным кошачьим азартом,
ловко ловлю, точно блошек, заветные глюки,
дабы опять, – осторожно поранившись мартом, –
ткнуться, мурча, в нелюбимые добрые руки…
 
(из раннего)

«ИНТЕРДЕДУШКА»

По каналам гос. телевещанья –
не пловец, признаться, я давно.
В «новостях» – понты и обещанья,
сериалы – то ещё… кино.
Списанные «звёзды», на пределе
криво перетянутых личин,
хвост пушат: на сколько похудели,
кажут свежих девок, нью-мужчин,
иль исподним делятся бельишком
с публикой, охочей до клоак.
Близок мне такой формат не слишком;
иногда лишь: «ЦСКА» – «Спартак».
 
Раньше, да, был выбор минимальный:
«Время», «путешественников Клуб»,
«Сельский час», «киоск» ли «Музыкальный».
Слов не знали: «яндекс» и «ютуб»!
Хоть казались нудными программы,
Съезд очередной всех доставал,
но, представьте, ни тебе рекламы,
ни брехни от банковских кидал!
Взявшись по Союзу тосковать, я
вперю взор в архивный тот раёк,
где поют и пляшут вместе «братья», –
в «Голубой (безгейный) огонёк».
 
Нынче ж, типа эра Интернета.
За единый сенсорный щелчок –
будет Всё: от платного минета,
до «невесты» на ночь под бочок;
шмотки заказать – раз мышкой кликнуть;
прибухнуть доставят и поесть;
можно – самому «не то» ретвитнуть
и.., за это экстренно подсесть.
Я, однако, на прогресс не цыкну,
коль квартиросъёмщики Земли,
так или иначе вбиты в «цифру»,
кто-то, пусть покамест, и в нули.
 
Отираться в «вирте» том повадясь,
грех не оценить его масштаб!
чуть копнёшь – бездонных знаний кладезь,
одиноко – под рукой «Pornhub».
Правда, до совсем уж сложных истин,
нам тянуться снова не резон:
толь процесс вниканья ненавистен,
толь не в жилу ширить кругозор.
Дюже странен местный тренд эпохи!
тратим на компы своё лавэ,
дабы созерцать в них, точно лохи, –
что бесплатно гонят по ТВ…
 
Пусть неважный геймер я, не хакер,
лаз в Иное-Новое хорош!
Тошно станет – шлёшь любого на хер,
блажь взбредёт – за умного сойдёшь;
броскую поставив аватарку,
применив простейший фотошоп –
рядышком подклеишь иномарку
и поверишь в собственный тип-топ!
Не совсем уж бывший и минувший,
я «всегда готов!» оставить след, –
от реалий снова сквозанувший,
молодой душою Интер-дед!
 
2022

«КАК БЫ КОНДОМНОЕ»

Всеобъемлющ предельно, вездесущ планомерно,
наш, давно и надолго прорезиненный быт.
Вся страна эластична, и Москва безразмерна:
не скупясь ни на запах, ни на вкус, ни на вид.
 
Делово, чуть понуро, вновь свою я натуру
облачаю подробно, точно в прочный сondom –
в сверхнадёжную, как бы, типа само-цензуру,
хоть её и без «само» – натянули кругом.
 
Обернёшься случайно, сплюнув жвачку бравады,
отряхнёшься ль, очнёшься от срамных вольных снов, –
боже, сколько ж в санузел смыто полу- и правды,
обездушено напрочь свежих живчиков-слов!
 
Поздно плакаться втуне, не резон удивляться,
(будь ты хлыщ из бомонда, иль сотрудник братвы),
что деянья благие, если чудом родятся,
то тщедушны и хилы, чаще – просто мертвы.
 
Нынче, всем поголовно и попунктово ясно:
«вне таких оберегов, – и со смазкой, и без, –
говорить, много думать – чрезвычайно опасно,
а любить – и подавно!» Актуальный Ликбез.
 
Стиль постигнув наклонов, припася впрок «пардонов»,
растянусь я в улыбке, сразу полностью весь.
Зря терзался сомненьем: есть ли жизнь средь Гандонов?
Оказалось, лишь только среди них-то и есть…
 
2022

«ПОКАЗАТЕЛЬНОЕ»

С печально-мудрой добротой
и удивлением, Создатель
парит над нашей суетой,
уже – как горний Наблюдатель.
Когда же нас совсем припрёт,
и быть ли живу – уж не чаем,
к спасенью Знаки подаёт,
а мы… А мы не замечаем.
 
Куда ж, казалось бы, ясней?!
мол: «Чтоб не множить невезений –
вникайте с тщательностью всей
в просчёты прежних поколений,
и, миновав их «косяки»,
шагайте ровными полями!
Свою стезю – лишь дураки
мостят наследными граблями…»
 
Ага, История полна
нравоучительных примеров:
известны клички, имена
генсеков, цезарей, премьеров –
гробовщиков своих держав,
вампиров собственных империй.
Но, «бабы, новых нарожав»,
опять взрастят калигул, берий.
 
Царя пришили. Хо-ро-шо!
Пришли «кухарки» и «халдеи»
к рулям с ветрилами. И что,
«жить стало лучше-веселее»?
Свобод, надежд на яркий свет –
нам только вяло обещали:
в шестидесятых – пару лет,
да в девяностых чуть, в начале…
 
Хоть много явлено спокон,
наглядных мрачных презентаций,
глядь, где-то вновь откопан клон –
шаблон грядущих деградаций!
Хохочет Клио: «Вы чего,
совсем без памяти, без глазу?
На шею садите – кого??!»
Ответа не было ни разу…
 
Дурных аналогов не счесть,
они повсюду вьюжат-кружат.
Не зря ж такие страны есть,
что образцом печальным служат;
в Ничто кромешное скользя,
всем напослед изнанку кажут:
Как жить – чревато, Как Нельзя!
Увы, вниманьем не уважат…
 
Мир – престарелый педагог –
все соки выжав, выждав сроки,
заставить нас так и не смог:
зубрить домашние уроки.
Ждём перемен, конечно, но,
не просто неучи смешные
иль второгодники, давно –
мы второвечники сплошные!
 
Я ж,  – то ещё хулиганьё,
прогульщик, двоечник по жизни, –
демонстративное враньё
не отнесу к моей Отчизне!
Нет, это точно не про нас,
не про меня конкретно! фиг там!
…И, повинуясь свычным ритмам
(девизам давним ли, молитвам?),
невыпускной займу свой класс:
который век, который раз…
 
2022

«САМОСТЬ»

Круто, в собственном личном мирке
пребывать год за годом безвылазно,
и плевать, – в благодатном теньке, –
что никем твоё царство не признано!
Ты ж в нём Сам – легитимный монарх
и обласканный им верноподданный,
духовник, адвокат, олигарх –
Сам себе льготно-выгодно проданный!
 
До звезды – «чё» там за рубежом
суверенной твоей территории:
кто сегодня рулит грабежом,
кто усох от завистливой хвори ли.
Да гори они синим огнём –
спрос на нефть и всемирные санкции,
и прогнозы «что будет с рублём»,
и все прочие инсинуации!
 
Затяжная грызня и возня,
ото всюду брехня, сплошь кидалово –
в кайф? пожалуйста! Но, без меня, –
моего соучастия вялого.
Для того ль мне дарована жизнь,
чтоб её умудохал играючи
на чужие «авось» и «кажись»?
Точно – нет, дорогие товарищи!
 
Рюмку хлопнувши на посошок,
в «глубь» свою я подамся с инспекцией:
Сам сложу «гениальный» стишок,
Сам увешусь лавровою специей.
Захочу – и затею бедлам,
балаган учиню ль респектабельный.
Коль «закон» для себя Сам издам,
то – полезный мне, нужный и правильный!
 
Не носитель карманных я фиг,
не адепт эмиграции внутренней.
Просто, взял, и мирок свой воздвиг.
Не уехав, честней стал и чувственней.
Скопом, оптом – в манящую даль,
иль – по ближнему местному адресу –
вы летите, ступайте… Не жаль.
Лишь меня не ищите по абрису!
 
Я без вас – как-нибудь обойдусь,
да и вы обо мне – хрен затужите…
Ну, извёл, наконец, в мыслях гнусь,
перебил в сердце мух разной ужасти.
Удалил навсегда, словно спам,
из «контактов» души уйму лишнего.
…А теперь, привыкай: Сам так Сам,
под владычеством только Всевышнего…
 
2022

«ЭКСКЛЮЗИВ»

…Я коту твоему, с его шерстью линяющей рыжей,
напоказ умилюсь, отодвинув украдкой от брюк.
Захочу резко стать откровенней, понятливей, ближе,
но.., пока придержу основной свой проверенный трюк.
 
 
И взглянув на тебя через призму табачного дыма,
сквозь хрустальный бокал с нечто кислым, при том – дорогим,
вдруг замечу, что ты – мной уже бесконечно любима,
как, скорее всего, никогдашеньки кем-то другим!
 
 
Отступивши на шаг от фривольно-латентных фантазий,
хладнокровен как Змий, скуп на пафос и несуетлив,
предвкушая масштаб поджидающих нас безобразий,
возжелаю – в тебе разглядеть эталон-эксклюзив…
 
 
Предсказуем сюжет, но листаю тебя по страничке:
«иллюстраций» объём превышает весь вычурный «текст».
Тем не менее – ух! тушь прописана в каждой ресничке!
блеск смарагдовых линз – интерьер озаряет окрест!
 
 
Лепки мастерской грудь – всем фанатам модерна – икона!
несгибаем и горд – этот, Чувствам воздвигнутый бюст!
Ты должно быть права – тут никак без «чуть-чуть» силикона,
и уместно вполне: примененье его же для уст….
 
 
Зашкворчала пластинка. Иссякла бутыль кряду третья.
Прослезилась свеча. Томный вечер вздохнул горячо.
Я ж – кивая впопад и роняя на стол междометья –
машинально веду расписным аллегориям счёт:
 
 
ах, зубов жемчуга! до чего же они бесподобны!
(современной металло-
керамике – щедрый респект!)
Да имей тебя нынче да Винчи заместо Джоконды,
он твоим настежь ртом – увенчал не один бы портрет!
 
 
О, причёски излом – трио вкуса-роскошества-стиля!
и к охоте готов – коготков накладных маникюр!
Хоть в оценке затрат, я совсем дилетант-простофиля,
угадаю: ты вся – от макушки до пят – от кутюр!
 
 
Что твой «внутренний мир»?! если Страстью я взят на поруки!
Пусть с ошибками пишешь и думаешь, и говоришь!!
– Тсс…
На радость коту, об пол шлёпнулись лишние брюки,
и звучит в тишине:
– Я тебя обожаю, малыш-ш-ш…
 
2022

«РАСПАХНУТОЕ»

…хоть и мысли черны, как чифир,
горечь та тонизирует.
Оказавшись случайно с тобой
на окраине дня,
приглашу в мой двухкомнатный мир:
вдруг, душа завальсирует?,
запульсирует в сердце прибой
у тебя, у меня??

Может, всё-таки нам повезёт,
подфартит в совокупности:
умудримся года разделить
или лучший наш час?
Дай-то бог, невзначай проскользнёт
в наши беды и глупости –
нечто важного нить,
подлатав распустившихся нас.

Впрок познавшему женскую суть,
наперёд мной читается:
ты, затеяв меня разгадать
по набору примет,
изловчишься влюбиться чуть-чуть,
пожелаешь понравиться,
допустив, покосясь на кровать:
«почему бы и нет?»

В дань традиций, мне надо б нести
расписные банальности,
и соврать — не сморгнуть,
руководствуясь давним клише;
возгореть, расцвести,
вслух держаться мажорной тональности;
не напрячь, не спугнуть,
плюс – «ещё» не попутать с «уже»;

убедить – мол, «услышать» смогу,
и кивать понимающе,
утончённо польстить,
упростить – что захочешь сама;
а о прошлом – ни-ни, ни гу-гу!
подмигнув ободряюще,
чтоб там ни было – взять и простить,
не проставив клейма.

Много в чём надлежало бы мне
верным следовать правилам
неизменной азартной игры,
с брендом «Он и Она».
Но.., игра не заладится, не
увлечёт, ведь едва ли нам
нужно этой фальшивой муры,
под гипнозом вина.

И тогда, я, отринувши роль,
дивиденды сулящую,
неожиданный выдам экспромт,
молвив пылкую речь:
– Дорогая (надеюсь), позволь,
жизнь свою Настоящую –
презентую тебе от щедрот!
для кого уж беречь?
Разреши, я предстану Собой,
ну, хотя бы попробую!
Коль подобный дебют
не шокирует сущность твою, –
распахнусь всею скорбной судьбой
с малоценною пробою,
обнажу неуют,
одиночества боль оголю!

…И открыт её рот. Из него
нервный смех прыснул гаденько.
Свет померк, звук затих,
смят надежд незаполненный лист…
– Распахнётся он… Глянь-ка чего!
Извращенец, что ль, дяденька?
А ведь с виду – почти и не псих-
экс-ги-би-ци-онист!»

2022

«ПОЧЕМУ ВЫМИРАЕТ ПОЭЗИЯ»

«Почему вымирает Поэзия,
еле слышно на ладан дыша?»
«Где, сверканье словесного лезвия,
сердца вскрик, нараспашку душа?
покорение бурных фарватеров?
штурм высот? за бессонницу счёт?»
«Отчего, всюду множество авторов,
лишь Поэтов – опять недочёт?!»

Се вопросы – не дебри риторики;
всплыл ответ на поверхность давно!
Что от виршей воротят нос школьники –
объяснимо и не мудрено.
Отторгает – сухое, да пресное –
организм неокрепший не зря,
ведь нечестное, неинтересное –
сроду Новому – до фонаря!

Вместо опыта, (пусть неудачного),
прямоты, болью вскормленных строк –
описанье ландшафта невзрачного,
и при этом – натужный восторг!
«Вновь — любовь», «шла — нашла», «слёзы дождика»:
бьют и бьют конвульсивным ключом.
Хлеще всякого ржавого ножика
колют глаз те стишки Ни-о-Чём!

Словно манная каша – размазано
по безвинно убитым листам –
что бессчётно уже кем-то сказано,
и теперь – столь похоже на «спам».
Ковыляет «оно» плоскостопное,
средь муры интернетной… Зато,
промелькни Нечто, там, Бесподобное –
вообще не заметит никто!

Скука, нудь, не единой эмоции
в нашинкованной мелко «лапше».
Вперемешку, в случайной пропорции:
трафареты, шаблоны, клише.
То ж, чему трудно внять без «фунфырика», –
безнадёжно-банальную муть, –
нарекут: «философская лирика»…
Да побойтесь же Ницше чуть-чуть!!

Надо ль было учиться и вкалывать,
жизнь прожить, от судьбы огрести,
дабы глупости столбиком складывать,
детский лепет прилюдно нести!
Фантазировать – штука прикольная,
сочинять-рифмовать – ей под стать!
можно, коль грянет пьянка застольная,
встав на стульчик – на «бис!» почитать.

Для Пиита ж – важней не прославиться,
но, хоть раз, – плюхнув точку, – изречь:
«Это – Боженьке точно понравится…»
То, что «Не» – всё «delete»! к чёрту сжечь!
…Ну а я? Снова вне озарённости, –
стерве-Музе прижимистой мстя, –
иль в заумность впаду, иль в скабрёзности,
о Высоком Искусстве грустя…

2022

«ЛЮБИМЧИК»

Закусив после третьей налимчиком,
вдруг подумал не без озорства:
«вот бы стать ненадолго любимчиком
у астрального Сверхсущества!»
Учинивши в софизмах коррекцию,
впрок на рай полагаться – я – пас.
Впору Тут обрести бы протекцию,
преференцию – здесь и сейчас!
 
В лампе Джинн – вызывает сомнения,
щука в прорубе – сказочный мульт.
Мне, – крещённому фактом рождения, –
грех менять состоявшийся культ.
Ощущал, помню, Чьё-то присутствие:
наобум, на ушко, на глазок.
Правда, сколько б не клянчил напутствие,
вслух ответили только разок.
 
Было! в пору внеумственной юности,
уж такого я навытворял!
множил гадости, взращивал глупости,
резво трудности усугублял.
Нынче ж, взявшись за буйную голову,
обнажил пару лучших сторон.
Жадно внемля духовному голоду,
жду – объявится ль свыше патрон?!
 
Пусть, конечно, не Сам! умозрительно:
не блаженный, не мученик я.
А вот мой добрый Ангел-хранитель-то
навещать мог почаще б меня!
В смысле «крыши» – спасибо, справляется,
сенью крыл прикрывая от бед.
Хоть ему, чую, часто не нравится
подопечный мятежный поэт.
 
То не прихоть – позыв к Сингулярному,
к мистицизму сподвигнул не бес.
Просто, к этому миру вульгарному
вкус пропал, ослабел интерес.
Много ль толку с моих собеседников?
Однозначно ценней и важней –
обойтись безо всяких посредников:
торгашей, и ханжей, и «вождей»!
 
Не прослыл я по жизни счастливчиком,
потому-то и тянет побыть
у высокого Неба любимчиком,
нараспашку дверь-душу открыть,
напрямую услышать воочию
преблагую не новость, но Весть!
Веря, Знать информацию точную:
мол, я есмь, если Там – Кто-то Есть!
 
2022
 
 
 
«САМОЛЕЧЕБНОЕ»
 
 
…вот и Утро в блондинку вновь красится.
Пудрой-пылью подёрнута улица.
Там, глядишь, и в душе чуть проЯснится,
образуется иль образумится.
 
Я, – улыбку надев белоснежную,
и пока новый день не попортили, –
угощу себя свежей надеждою,
загадав дерзновенные фортели.
 
Ну не всё ж мне – печаль, да бессмыслица!
Не поверил вчера б, в ноль расхристанный,
что Мечты нынче номер отыщется
под диваном, на «Мальбре» записанный.
 
Ни большого не ценим, ни скудного,
а ведь жизнь-то – кредит, одолжение.
Бог не жалует сложного, нудного:
дал проснуться – уже Возрождение!
 
Всласть задышится мне, в кайф побреется.
Не чураясь логической стройности,
перепрячу – что в сердце имеется,
отбелю пару пятен на совести.
 
Пусть благое – лишь чудится, кажется;
может, станет и малость телеснее?
Грех уныния вряд ли привяжется,
есть грехи и куда интереснее!
 
Хоть совсем не новы впечатления,
а взбодрили, местами растрогали.
Ай да способы самолечения!
Отлегло. Любопытно, надолго ли?…
 
Ночь в брюнетку привычно покрасится,
позевнёт, и бесстрастно разденется…
Я уйду – и никто не спохватится.
Возвращусь (?) – ничего не изменится…
 
2022

«ВЫСОКОЕ»

­­­­­­­­­­­­­­­­­­­­­­Сквозь памяти немытое стекло
вгляжусь в своё же авторское Ретро,
где ввысь меня несло или влекло –
то поперёк всему, то против ветра.
Шмелём ли – на бесхозный сладкий мёд,
почти орлом, с контролем территорий, –
я исполнял, творил, вершил полёт!
Однако, хватит лётных аллегорий…

В Союзе сером, в Средней полосе,
средь будничных запретов от Советов,
знай, пыжился не стать таким, как все:
одним из миллионов силуэтов.
Сколь мало надо было в пору ту:
«битлов» пластинка, да кассетный «Парус»,
и воплотили высшую мечту –
чуть жмущие мне джинсы «Levi Strauss»!
Ночь. VEF. Настырно глушат «Би-би-си».
По телеку – на Кубке бьём Канаду.
А я влюблён, – ой, Господи, спаси! –
во всех подряд, взаправду, до упаду!
Но, не смотря на градусный «шафран»,
в мозгах туман, пижонский нрав беспечный,
гадал: когда ж случится Тот роман –
таинственный, единственный и вечный?!

Доверивши грядущее Судьбе,
подкидывал в коллекцию проблемы:
тянули, как магнит меня к себе –
прелестницы из творческой богемы.
И я, и Время шли на поводу
у нашего испорченного вкуса.
Блудил, кирял, транжирил на еду –
лишь с дамами, что вьются близ Искусства!
Хоть и тужил, и рвался прочь из жил,
я, веря в рандеву с Моей Принцессой,
сперва – вовсю с художницами жил,
потом – дружил интимно с поэтессой.
Нет повода пространно говорить
об их, весьма высоких эмпиреях.
Ни штопать, ни стирать, ни борщ варить,
и, ко всему – совсем ни «Ух!» в постелях.

Сам, будучи в талантах уличён,
в действительность не вписывался тоже:
то чересчур я – с понтом утончён,
то так брутален – аж мороз по коже.
О, возомнивший, к «свету» льнущий сноб!
о, виртуоз чужих галлюцинаций!
Меня желали… Зачастую, чтоб
служил натурой, частью декораций.
Со мной занятно страсть поворошить,
взболтнуть со дна души шальное чувство.
Но, ни за что – совместно-долго жить,
во имя уз предав а-ля искусство!

…Опять «иду, шагаю по Москве»
вдоль милых лиц, на Юность непохожих.
И крутится издёвкой в голове
мотив: «как много де-е-е-вушек хороших…»

2022

«НОВЫМ ПОЭТАМ»

Заглянешь мельком, некий раз,
в творенье «нового» поэта.
И, вроде, слог ласкает глаз,
а на словес литой каркас –
нарядно рифмочка надета.
Совсем неплох, (пардон) размер,
и ритм почти что идеален.
«Вдруг, то – Поэзии пример?!»
Вмиг с места прыгаешь в карьер –
внимать, восторжен и лоялен.

Аж испытаешь лёгкий стресс
в растущем зуде предвкушенья!
Но, вот-те на… чем дальше в лес –
тем ожидаемых чудес
всё меньше. Ради утешенья
непроизвольно ищешь смысл
иль на него намёк, хотя бы;
он просто должен быть тут, дабы
на вид приглядны стопы-ямбы!
…Увы, посыл предельно кисл.

Наружу лезет напролом
комплект банальностей рутинных,
избито-пошлых, примитивных,
лубочных и декоративных.
«Каков, воистину, облом!»
С лихвой напихано всерьёз,
без нотки здравого сарказма:
и «кровь-любовь», и «шум берёз»,
и симуляция оргазма
на фоне вымученных слёз!

А сути нет. Стихи мертвы.
Через мгновенье, знаю точно,
мной не припомнится и строчка.
Пуста, – опять-таки, увы, –
тирад фальшивых оболочка…
Когда ж у текста есть душа,
то даже скромница-частушка
до одуренья хороша
и пышет жаром, точно пушка,
сознанье, чувства в пух кроша!

Смолчать себя как не моли,
вопросец всё ж мозги уколет:
«Пииты милые мои,
вас Муза видеть не изволит,
или за что-то жёстко троллит?»
Никто не в силах обязать
бренчать на лире хладным сердцем.
Раз Миру нечего сказать,
кто ж подпихнёт под зад коленцем?
Не всем Бог дар начислил, знать…

В Сети – почти беззлобен я,
не спец по порче настроенья.
Вздохнувши: «да-а-а, ну и херня…»,
вслух не озвучив впечатленья,
уткнусь в свои «произведенья».
…Себя особо не кляня,
подумать бережно осталось:
«Моя лиричная фигня –
дым, часто, тоже без огня,
но, честно, искренно писалась,
да и касалась лишь меня…»

2022

«ДРУЖЕСТВЕННОЕ»

Говоришь, снова свара с супругом,
и ещё много что говоришь…
Эх, была бы ты мне просто другом!
даже добрым приятелем лишь.
Всё-то сложно у нас, шатко, зыбко,
да и сразу пошло чёрти-как.
Ты – моя (и не только), ошибка,
я – тебе – на безрыбие рак.

Мы с тобой, точно два обречённых
друг на дружку судьбою-судом:
то на час, то на ночь заточённых
в мой растративший грешность Содом.
Но, с прилипшей когда-то личиной,
в мишуре наших праздничных дней,
не хочу стать никчёмным мужчиной!
быть же прежним – трудней и трудней.

Или тяга к перфекционизму,
или знак Зодиака дурной –
запрещают добить мне харизму,
а гордыне – пройти стороной!
Словно старый сбоящий будильник,
методично пока завожусь…
Отчего ты не мой собутыльник?!
(и, вздохнув, обречённо прижмусь).

Многолетней интимною ношей
надорвал я душевный покой.
А ведь ты – человек-то хороший,
собеседник, порой, не плохой!
«На заборе висело мочало…»
Чуть ослабить, разжать тесный круг –
не даёт мне мужское начало,
под эгидой твоих цепких рук!

Лучше б: шашки, футбол и пивасик,
на «Ютубе» зависнуть непрочь…
Вновь ты здесь! и не мартовский «барсик»
по любому не может не смочь!
И опять соответствовать нужно,
свору мрачных сомнений гоня.
Разнополая токмо-то «дружба» –
с юных лет напрягает меня!

В нас очнётся до нежности жадность.
Я тебе, – не супруг, не камрад, –
типа пропуск в весну и желанность.
Ты – мой свычный, в былое мандат.
Хоть пресыщены данным досугом,
чую, в плане диет – ждёт нас шиш!
…Ох, была бы ты мне верным другом,
или давним товарищем лишь…

2022

«ОПЫТ»

Пускай, «должно ж мне повезти!» –
осталось лишь предтечей чуда,
я понял: как себя вести,
куда, зачем, за кем, откуда!
Бездонны знания мои,
аж через край вот-вот польются:
где подхихикнуть, где заткнуться,
сбегать в Майкоп иль на Мали.
Кого пускать в цветные сны
иль, попросив разуться, в душу, –
стереотипы мне ясны,
(сто раз садился с ними в лужу).

Теперь известно, – чёрт возьми! –
на ком и сколько раз жениться:
с кем – с полшестого до восьми,
с какой – совсем угомониться.
Про воспитание детей
могу легко катнуть учебник.
Я в дружбе – маг, в стихах – волшебник,
во всяком сексе – грамотей!
Вполне отлажены понты,
и сам я весь на «автомате».
Вопрос: «собаки или коты?» –
решился, правда, словом: «хватит…»

А об «украсть и не подсесть»,
так вообще смешно судачить.
Тех прошлых навыков не счесть
и техник всех не обозначить!
Ещё: чего желать врагу –
инсайд надёжнейший имею.
Пророчу, ведаю, Умею,
и часто верю, что смогу!
Порхало сердце-голубок,
вдоль райских тамбуров и ада,
запоминая назубок
все «надо было б…», все «Не Надо!»

Для всеобъемлющей любви
держу распахнутыми чакры.
Мной унавоженные акры
несут плоды, сколь не трави.
Ха! уж казалось бы, давай! –
владей, имей вполне серьёзно,
а хочешь – в шутку обладай!
Бля, кто ж придумал это: «поздно»?!
…Осталось, звякнув горстью лет
и подавив сердечный ропот,
приобрести свой крайний Опыт –
в один конец один билет…

2022

«АНТИИДИЛЛИЯ»

Всё грустней мне, братцы, да печальнее.
Лозунг, окрылявший искони:
«Мыслить надо шире и глобальнее!» –
малоактуален в наши дни.
 
Измельчало напрочь планетарное,
с местечковым – тоже не ахти.
Сплошь царит Безликое, Бездарное,
Никакое, мать его ети!
Толь себя мы сами искалечили,
толь на нас рукой махнул Творец?
Где, – ау! – м. тэтчеры, у. черчилли?,
new-Ульянов-Ленин, наконец!
 
Не до звёзд; тихи дела ракетные;
освоенью Космоса кранты.
Миллиарды, разве что, бюджетные
тырить – высший шик для гопоты.
Нам плевать во впадины, на полюсы;
глухо с доказаньем теорем;
вместо мудрых книг – «TikTok» и комиксы,
куцые стишки взамен поэм.
 
Нам всегда не больно-то легко жилось,
но ведь планов было Громадьё!
а теперь-то, глянь, как всё скукожилось,
стёрлось, источилось, изничтожилось:
чувства, цели, помыслы, шмотьё!
«Новости» страшны, убоги «паблики».
Мир собой не сдобрили вокруг –
микро-политические карлики,
нано-лилипуты от наук.
 
Ждать иного нужно ли, и должно ли, –
априори даль махнув на близь, –
если до низин подобных дожили,
до мышей ничтожных до…ь?
Крупное, Великое и Важное –
позади, с частицею «уже».
Молимся теперь лишь на винтажное,
хорошо, пока не в парандже.
 
Бесполезным грузом в кучу свалены:
хлам надежд, проектов пыльных вздор.
Может, пригодятся те развалины –
подлатать вдоль памяти забор?
Ни Арбат родной, ни Пикадилли, я
«местом силы» больше не зову.
И словечко глупое «и-дил-ли-я» –
по слогам ромашкой оборву
 
2022
 
 
 
«АЛЬТЕРНАТИВНОЕ»
 
Рано или поздно выдаётся
Откровенье – жаждущим успех:
«Если лучшим быть не удаётся,
тупо стань гораздо хуже всех!»
 
У благих деяний, как обычно,
слишком уж очерчены края.
Поле Зла ж – бескрайне, безгранично,
беспредельно, вяще говоря.
Дар необходим для созиданья,
навык бы труду не помешал,
а уж без талантом обладанья –
кто, когда, чего-нибудь свершал?
 
То ли дело – бедствие устроить,
некое инферно замутить!
Верно говорят: «ломать – не строить»,
по любому: «гробить – не родить».
Не хватило места для Поступка,
к Подвигу морально не готов? –
рви, где тонко и ебашь, где хрупко!
недругов придумай всех сортов!
 
Переполнен лихостью и прытью? –
смело открывай злодействам счёт!
Смог, – импровизируй по наитью,
нет, – плети злокозненный расчёт.
Стольких, как у нас, «воров в законе»
не носила бабушка-Земля!
Где, ещё, количество такое –
профессионального жулья?!
 
Нынче – Зло – логично и привычно,
модно, популярно, вновь свежо!
лично применимо и публично,
там трагично, тут до слёз смешно.
Уж и дикость смотрится не дико.
Не понять – где страж, а где бандит.
Высшее – поди-ка, разбуди-ка!
низменное ж – бодрствует и бдит.
Что мне до хронических подонков,
ссученных «господ» иль их «пажей»?
Свыкся. Иногда лишь жаль потомков,
кошек беспризорных и бомжей.
 
Пусть пока я и не кровопийца,
а подчас замашка-то мелькнёт:
хорошо б в коррупцию (хоть) влиться…
да никто к истокам не зовёт.
Вот и исхожу (уже всё реже)
на своё словесное говно,
что озон не портит, глаз не режет.
Потому как Доброе оно!
 
(из раннего)
 
 
 
«БЫЛО – СТАЛО«
 
«Было – стало», «начато – закончено»:
знай, черчу связующие чёрточки.
Вот бы угодить под штамп «уплОчено»,
а ещё б – с колен взлететь на корточки!
Верил, тяготясь духовным голодом,
по утрам привыкнув жаждой маяться:
«муть творится лишь с любимым городом;
ну не всю ж страну покрыла задница!»
 
И молчал я, и мычал и телился,
теша самомнение сомнением.
Что со мной неладно всё – надеялся;
не со всем же – разом – населением!
В силу ль, так сказать, интеллигентности,
в полустёртый знак ли уважения –
допустить не смел прирост процентности
обще-мозгового разжижения.
 
Мне, давно с Минувшим не воюющим,
отпустившим пленные иллюзии,
должно ли загадывать о Будущем,
коли им заранее контузили?
Тут бы, – королю доверясь голому, –
приобщиться к моде на порожнее,
покориться б кротко Року-Голему;
выглядеть хотя бы чуть набожнее
 
иль, на чемоданах тощих сидючи,
с нетто недодел и псевдосимволов,
выбрав пару алиби из тысячи,
срочно б сотворить удобных идолов!
Но, маршрут просрочен опозданием;
навигатор сдох, неладно с флюгером.
Мнил – играю в покер с Мирозданием,
оказалось – в «дурака», и с Шулером
 
2022

«СЛАГАЙТЕ, ГРАЖДАНЕ, СТИШКИ!»

Слагайте, граждане, стишки!
В порыве духа плодотворном –
взбодрившись кофе и попкорном –
добра садите корешки!
Пускай, проросшие вершки
невзрачны и нежизнестойки,
всё гоже, чем чинить попойки,
да гробить шлаками кишки!

Пора, друзья, апгрейдить мозг,
в окно метнувши телеящик,
с его комплектом зомбо-розг!
Коль вновь херово с настоящим,
вломитесь в прошлое своё,
а с ним не вышло, – сладко врите:
химер бесплотность облачите
в словес ажурное бельё!

Сбегите прочь в фантомный мир,
его вдруг высосав из пальца,
где на романтика-скитальца
не цыкнут: «враг!» и «дезертир!»
О, в те края абонемент
себе позвольте спешно выдать!
Уж там – ни царь, ни хмурый мент –
не в силах вас порвать иль выдрать.
Ведь грёз невинных ваш карман
скуднее, разве ж, одиозной
фантастки Роулинг Джоан?
(хоть та трындеть изволит прозой.)

Какой ни есть, цикличный быт
не изводите ежечасно
на полность полок и корыт –
баблово, тряпочно, колбасно!
Отриньте жён-бл..дей-мужей,
грызущих спину обормотов!
Гоните Лишнее взашей:
не дотерпев, недоработав!
Любой тревожащий балласт:
завистник, жлоб иль неумеха –
искусству-творчеству помеха
и аморальный педераст!

У нас в крови – махать пером.
Во дни межклассовых торосов
возрос «лит. бум» в тридцать седьмом,
(жаль, в жанре кляуз и доносов).
Земле сполна всучили бед,
под грохот лозунгов порожних –
несостоявшийся художник
и неудавшийся поэт.
Надеюсь, новая Страна
ещё займёт иные ниши
и, вдохновившись, письмена
перенаправит лишь на вирши.

Пишите ж, родные мои!
неважно: рэп иль эсэмэс-ки!
Живописуйте о «любви»,
про «жизнь», раздвинув занавески;
лепя ошибки недуром,
простецки выпав из размера,
у Блока слямзив, у Бодлера,
очаровавшись ли Шнуром.
Плевать, что в строфах тьма фигни,
засада с рифмой, жуть со слогом,
и Миру злющему они –
ну, никаким не спёрлись боком.

Но.., только с мясом пирожки,
фарт за грешки, за лесть – медали,
на модных лацканах флажки –
на Небе в плюс зачтут едва ли:
там вам не здешние лошки,
там не прокатят трали-вали…

Слагайте, лучше уж, стишки!

2022

«НОВО-ДУРАЦКОЕ»

Как правило, глупец не понимает,
что он – безоговорочный Дурак.
Велосипед ли вновь изобретает,
изводит дальних, ближних донимает, –
всё у него ништяк, всегда Всё Так!
Которое уж кряду поколенье
терзается загадкой: почему-
-зачем пенькАм такое самомненье,
коль рьяный их запрос на уваженье –
не шибко соответствует уму?!

Иной, вон, – графоманя без зазрений,
раскладывает столбиком слова,
и хоть всегда читателей раз-два,
уверен – есть непонятый он гений,
(мудрец, оракул, мега-голова!)
Другой же, жизнь спуская в унитаз, –
свою, и приключившихся под боком, –
печальный сей процесс отмажет враз:
он, дескать, был на то сподвигнут Богом,
Судьбы, мол, выполняя спецзаказ.

На паперти ль сшибающие милость,
с душком ли бомжик , офисный ли клон –
всяк пестует свою неповторимость,
незаменимость, безальтернативность
и штучность, при обилии сторон.
А что уж о «родном», столь неблестящем
«элитном» и «бомондном» говорить!
С такими, – в нашем как бы Настоящем, –
больших успехов точно не обрящем
и с Будущим придётся временить.

От песенок, от клипов «Telegrama»,
кино, ток-шоу – оторопь берёт:
хана, кирдык полнейший, Mia Mamma!,
плюс, на кого рассчитана реклама –
тот, именно, того и не поймёт.
Попробуй, дураку про идентичность
с его же ареалом намекнуть!
Заноют: ой, «права», «терпимость», «личность»,
«политкорректность», сука, «неэтичность»,
а могут и по морде зачерпнуть!

Казалось бы, вдогонку за прогрессом
по кайфу с Интернетом в даль грести.
Но, стало вдруг быть выгодно балбесом,
шутом, придурком, с разным весом бесом,
ведь это – в тренде, моде и в чести!
Безмозглость ныне – грация и лёгкость.
Трактуемое раньше как «отстой»:
вульгарность, агрессивность, недалёкость,
кривь лексики, в манерах кособокость –
сейчас зовут «душевной простотой».

Каким бы «амплуа» не наградили,
какой бы не нарыли компромат
и факты доказали, подтвердили, –
ни одного ещё не убедили,
что он, – дурило, – сам и виноват.
Раз наш ориентир – с собою сходство,
раз ласково из зеркала глядят:
не интеллектуальное уродство,
не броское духовное банкротство,
а мысли эталон и благородство, –
уместно ль сходу верить всем подряд?!

2022

«ОТЗЫВЧИВОЕ»

На сайте, под стишком своим
увидел отзыв я пространный:
мол, «автор – мутный, дюже странный,
агент, похоже, иностранный, –
ругает всё, на чём стоим!»
«Уж шибко умный», дескать, я,
«а надо быть чуток попроще!»,
и, – уйма желчного ля-ля,
с пятком ошибок в каждой строчке.

Знать, оппонент мой, из всего
мной нарифмованного всуе,
ни то что сленга иль арго,
ВАЩЕ не понял Ни-че-го,
и мне ж попрёки адресует!
Откуда, типа, я «нарыл
таких причудливых словечек»?,
«хрен разберёшь!», а мой посыл –
«туфта, и сивый бред кобыл!»…

– Слышь, возмущённый человечек,
раз не охочий ты до книг:
в объёме нужном, в полной мере,
есть мудрый «Гугл»-поисковик,
там за один мышиный клик
найдёшь подсказку в каждой сфере.
Вопрос! к чему мой «огород»
неугомонно навещаешь
день ото дня, за годом год?
Терпел, воды набравши в рот,
но, блин, прорвало. Вон, как лаешь.

Не в кайф, не близко? к прочим дуй,
где прост сюжет и смыслы ясны.
На кой мне, бедный оболдуй,
твои оценочные кляксы
и зависть-злость, чернее ваксы?!
Я благом был бы обуян,
когда б мне внемлил, тут возникнув,
(пусть подъебнув и даже рыкнув),
большой Поэзии гурман,
Иртеньев, тот же Дима Быков
иль дядя Игорь Губерман!

Я ж, вот, не тщусь тянуть тузы,
не зная прикуп мало-мальски.
Раз «байхуа» чужды азы –
читать не лезу Лао-Цзы
в оригинале по-китайски.
Коль не дано постичь попсу,
её мне слушать не пристало.
И на людей, – знакомых мало, –
обычно, с лоджии не ссу…

Нет, я ответ не стал строчить,
лишь как-то так подумал мельком.
Его ведь не переучить,
не починить, не излечить.
Размыт. Разменян по копейкам.
А может, столько натворить
успел, болезный, к полувеку,
так всех достать, так утомить,
что больше и поговорить
реально не с кем, человеку?

…Пульну в «игнор» тот монолог.
В душе – никак: не злей, не горше.
И лишь одно усвоил тоньше:
спасённым – рай, разумным – Бог.
Но, дураков – всё больше, больше…

2022

«ПАХУЧЕЕ»

Пахуча жизни кутерьма…
Вдруг утерявши респиратор,
я докой стал в сортах Дерьма:
знаток, ценитель, дегустатор.
Сей вульгаризм простить прошу:
манёвра нет для вариаций.
Давно чутьём не ворошу
вокруг себя иных субстанций…
 
Амбре исходит от столиц,
нюхнёшь глубинки – тоже пытка.
Растёт число: и видных лиц,
и просто лиц, с симптомом «жидко».
А коли ступишь в интернет,
в средУ комментов и озвучек,
там вообще спасенья нет
от орд хронических вонючек!
 
Не пахнут деньги? ой, ля-ля!
Вдохнёшь потщательней, бывало:
от виртуального рубля
разит не меньше, чем от нала!
Бьют беспощадным хуком в нос –
с весьма дурным букетом схемы:
сплошной «наркос», да «гос. бандос»!
Короче, те ещё проблемы…
 
Спасибо, греет душу газ –
миазм природно-натуральный,
родной и вхожий в экспорт «Аз»,
продукт пронзительно-сакральный!!
Хоть не до всех дошёл он сёл,
бодря крестьянам обонянье,
не помнит слоган лишь осёл,
про это «Наше» достоянье»»!
 
Порою, был я страшно рад
не раз отшибленному нюху.
Ан хрен! величественный смрад
слезил глаза, паскудил слуху,
сушил язык, и оскоплял,
и портил вкус, усилив сальность.
Как так быть может?! – не вдуплял;
на то она и аномальность…
 
Таков удел, похоже, мой –
насквозь пропахнуть местной кармой.
Частенько тянет тут тюрьмой
иль психбольницей, иль казармой.
Согласно дующим ветрам,
(по большей части не с Монмартра),
то перегар здесь по утрам,
то веет сгнившим «светлым завтра»…
 
Пусть и суров фон-фронт для масс,
экологически невнятен,
но «дым отечества» у нас –
извечно «сладок и приятен»!
Утру токсичную соплю.
Привык. Принюхался. Терплю.
А чужака, что заявляет:
«Фу! как же, fuck, у вас воняет!» –
за русофобство удавлю!
 
2022
 
«ДАВНО, ЕЩЁ С ВРЕМЁН ПЕТРАРКИ»
 
Давно, ещё с времён Петрарки,
сладкоречивые поэты,
пыхтя от чувственной запарки,
строчили длинные сонеты,
слагали трепетные песни
стыдливо-робким юным девам.
Взглянуть же пристальнее если,
влеклись – лишь их цветущим телом,
пленились милою мордашкой,
устами, глазками в комплекте,
и, чтоб покорною монашкой
слыла избранница при свете!
 
Взять героинь, да хоть Шекспира
иль лорда Байрона прелестниц:
где, кладезь «внутреннего мира»,
с реестром мудрых околесиц?!
В среде мужской литературы,
суть дам – всего-то блеск обложки,
а сам подтекст: мол, бабы – дуры,
но, до чего ж чудесны ножки!
Не зря ж девичьи диалоги –
и до, и в пору страстной ночи –
столь куцы, лексикой убоги;
(красней, кивай, но.., покороче!)
 
Сексизм настырный и харассмент, –
в алькове замка ль, средь бедлама, –
бессмертный, древний хищный аспид,
родство ведущий от Адама.
Будь то винтажный грустный рыцарь
иль хмырь, верхом на «мерседесе»,
могло ли что-то измениться
в процессе «сватанья» к «принцессе»?!
 
Увы, увы… Кто пожил – знают,
по чём скорбят мои печали,
и что химеры скоро тают,
уж как бы их не величали
всего за час, за миг какой-то
до вожделенного финала!
И – всё. И храп, как из брандспойта.
И серенад как не бывало…
 
2022
 
«САМОВЛЮБЛЁННОЕ»
 
Что греха таить? не скрою я,
прошлое копнувши озадаченно:
вся влюблённость первая моя –
на меня же и была истрачена!
Сам себя собою покорил,
пропитавшись нежностью интимною,
но, с годами пыл угомонил,
бросив страстность ту считать взаимною.
«Ой, как сложно, слишком глубоко…» –
так и слышу чью-то злую реплику.
Соглашусь, читатель, нелегко –
Эго замерять по сантиметрику.
 
Для телес – затея хороша,
изменить согласен мозг сознание,
а в ответ им – целочка-душа
вопиёт про срам, про наказание!
Рад принять спиртного литра три
и не прочь всю ночь прелюбодействовать,
только, некто кто-то, там, внутри,
начинает мне противодействовать.
Скрытный обдурю самоконтроль,
накосячу всласть, устрою шухер ли,
и… взамен любви ответной – боль,
значит, чувств цветы надолго умерли.
 
Стоит же осилить, победить,
смочь, суметь, создать, ну, и так далее,
можно ль Нам такого не любить:
тщательней, изысканней, детальнее?!
Отчего б и не пообожать,
сообща теплом бы не попотчевать,
коли найден повод уважать –
классного себя – за сверхнаходчивость!
Раз душа и тело заодно,
вместе и ликуют, и печалятся,
знай, дружок, тебе с лихвой дано,
хоть стократ с тебя и причитается.
 
Точно помню: вслух себя хвалил –
по делам, ценил – лишь по последствиям.
Нёс херню, однако не юлил
ни пред сволотою, ни под следствием.
Не кивал башкой, роднясь с толпой,
ничего не клянчил на заутрене.
Уходил: в стихи, от баб, в запой –
согласуя се маршруты внутренне.
Не менял свободу на рубли,
над врагом зажмуренным не лыбился,
и, в большие дутые Нули –
слава Вездесущему – не выбился!
 
Нет, конечно, кротость – не моё,
не привил мне социум покорности,
но, с душой-то чаще мы поём,
реже – слёзы льём от безысходности.
Столько умудрился натворить,
большей частью нужного и доброго,
что Судьбу не поблагодарить
лишний раз, мне было неудобно бы!
Адоратор Неба и Земли,
и Богинь, чей нимб ещё виднеется, –
им признаюсь в истинной любви,
плюс себя уважу, разумеется!
 
Повод есть! найдя для рифм елей,
божий дар украшу бриллиантами!
Скромностью ж пусть тешится своей –
публика со скромными талантами…
 
2022
 
«ЭНТОМОЛОГИЧНОЕ»
 
Только-только взалкаю нирваны,
быт рисуя в щадящих мазках,
тут же бац! и стишки-тараканы
уж вовсю копошатся в мозгах.
Было дело: морил их, ползучих,
резко умственной пищи лишал,
но, увы, тех созданий живучих –
рок ли, случай ли – вновь воскрешал
 
Чуть пришипятся, угомонятся –
затевают опять хоровод,
плюс достаточно лихо плодятся,
множа вид, совершенствуя род,
существуя, сказуя, глаголя,
прилагая, меняя падеж.
Им не чуждо амбре алкоголя,
явно в кайф мой духовный мятеж!
 
Я ж – один… Мне на микро-взаимность
неуместно, пожалуй, серчать.
Оттого и домашнюю живность
приручился добром привечать.
Сам попавши в капкан умиленья,
мелкоту – чем могу – подкормлю!
Не обижу червя, я, сомненья,
мыслей-клопиков не раздавлю!
Грех гонять столь доверчивых крошек
с обустроенных ими же мест.
Стресс – без милых обид-мандавошек:
сувениров от ранних невест!
 
Пусть назойливы домыслы-мухи
и кусачи в ночном шабаше,
хорошо – в сердце воют не суки
и не кошки скребутся в душе!
Злобный бес не колотит по рёбрам,
жаба-зависть не душит пока…
И звучат в исполнении бодром
чудо-глюки ушного сверчка!
 
2022
 
«ПОДДАТЫЙ ПОДДАННЫЙ»
 
Натура противоречивая,
яви ж к себе хоть мизер жалости!
давай, уже, угомонись!!
Ни болтовня велеречивая,
ни взбрыки вольностей, ни шалости –
не подсластили горечь-жизнь.
 
Оббит порог грехопадения,
а я свой лоб всё встряской потчую!
Не там соломку подстелив,
взалкавши тления-хотения,
творю падения воочию.
Как ванька-встанька терпелив…
 
С вполне расстрельною поспешностью
цепляюсь экстренно за поручни
трамваев-грёз, идущих в «парк».
Кросс за беглянкой-славой, внешностью –
мной вновь проигран ближе к полночи.
Ещё не мат. Пока цугцванг…
 
Нет-нет да силюсь в тост задор совать,
будь то чифир иль рюмка «Hennessy»,
и, эксгумировав Мечту,
продолжу искренно упорствовать
в своей застольной, ветхой ереси:
ждать встречи с Теми, верить в Ту!
 
Но, по долгам – и беды данные.
Плачу (понять, кому бы?) барщину,
на здравомыслие налог:
читаю вирши бесталанные,
напряжно слушаю кустарщину –
всем стилям-вкусам некролог…
 
По коммуналке Мироздания
соседи, «сёстры» и «брательники» –
сплошь порознь заняты собой.
Спасибо, минул наказания,
не угодивши к ним в подельники,
не траванувшись их судьбой
 
!В мельканье калейдоскопическом,
постичь оттенки тщетно пробую.
Не преуспею. Серый тон –
в окрестном круге герметическом –
не признаёт систему дробную
иль разность степеней-сторон.
 
Напрасен бисер – свиньям розданный.
Стал пшиком шик первопроходчества.
Мышь – близкородственна горе
А я? Что я..? Поддатый подданный
Его ВысокоОдиночества –
един в себе, как перст в ноздре…
 
2022
 
АМНИСТИЙНОЕ»
 
«…как сапоги стяну с убитого –
мечты с былого поколения
и на себя – под ноль обритого –
их робко наскоро примерю я…»
Так было, помнится, мной выдано
во времена блаженной юности.
А от меня какая выгода –
идущей следом ранней дурости?
Что взять с несвежего пропащего,
все сроки годности отбывшего –
уже не слишком настоящего
и к предстоящему остывшего?
 
Пусть не лишён я содержания,
но при детальном рассмотрении –
плохой пример для подражания,
не символ в классовом борении,
совсем не спринтер за медалями,
отнюдь не гуру в камасутре, и,
возне с теперешними кралями –
себе препятствую я внутренне…
 
Из нас, лихих, в дни оны (хрена ли!),
на всякий случай, предостаточно
«гвоздей» и «гаек» понаделали!
однако, многих съела ржавчина.
Где, что когда-то нами скреплено?!
Глядь, от фронтона до фундамента –
такого-всякого налеплено:
лишь для понтов, да для орнамента…
 
Ни чипов-дейлов нет, ни бэтменов,
голяк спасателей-спасителей.
У «звёзд» новейших шоу, вестернов –
вид потрошителей-растлителей.
Сверхчеловек – в моём понятии –
не модуль «двигателя вечного»,
не крез и член рулящей партии!
но, блик чего-то Человечного…
 
Не то дано, не это выбрано?
иль не свезло опять с «бэкграундом»??
Во что играл, то и проиграно:
как по очкам, так и по раундам.
Мой календарь скудеет листьями,
в нём «красных дат» не сыщешь более.
…Смешно частичной ждать амнистии –
по оба полюса Неволи мне…
 
2022
 
«ЖАДНОСТЬ»
 
…всему виной – людская стадность,
рост конкуренции ли в ней??
Цветёт, не зная сладу, Жадность:
сорняк кургузых наших дней!
Весь прежний опыт был не в кассу,
с турне по граблям, ломкой дров.
Напасть сия сгубила массу
амбивалентных фраеров.
 
Не в курсе, славились ли души
когда-то буйной широтой,
но ныне, даже бить баклуши
проблематично с «ширью» той.
Кто по «лаве» совсем не тужит,
кто дальновидно хапнул впрок-с,
тех интенсивней жаба душит!
Забавный, право, парадокс…
 
С такой-то прорвой нефти, газа
и проч. подножного сырья,
получше б жить могли в три раза!
(да что там в три!! мельчу я зря!)
Пусты мечты про «ух ты!», «ах ты!»
На зависть нам, назло врагам:
льнут к виллам люксовые яхты,
и деньги лепятся к Деньгам…
 
Страна – не чуткая весталка,
не лекарь собственных разрух.
Ей, скряге, и не то чтоб жалко
лишка потратить на старух,
взбодрить вояк, сирот пристроить,
чуток закинуть в «средний класс»,
да просто, термин: «экономить» –
суть Экономики у нас!
 
Ага, про «нас»… Помыслив трезво,
минуя «общие» места,
замечу: в нашу бытность влезло
такое жмотство неспроста!
Копнуть поглубже, эта завязь, –
вполне сродни, от плоти плоть, –
с ещё одной бедою: «Зависть».
Поди, попробуй побороть!
 
Ох, недуром берут завидки,
всегда с накруткой и маржой:
на чьи-то цацки и пожитки,
на внешность, смелость, ум чужой.
Гнетёт масштаб чьего-то ранга,
вгоняет в гроб не твой успех.
Уж до «закона» ль «бумеранга»?
«Даёшь п….ц один на всех!»
 
Стара, скучна, избита тема.
Чего с нас, собственно, возьмёшь?,
когда бесхитростность – проблема.
великодушье – стоит грош.
Нам жаль восторженности злата.
Скупимся брать любовный форт.
И лишь бездарной жизни трата –
никак не вводит в дискомфорт.
 
Там перетерпим. Тут утрёмся.
Чувств бережливость – здешний путь.
…А как в сети-то мнёмся-жмёмся:
«лайк» подарить кому-нибудь…
 
2022
 
«МЕТАНОЙЯ»

­­Год за годом и круглые сутки,
от кутюр иль в китайской «италии»,
бродят-ездят повсюду желудки,
суетятся окрест гениталии:
в состоянии крайней эрекции,
с перманентно-активным либидо.
То – продукт минусовой селекции?,
образец вырождения вида?,
отголоски разрух, революций,
мировых и гражданских побоищ ли?
Урожай наш, – опять квёло-куцый, –
скуп на фрукты, горазд лишь на овощи;

да и те – не ахти плодоносят…
Лица мудрые, благопристойные –
старомодны, их больше не носят,
в тренде массовом – мурла разбойные.
Примитивна начинка контента
и тождественна дезинформации:
шиш размаха, фантазии, грации,
при обилии ресентимента!
В «дюже умной» валандаться сфере –
не пристало давно, с пылом драйвовым.
Коль модерн равнозначен «Мадере»,
грех не спутать Брюллова с Бердяевым.

Уцелевших значений обноски,
акры лексики, в прах размежёванной, –
единицам понятны без сноски:
расшифровки, предельно разжёванной.
Святы – ветхой архаики мощи,
досточтима Минувшего мумия.
Ведь на фоне «чего-то попроще» –
меньше виден масштаб слабоумия!
Знать не зная про «локус контроля»,
спим не хуже, скудней не обедаем.
…Нам, братва, не страшна «метанойя»,
ибо, что это? – сроду не ведаем!

2022

«ЧУЖОЕ»

­­­­Эти улочки, площади ль главные,
разодетые в свет фонари,
в свежей краске скамейки бульварные –
не мои вы теперь, не мои!
Вроде, звёзды – в своей дислокации,
веет той же прохладой с реки…
Только, словно в сезон оккупации,
их Своими мне звать не с руки.

По инерции, тщусь полюбовно я
искру общности некой разжечь.
Но.., прислушаюсь: музыка – новая,
странен хохот, инакова речь!
Чудь повадок, моя многоопытность –
жмутся стайкою белых ворон.
– Ну, приветствую, что ль, Юность-Молодость –
беспринципный Чужой Легион…

Где уж тут, нос кривя, сложно умничать,
зло ворчать на пришедшую «власть»?!
Я и рад, может, с ней посотрудничать
иль во имя её – ниже пасть!
К сожаленью, те девочки-мальчики
равнодушны к винтажным делам.
Так на то они все и «захватчики»,
дабы личностный строить бедлам!

Явь – апломб-то чуток поубавила.
Для таких, вот, избывшихся нас,
и добавлены спешно new-правила,
комендантский введён мега-час.
Воздух, будто листовками броскими,
полон перечней строгой херни;
внятно, чётко, доступно, со сносками:
что из прежнего, – нынче – Ни-ни!

«Восседать по бистро – нежелательно!»
«Модно-броский прикид – смертный грех!»
«Стоп! Скромнее, не столь зажигательно –
в плане бурно-амурных утех!»
«Заплати, старый хрыч, репарации
за ущербную бытность свою,
и, давай, отдыхай в резервации,
у минувшей Судьбы на краю…»

Застят взор ордонансы железные.
Подзапретные, вышли в тираж:
поцелуи полночно-подъездные,
да гитары дворовая блажь!
Съездить хаму в мурло – верх безумности!
Моветон – гнать по встречке авто!
Из всего, что дозволено Юности,
мне прощать не возьмётся никто…

Чёрта с два – дамся заживо тлению!
своё Ретро под Новь не прогну!
Я, партнёршам по сопротивлению
заговорщицки хищно мигну,
и, не жалуя сленг-тарабарщину,
наплевав на уклад и «закон»,
точно в детство – впаду в партизанщину,
откопав ранней резвости схрон!

2022

«У ТЕБЯ ДОЛГО НЕ БЫЛО СЕКСА»

У тебя долго не было секса,
у меня – маломальской любви.
Данный факт окрылит, чёртом дёргая и подмывая.
Ты, к тому же, слегка поэтесса.
Твои: «вау!», «окей», «селяви» –
где-то даже милы, хоть заточен и не на слова я.

Мы знакомы не более часа.
Гляну с боку на наш тет-а-тет,
следом, мельком в себя: жив во мне ль «впечатлительный мальчик»?
Уподобимся ль видеться часто
или быстро сойдёт всё на нет?,
словно спешный рассвет, как банальный курортный романчик.

Ни проекта пока, ни расчёта.
Чистый случай, этюд наугад,
примитивный инстинкт – безобидный и плоско-пологий.
Знаю, я – отражение чьё-то,
заменитель, эрзац, суррогат.
Да и ты – лишь одна из нехитрых моих тавтологий.

В общем, те же «забор» и «мочало»:
форс ужимок, уловки лица.
Ты податлива и, предсказуемо нетерпелива.
«Да-с, пожалуй, любое начало
начинать продуктивней с конца!» –
скаламбурю не вслух, и отмечу вдогон: «а красива…»

У тебя поспевает так скоро
вдохновение нас срифмовать,
выдав новый экспромт, в тон разбуженной микро-стихии.
Твоего романтичного вздора
не читал, но дерзну полагать,
что и эти «стихи» – тоже будут довольно плохие…

2022

«ДОВЕРЧИВОЕ»

Мне ль «ваньку»-то на старость лет валять,
«гнилой базар» фильтруя деликатно?
Но, «верующих чувства оскорблять» –
неловко, неуместно что ли, как-то.
Заметьте, про Святое, я – ни-ни!
(к тому ж, оно для каждого различно).
С недавних пор, к сортам любой Херни,
терпимей стал я, сдержанней… публично.
 
За пазухой камней, в кармане клизм
иль фиг – не прикопил для укоризны.
Ведь верили же скопом в «коммунизм»
и в «гуманизм», и прочие, там, «измы»!
Раз жив позыв не только воровать
(идею ль, пуд бесхозного ль навоза),
не грех и на пришельцев уповать,
халявы ждать от Дедушки Мороза!
 
Где, как ни в нашей сказочной стране,
столь трепетно относятся к посулам?,
обычно: крепко сидючи в говне
и хвастаясь, меж тем, «хорошим стулом»!
Сотри же наваждений силуэт,
надёжу в «завтра светлое» отринь-ка,
предай ли смеху действенность примет,
и?! И, привет: неврозы, смыслов линька!
 
Вот оттого, в столицах, волостях,
вполне резонно страждет населенье
забыться-таки в стельку в «новостях»,
в себя впихнувши залпом чьё-то «мненье».
Доверчивый, родной сермяжный пласт
всё ждёт «Чудес» от призрачного «поля»!
Ментально близок поп нам, мил фантаст,
понятен Кашпировский дядя Толя!
«Пророчества от Ванги» в «Яндекс Дзен» –
поставлены доднесь на производство,
а всякий Нострадамуса катрен –
есть к действию прямое руководство!
 
Не зря ж, то виртуальный Интернет,
то Телевизор властвуют в Отчизне!
…Глядишь, поверю, что и Смерти нет,
коль усомнился в истинности Жизни…
 
2022
 
 
«БЕЗАВТОРИТЕТНОЕ»
 
Когда-то, рассмотрев картину Мира
и пыл-восторг щенячий сбавив плавно,
зарёкся я творить себе кумира,
а уж теперь – избави Бог подавно!
 
Для толп – непререкаемые «гранды»
и душ заблудших типа инженеры –
не выдали, увы, ни пайки Правды,
ни порции взаправдашней химеры.
В чём мудрость-то?! Под слоем нафталина
пылятся бесполезные тома:
то «горе без мозгов», то – «от ума»,
то монолог влюблённого «павлина»…
 
Смурной «авторитет» из девяностых,
с оттяжкой гнувший пальцы на районе,
хоть и пересмотрел «отцов» всех «крёстных»,
в реале не дорос до Аль Капоне.
Потом, сей персонаж вполне конкретный,
сменяет красный «лепень», «цепуру»,
«Cherokee jeep», с «волыной» кобуру –
на кресло под гербом, значок трёхцветный…
 
Не раз сочту наивной блажи верхом,
опять не въехав: за каким же лешим –
пластаться перед выпученным клерком:
куда-то влезшим, встрявшим иль воссевшим?!
Не нужно слыть заядлым дивергентом,
чтоб дважды два сложить-таки в столбец
и Родину не путать, наконец,
с её казённым лже-истеблишментом!
 
От всяческой любой «родной» «элитки»
имеем мы стабильно век от веку –
лишь сивый бред, подлянки и убытки,
да чисто вертухайскую опеку.
Ведь для того нас, глупых, и лелеют,
как кроликов разводят, впрок растят,
иль топят оптом, что слепых котят!
Но, хрен простят-погладят-пожалеют…
 
Не чужд я компромиссов-паритетов,
плюс лозунгам могу поверить сдуру.
Жаль, не видать в упор Авторитетов,
и дефицит хронический на Гуру.
…Бесславный фантазёр, молчун, отшельник,
прервав, без сновидений вещих спячку,
пойду-ка я выгуливать собачку,
на время одолжив ей свой ошейник…
 
2022
 
«ДЕ-ФАКТО»

Наваждению сродни, подобно мороку,
воцарилось нынче низменное Нечто,
и шагает с нами в ногу, рука об руку:
кроем броско и фасоном долговечно.
Коль печать порока стала «знаком качества»,
надо ль рыпаться, уместно ль суетиться?
Жаль, похерили давно, проспали начисто –
чем могли когда-то, в принципе, гордиться.

Даже список наклонений сослагательных
злоумышленно, старательно утерян.
Толи выбили сознанье у «сознательных»,
толи просто, хлопнув дверью, вышло время.
А масштабного, просторного, глобального –
по привычке-то былинной – ой, охота!
Не средь быта же ущербно-маргинального
прозябать – очередная наша квота!
Ну, не удалью ж одной перво-петровскою
восторгаться всем натужно, то и дело?
или битвою, к примеру, Куликовскою?
– Здесь, сейчас подай! Назрело! Наболело!

Вроде, ждём ещё явленья новой Глыбины,
только нет житья и спасу от пигмеев.
Потихонечку разъехались «кулибины».
Слишком долго не родится «менделеев».
Ведь пустое место жаждет наполнения,
а тем паче, если мнит оно: мол, свято!
Пост сдают и принимают поколения,
а с наполненностью – снова хреновато…

Остро слушаю, читаю, созерцаю я,
обоняю чутко веяний потоки:
вдруг, идейка где мелькнёт рациональная,
да исполнится в положенные сроки?
вдруг, уймутся, наконец, звать чёрным белое,
надоест маркировать чернуху «правдой»??
Всласть надкусим настоящее и спелое,
сдюжим с засухой мозгов и с прочей «жаждой»!
Курс возьмём на фобий-маний излечение,
и, Создатель удивлённый, нам, быть может,
посулит разок де-юре Всепрощение!!
иль, хотя б, де-факто скорби не умножит…

2022

«НЕ ЕРЕТИЧНОЕ»

Я – вовсе никакой не еретик,
раскольник иль мятежный богохульник,
ничуть не ткач кощунственных интриг,
не осмеятель набожных бабулек.
Далёк от теософских горних сфер,
старательно чураюсь вечных споров
о «истинности-праведности» вер.
Слаб в чудесах, и в плане таинств сер.
Не злостный атеист, как А. Невзоров.

Однако, временами и меня, –
ни хайпа ради, не во имя денег, –
потянет, беспристрастие храня,
пожертвовать пять мысленных копеек
на паперти сегодняшнего дня.
По-дилетантски, чуть со стороны
взглянув на щекотливую проблему,
не тщусь дробить – и так уже дилемму,
но, даже мне коллизии видны.

Живуч, настырен, твёрд во мненьях бред:
согласно антикварно-древним сказам,
заросший бородою ветхий дед –
и есть наш Всемогущий Высший Разум,
а мы Ему – покорные рабы,
достойные лишь кар и частой плети,
с заданием – бить громко об пол лбы.
Хотя, в Первоисточнике – все мы –
Его и Им возлюбленные дети!

Вновь читан невнимательно Завет?
неправильно толкован ли опять же??
Сомнений в благе Заповедей нет,
ведь актуальны – более, чем раньше!
Небесполезен Строгий Пост для тех,
кому еды обилье – наказанье.
Но, чтоб в условный день – «трудиться грех»,
сомнительное, право, предписанье.

Бескраен оптимизм у простаков!
Ну, разве ж справедливо и нормально,
что энное количество грехов –
объёму свечек пропорционально?
Узришь, бывало, впавшее в экстаз
и напоказ камлающее рыло,
и ужаснёшься: «Это сколько ж раз,
и Как же накосячить надо было!»

Миллиардеров нынче – пруд пруди.
На месте сёл – дворцов бушует стройка.
О, им ништяк, к гадалке не ходи!
и веровать – особый шик! да только,
равна благотворительность нулю.
Среди рекламно-паузной нарезки –
нет, не они, сложившись по рублю,
шлют для калек – «на номер» – эсэмэски…

Пусть, где-то врун, охальник, едкий хам,
и свой досуг всегда гублю не с тою..,
а припечёт – влечёт к «святым» местам,
которых на текущий день я стою!
Известно: рай найдёшь и в шалаше,
и явок предостаточно у ада.
Касаемо ж «божественного», надо –
не верить, Знать давно пора уже:
коль есть душа, Он Есмь в твоей душе!

2022

«О ЛЮБВИ…»

О любви шуметь горазды мальчики,
грезить ею – девочки наивные.
После ж, – в этом деле неудачники, –
за стишки засядут примитивные,
не жалея знаков восклицания,
перелицевав «избитых» классиков.
Даты переврут и нарицания,
имена и клички одноклассников.

Ну, давай, наяривай, фантазия!
дорисуй, додумай, полуночница!
Пусть судьба – шаблон однообразия,
можно же подкрасить, коль захочется!
Упс! на сердце, временем растасканном,
как тату – проступит аппликация:
первый поцелуй в подъезде заспанном;
первая (взаправду) дефлорация;
неночёвка дома безрассудная,
схожая тогда с геройским подвигом;
встреча ли чудная (или чудная);
пробный отрубон, в обнимку с ковриком…

К собственным заскокам толерантная,
спутавшая розницу и разницу,
память, – пустомеля девиантная, –
хоть какую всучит несуразицу!
Вмиг предстанет ретро-чушь словесная –
нужной, важной, празднично подарочной,
близость же, случайная телесная,
стать решит возвышенной и сказочной.
Не растратив липкую привязанность,
в диалоги давешние вклинится
вся подряд былая недосказанность
и болтать, не зная сладу, примется.

Хмырь, с бутылкой «красного», со шприцем ли,
сдобренный пижонскою бравадою,
грезится сегодня, чуть не рыцарем,
мат его – почти что серенадою!
Королева школы, нимфа улицы, –
вновь прикрывши глупость сексуальностью, –
той «одной-единственной» почудится,
виртуальной потчуя детальностью!

Новое когда-то, «первозданное»:
данное, обещанное, спёртое,
превратится в самое желанное,
милое, родное, первосортное!
Вроде, и второе-третье-пятое –
тоже ничего, но.., вряд ли вспомнится,
ибо предсказуемо-понятное;
оттого склерозом и хоронится…

И, начхав на личное обычное,
сикось-накось, шиворот-навыворот,
нечто феерично драматичное
вымучают, вытужат, да выдадут
мемуарной лирики образчики:
прошлый «мачо», некогда «красавица».
…Пишут о «любви» – в ней неудачники,
а счастливцы – ею занимаются!

2022

«ВТОРОСОРТИЦА»

До чего ж сам собой я испортился
и себя же капризно избаловал.
То и дело гнетёт Второсортица!
раньше ж, помню, кривился, но жаловал.
Упроститься б пора, в силу возраста,
плотно слившись с ландшафтом отеческим,
бросив ждать от туземного «охлоса»
компромисса с лицом человеческим.

Нет же! мучает приступ прозрения,
обостряя углы восприятия.
Это прежде, слои населения
был готов заключать я в объятия,
а теперь, – уйму раз перепробовал, –
не сплетается нить единения.
Только зло задарма израсходовал,
встрявши в диспуты, спорные прения.

К точкам зрения пёстрым почтительный,
обнаружил я ныне воочию:
вместо «точек» – пробел разделительный
или кляксы, сродни многоточию…
Что возьмёшь с ненаполненных досыта?
как макнёшь силой в Свет Мироздания??
Уж куда веселей – под гипнозом-то!
Вероимство – сподручнее Знания!

Хоть и «вечность» уже двадцать первая,
и гостит интернет в каждой хижине,
стала ль жизнь наша менее серая?
к Постижению – сделались ближе ли?
Ни единого свежего паруса
не видать на притихшем фарватере.
Затянулась давно «менопауза»..,
вдруг, дождёмся от Родины-матери
Прорицателя, Мастера, Гения?!
Трём с надеждой очки запотевшие,
но, увы… Знать, плохи удобрения:
урожаи пока безутешные.

Дилетанты – подались в политики,
в экономике – краха образчики;
да и данной тенденции критики –
сами, в массе своей, неудачники.
В «храмах» Муз – вновь разлад и шатания,
позолота тускла, больше – ржавчина,
правят бал: пошлота, графомания,
самодеятельность и кустарщина…

Но, зато, сколь весомо и знаково –
встретить, средь скорбных сред запустения,
тех, кто мыслят с тобой одинаково,
и об этом – такого же мнения!
…Убыль-прибыль считать надо рыночно!
Плюс текущего времени скисшего,
в том, что смог отделить безошибочно
вторсырьё, я, от сорта от Высшего…

2022

«МОЛИТВА»

– Помоги мне, желательно тщательно,
стать смиренней, покорней, терпимей, и
перекуй, разучи окончательно
разбираться в людской биохимии,
симптоматике, да психологии,
охрани – в них копаться анализно!
Жуть берёт от мирской Патологии:
чересчур уж запущено, каверзно.

Переделай меня! пусть не заново,
лишь программки подправь с алгоритмами.
Мне б апгрейда простейшего самого!
Подгрузи под завязку молитвами
иль агитками из телевиденья,
или.., что там сейчас в тренде массовом?
Ведь, какой-никакой, потребитель я,
долгожитель в сообществе классовом.

Ниспошли же азы толерантности!
без неё – шансов нет на спасение.
Вон, и в Штатах – разгул «левой ватности»:
негра «негром» назвать – преступление!
А у нас, – страстотерпцев потомственных, –
лучше вовсе не трогать значения,
обходясь без «имён», как бы «собственных»,
но, сулящих одни злоключения.

Отлучи, наконец, от «правдивости»,
воли Слова, просторного действия,
глупой «здравости» иль «справедливости»,
от причины помилуй и следствия!
Обещаю, в завидной регрессии
я дойду до нужнейшей кондиции:
«Кафка, Оруэлл? Вредные бестии!
Жили, жаль, не в века инквизиции!!»

Ой, случись для манёвра возможности,
я ж таким разражусь благозвучием!
В лаврах весь окажусь и при должности,
подвернувшимся пользуясь случаем.
Восхитившись моими талантами,
оценив суть риторики правильной,
мне б вручили звезду с бриллиантами,
плюс – «народного», с шашкою табельной!

Ладно, это я так… Фантазирую…
А пока, сбавь, у грешного, рвение,
выдав логику в долг штрихпунктирную,
с подходящей диоптрией зрение!
Упразднив напрочь слово: «бессмыслица»,
я примусь с неподдельным усердием –
над сегодняшним «юмором» писаться,
наш футбол созерцать с милосердием,
жадно пялиться в шоу бездельников,
свято верить в текущие «новости».
Даже в хилых «стихах» современников –
обнаружу чуток одарённости!

Чтоб не льстился я думками грязными,
сор сомнений из памяти выскреби!
Дабы не был прихвачен соблазнами –
интернет окончательно выруби!
Коль богато не жил – надо ль пробовать?
Если совести ноль – фиг ли маяться?
Не вели больше ум мне расходовать!
Ну, аминь!
(Всё, глядишь, и наладится…)

2022

«СМЕНА ОБСТАНОВКИ»

…перечеркнув две остановки,
из близлежащего квартала
ко мне, для смены обстановки
зайдёшь под вечер. Ты устала:
от монотонной нервной службы,
от поджидающего «после»…
Вся фишка нашей, как бы дружбы,
в том, что встречаемся мы возле
чего-то важного обоим.
Вновь праздник маленький надстроим
себе – без пафоса, без спеси.
Час с небольшим. Но, рядом. Вместе.

Пусть воровато, пусть украдкой!
не маясь временно рутиной,
решишь прикинуться Загадкой,
а мне – не лень предстать Мужчиной.
Смешав: «искусственно» с «искусно»,
получим нужные коктейли.
Полезно будет. Будет вкусно!
и дело вовсе не в постели.
Порой, руками лишь касаясь,
печалясь или улыбаясь,
мы, дав отгул своим оргазмам,
молчим вдвоём. Молчим о разном…

Закат. Он – за стеклопакетом,
он колит взгляд тревожным бликом.
Ему не стать для нас рассветом,
не подтолкнуть к шальным интригам
и не разжечь (нарочно) ревность,
ломая чувств сырые спички.
У нас – особенная верность,
оригинальные привычки.
Не страсть взмывает ввысь, – давленье.
Мы – друг для друга – дополненье,
гарнир, придача и добавка,
от будней – липовая справка…

Не то чтоб ярко-интересным,
чертовски нежным или страстным,
кажусь тебе – пока уместным,
во многом – точно ненапрасным.
Давненько, к совести капризной
тобой прикноплена картинка,
где я – пропитан весь «харизмой»,
а ты – «вторая половинка».
И нам не хочется, чтоб Это
однажды кончилось, как лето…
– Пора?
Ты спешно правишь бровки.
– До новой смены обстановки!

2022

«ПРЕДНАЗНАЧЕНЬЕ»

Обернётся ль «оттепель» вновь «стужею»,
стихнут ли бои на личном фронте, –
вечно мы, под лозунгом: «К оружию!»,
в жёстком соучаствуем дисконте.
У одних – на лбу тавро со скидкою,
у кого-то – зад венчает ценник.
Свят, незыблем, – всуе и под пыткою, –
культ-тотем-фетиш нетленных Денег!

Нами, – отношения товарные, –
правят оптом, властвуют поштучно.
Все идеологии туманные,
лишь наживы кредо – сплошь научно!
Соль – не только в алчной ненасытности
и не в производстве впечатленья.
В тьме, на дне сквалыжной нашей скрытности
зашифрован код Предназначенья!

Дворник во дворе сгребает листья ли,
ставит на «гоп-стоп» Страну ль чиновник,
всяк уверен: мол, причастен к Миссии,
обрамлённой в лавр.., да хоть в терновник!
Всмотришься: мелькнёт в лице внимательность,
света блик, зародыши сужденья;
значит, в индивиде зреет Значимость,
злак со знаком самоуваженья!

Вот она – любому делу преданность!
Будь то подвиг, сдвиг ли планки низкой,
не иначе – Свыше предначертанность,
пусть и с генетической опиской.
Потому, всю жизнь и занимаемся
тяжкой, несусветною Хернёю,
и, при том, – умышленно не давимся,
даже смело множимся семьёю!

Ох, не зря доносятся истошные,
правостью пронизанные звуки:
«Да ведь я за вас, мои хорошие,
воевал! сидел! спивался! Суки…»
Каждый, сроду, впрок снабжён «отмазками»
и «надежд» набором сувенирным.
Алчет бомж надыбать кладезь с баксами,
гад-маньяк – не против стать любимым.

Следуя прадедовскому опыту,
устрашась своих деяний-пугал,
молвим: «Так угодно было Господу…»,
а гораздо чаще: «Бес попутал!»
По нужде иль для словечка красного,
обелим иуд, простим пилатов,
сотворим кумира несуразного,
из себя же – ушлых «адвокатов».

Жизнь, она деваха аморальная,
с тягой к практицизму априори,
но и в ней ютится цель сакральная,
снятся Китеж-град и Лукоморье.
…Уж про что, а про Предназначение
извести готов листов охапки!
Формирую к Музе я влечение,
сам же, тупо думаю про «бабки»…

2022

«ВИЗИТНОЕ»

Видать, я Лиху ближний отпрыск:
циклично хворь сменяет херь.
Жизнь снова, – с ордером на обыск, –
ко мне стучится бойко в дверь.
Неймётся ж! ведь подурковала
совсем недавно надо мной
и, между дел конфисковала
немало всякости родной.

Тут не Эзопа инословье!
свежи тех цацок имена:
«стыд», «совесть» (полностью), «здоровье»
(частично), но с прицелом на
наинужнейшее из прочей
муры в потёртых телесах.
Нет чтоб изъять что попорочней,
к примеру: «леность» или «страх»,
необоснованную «щедрость»,
«приязнь» к нестоящим её,
«набор понтов», «циничность», «вредность»,
с концами – всё «..уё-моё»!

Стезя подобная несносна:
я духом наг, опустошён.
По приглашенью иль без спроса,
с благословением на шмон –
кто только уж не зачастили
в черёд ко мне на рандеву!
Пора б привыкнуть, чай в России
и существую, и живу…

То, вдруг завалится Влюблённость –
издержек, трат, проблем полна,
то, увлекает в глушь Бездомность,
суля «прожектов» до хрена,
то, лже-Надежда льнёт с химерой,
иль Похоть – с собственным шестом,
а после ночи с анти-Верой –
не сыщешь цЕпочки с крестом…

О, как навязчивы визиты,
кого бы сроду знать не знал!
Печаль не в том, что жаль бисквиты,
спиртное, курево и нал.
Минут бесчисленную мелочь,
часы утрат, года утех,
энтузиазм и даже немощь –
я, от щедрот, швырял не в Тех.

«Те грабли – всё-таки не эти!»,
утешусь сызнова, и глядь:
милы соседские мне дети,
под боком спит – почти не б..дь,
и в протокольной каждой роже –
мелькнёт не ссученность, но долг…
Потом воплю: «На помощь, Боже!
Пусть позабудут мой порог!»

Меняй замки ль, бронируй двери,
расширь ли видеообзор,
не сдержат Беды и Потери
ни код хитрющий, ни забор.
И вновь – «навек» придёт блондинка,
знакомцы втащат в кутежи…
Высь Одиночества – поди-ка
ещё попробуй заслужи!

Нет, не воздвиг я колоколен,
плевать с которых вольно б смел.
Всклянь личный социум заполнен
переизбытком лиц и тел.
Мне с ними – стресс, без оных – ломки!
…Не так был понят Блок толпой.
Визит последней Незнакомки –
и есть тот Истинный Покой…

2022

«ОДНУ ЕДИНСТВЕННУЮ ЖИЗНЬ…»

Одну единственную Жизнь, –
бесценный дар с уклоном в чудо,
все эти: «вдруг», «авось», «кажись»,
столь вредно-лакомое «блюдо», –
на что, вернее, на кого
извёл я буднично-бездумно?!
Иных и вспомнить ныне трудно
без непечатного арго…

Так было ведь! обожествлял
любых сомнительных проказниц!
Причём, вниманье заострял
не на душе, на крое задниц!
и мне мерещились они
замысловатою загадкой!
Вот и загадил ими дни
простецкой молодости шаткой…

Хоть, вскормлен будучи а-ля
страной запретов и Советов,
«антисоветчиком» стал я –
для окружающих субъектов,
ну, и, конечно, сам себе
не присоветовал благого.
Вручив доверенность Судьбе,
ждал нечто близкого, родного!

Уж как умел – разрисовал
окрестный Мир и в нём же сущих!
но, вшивоту и власть имущих –
я по сортам не фасовал.
Списав дремучесть на Застой,
отстой иль пагубные гены,
нарёк я глупость – Простотой,
настырно веря в перемены!

Казалось, несколько шагов,
и повернём к пути Большому,
без внешне-внутренних «врагов»,
без оголтелых зомбо-шоу,
и, наконец-то, лживый бред
сочтём архаикой убогой!
Ан нет, потопали след в след
кружной привычною дорогой…

Я честно силился принять,
(проигнорировать не вправе)
реченье: дескать, грех менять
коней на бурной переправе!
Подтекст подобных мудрых слов
не сразу сделался мне ясен.
Да, про коней – вполне согласен,
а только, как насчёт ослов?!

Окину взглядом отчий Дом
согбенным мужем, не ребёнком:
опять – слыть выгодно дерьмом,
почётно числиться подонком.
Всё те ж по кругу виражи –
с открытым ртом и боком-раком.
– Эх, продинамила, ты, Жизнь,
меня с пристойным звёздным Знаком…

Идеализм мой посрамлён
сермяжной, вечной явью нашей.
Налью. Спою себе про «Клён».
И закушу кутьёю-кашей.
Не возропщу. Удел таков!
К чему напрасная кручина?
Коль сам – наивный дурачина,
то отличишь ли ум от чина?,
сочтёшь процент ли дураков?!

2022

«СДЕЛАЙ САМ!»

Если нужного ждёшь результата
и не веришь ничуть «чудесам»,
привлекать компаньонов чревато;
делай всё завсегда только сам!
Запланировав важные кражи
иль затеяв научный проект,
знай: подельники – алчны, продажны!
у соавторов – совести нет!
Довелось досконально измерить
лицемерную суть биомасс.
Вывод: вряд ли кому стоит верить!
лишь себе, да и то через раз…

Я, квартиры ремонт капитальный –
сам вершу, обходясь молотком.
Интерьер через чур стал брутальный?
может, я и мечтал о таком!
Изловчившись, пошью себе брюки,
окружающих кроем сразив.
То совсем не из задницы руки,
а новаторский стиль, эксклюзив!
И с хворобым авто торопиться
в сервис мне – недосуг, не резон.
Сам чиню! а случится разбиться,
знать, таков уж мой Рок-мудозвон…

К трафаретному псевдо-престижу
не стремясь, не желая «как все»,
жизнь свою я по-своему вижу:
в личном сумраке, в частной красе!
Коль притихнет любовная флейта,
задурит ли супруга моя,
ну и хрен бы с ней, пусть даже чей-то!
у меня для себя – есть сам я!
Собутыльников прежних виварий –
на бессрочный прикрыт карантин.
В честь «премьер» писан новый сценарий:
изменяю сознанье один!

До чего же беспомощна фраза:
мол, одна голова – хорошо,
а чуть более – лучше гораздо!
Кто так мыслит, самим не смешно?!
Не дракон я, не жертва аборта,
не с задворок Вселенной мутант.
И с одной головой мне комфортно,
в ней – мой суд, прокурор, адвокат!
Разложившись морально – вновь склеюсь.
Запчастей от имущих – не жду.
На себя – злюсь, молюсь и надеюсь,
и себе же «Во здравье» служу!

Хоть порою терял стыд и смелость,
часто Боженьку стал раздражать,
смог Себя из себя ж переделать,
опосля – даже перерожать!
Мной не вскормлена самовлюблённость,
эгоизм бытовой не взращён,
просто, если б не боеготовность,
был давно б укрощён, упрощён!
…Лень спугнув, подавив неохоту,
проведя внешне-внутренний рейд,
принимаюсь опять за работу:
комплектацию, тюнинг, апгрейд!

2022

«ЗАВЕДЕНО С ВЕКОВ КРОМЕШНЫХ»

Заведено с веков кромешных,
дойдя до данных дней ретивых:
у нас не жалуют успешных
иль в чём-то чуточку счастливых.
В лета невзгод, викторий шумных,
в сезон разборок криминальных –
всегда боятся «дюже умных»,
брезгливо терпят лишь лояльных.

Давно нигде не уродятся –
ни Пушкин-2, ни свежий Цезарь,
зато, безжалостно плодятся:
всеобщий Хам, совместный Бездарь,
Вор, унитарно-совокупный,
да Раздолбай традиционный.
Хоть, интернет везде доступный,
прогресс – предельно порционный.

Но, демос рад, в восторге охлос
от – им вручённого почина.
Есть колесо; смотались в космос;
чтоб не терзала же кручина,
любезно выданы игрушки!
достигнут пик в клепанье хрений
по истреблению друг дружки,
с учётом дальних поколений…

Неисправима наша сущность,
неколебима мега-леность.
В чести – циничность, в моде – сучность,
самовлюблённость – цель, потребность.
Прозрей во глубь любого «босса»,
расслышь «хтоническую» ль ересь,
и, набегает тень вопроса:
давненько, в зеркало смотрелись?!

Не знать бы, как их величают,
чего во имя существуют,
так, докучают-поучают!
«велят», без ведома «врачуют»!!
Ну, ладно, эти – «по работе»
окрест разводят слизь и слякоть,
а прочим, – зябнущим в болоте, –
кто ноты вверил дерзко квакать?!

Будь ближний сер и неопрятен,
безлик, под мухой перманентно,
тогда он – массово понятен,
обласкан вскользь одномоментно.
«О, этот – свой, реально, в доску!
чай, на его ущербном фоне,
и Я – не жалкий клоп в полоску,
а лампа яркая в плафоне!»

…Короче, уйма тайн на свете,
жаль, толкования невнятны.
Мы все Тут – взбалмошные дети:
капризны, злы, неадекватны,
всяк со своею долей тяжкой.
Среди ж почти Святых, пристойных,
гонимых, признанных, запойных –
чтут – наконец-таки покойных!
(не всех, конечно, и с натяжкой…)

2022

«ПОРЫВ»

Порыв волнительный иссяк,
иссох с последней каплей пота.
Стихает жилка близ виска.
Фантазий хищных – сыт косяк.
В улыбку рядится зевота.
В печёнки селится тоска…

Я, экс-король метаморфоз, –
давно не козырь номинально, –
буквально гол, сплошь упрощён.
В то, что тебе час кряду нёс,
сейчас – поверить нереально!
И ты не верь… И свет включён…

Напрасно, к дыму без огня
вчера прицельно направляла
своих иллюзий мотылёк!
Я ж, наше «нынче» хороня,
зароюсь в саван одеяла:
несвеж, неласков, недалёк.

На сердце пусто и темно,
а не интимно, не просторно.
Потянет пошленько сострить:
мол, жизнь, глупышка, не кино,
не постановочное порно!
Смолчу. Курю. Лень говорить…

Очнётся мыслей мелких рой,
жужжа не шатко и не валко,
в зрачках навязчиво рябя.
Мне, после утренней второй,
жену заочно станет жалко,
и, за компанию, – тебя.

Вне оправданий, явно зря –
в тон блуда, я примерил риски.
Смешон за юностью галоп!
Вздохнёт заря, ценой коря
букета роз, такси и виски.
Из отраженья – глянет Жлоб.

Ни новизны, ни остроты
в типично-пресном адюльтере.
Бездарным выдался дуэт!
Сыграли скверно – я и ты –
в невыдающейся премьере;
в гастролях долгих – смысла нет.

Я – мало рад экспромту трат.
Ты – нечто лучшего хотела.
На посошок: «Звони-пиши…»
…Друг дружку взяли напрокат –
два оголённых наспех тела,
две прочно спрятанных души…

2022

«СТАЛО БЫТЬ…»

Преумножив будней серость,
в мой брутальный лексикон
прочно встряло слово «верность»,
точно в сиськи – силикон.
Потому как опасаюсь:
в койке, – будучи в дугу, –
вдруг, на ком-то оскандалюсь,
быть неверным не смогу?

С простодушием плебея,
самому себе дивлюсь:
явно делаюсь добрей я,
всё невинней становлюсь!
Сдох во мне бесповоротно
«аморальный либераст»:
своевольничать вольготно –
кто ж сейчас без спросу даст?!

То, что прежде было можно
безмятежно вслух нести,
нынче – тупо невозможно,
сразу – срок «до десяти»!
Здравый смысл, табу, законы
ни в какой не ставить уд* –
вправе только vip-персоны,
положив на стыд и суд…

Вижу – мерзость! чую – скука!
но, навзрыд не вопию.
Слева – «мусор», справа – «сука»,
посерёдке – я стою:
весь, такой, инерциальный,
и послушный, и ручной,
осмотрительно-лояльный,
с милой миной сволочной.

На корню изжил браваду
в жестах, помыслах, словах.
Наловчился «верить» в «правду»,
утверждённую в верхах.
К чёрту штрафы, да аресты!
я зубрю, не тормозя,
обновлённые реестры:
что мне там ещё Нельзя!

Злых обид не поминаю,
на текущие – плюю!
Стадно блею и киваю!
Кем желал Быть – забываю!
…хоть, чем Стал – осознаю…

2022

«ИМПЕРИЯ»

– Друг, напомни, на кой мы затеяли
разговоры с тобою крамольные?
Ах, ну да! мы ж скорбим по Империи,
в помощь кликнув пары алкогольные.
Никуда нам – от вечной цикличности!
Говорю тебе, как перед Богом я:
в наших генах – микроб «культа Личности»,
правда, «личность» пошла сплошь убогая.
Нету с Петею Первым сравнения,
не предвидится Кобы подобия.
Разбазарена оптом Империя!
Ты на пенсии глянь, на пособия…

Но, пусть с Миром – опять конфронтация,
и развязка ни кем не угадана,
сколь занятно! нас так же боятся, бля,
точно черти – токсичного ладана!
Нефть «росла» – и корону примерили,
вниз пойдёт – станем с гордостью голыми,
а покамест, – в тоске по Империи, –
шумно бомбами машем ядрёными!
Внемля сказкам из местного телека,
утвердимся легко, как положено:
в наших бедах – повинна Америка,
что завидует нам обезбоженно!

Нацепив кандалов бижутерию,
поминая былое Величие,
мы, не чокаясь, пьём «За Империю!»
Ну, на что ещё тратить наличные?
Будь то царская, типа Советская,
ведь была же, цвела во все стороны!
Нынче ж, злость лишь осталась имперская,
остальные понты – разворованы…
Так вот, брат, мы страну «пропортвейнили»,
«продинамили», тупо «проспорили»!
А другие – не лезли в «империи»,
просто: жили, любили и строили…

2022

«СЧАСТЛИВОЕ»

­­Сколько раз мне желали Счастья…
Лет немало на нет сошло,
прежде, чем робко стал гадать я:
а действительно, это – что?
Сдувши пыль, обернусь к «архивам»
сочинений, событий, вех.
Был ли я, хоть на миг счастливым,
в мой расхристанный, куцый век?

Мне ли Бога гневить напрасно,
с беспокойством своим пристав!
Впечатлений-то, дело ясно,
наберётся, поди, состав
из вагонов «СВ», плацкартных,
со «столыпинским» на хвосте.
Злоключений, интриг пикантных –
не сочтёшь на любой версте!

Милый шёпот случайных спутниц.
Горизонты в один конец.
Шумный вдох привокзальных улиц.
Лязг колёс. Перестук сердец…
Сонм сравнений ж/д дорожных –
зря ль меня с юных дней терзал?!
Только, и без метафор сложных,
жизнь моя – «ожиданий зал»…

Ну а что с пресловутым «счастьем»
иль с намёком каким на то?
Вроде, нечто с моим участьем
приключалось… Не помню, кто,
мне доверчиво были рады,
оставляя на память след
на щеке – от губной помады,
да в душе – негасимый свет…

Деньги, слава, объёмы порций:
львиных винных, мясных съестных –
не будили во мне эмоций,
ни возвышенных, ни простых.
Может, лишь эпизод забавный,
мимолётный, на драйв скупой,
он и был самый важный, главный,
припасённый чудной Судьбой?

Оттого и Былое застим
чем-то праздным, фальшивым, и
нарекаем везенье «счастьем»,
блуд равняем к большой «любви».
…То счастливый билет, то полис
в портмоне обнаружить тщусь.
Вновь ушёл без меня «мой поезд»,
я ж – опять опоздать боюсь…

2022

«РАЗНОГОЛОСИЦА»

Злоключения, стрессы, страдания,
дружбы крах и любовный разлад –
сплошь «продукты» недопонимания
самоличных и чьих-то тирад.
Мы, во время писания-чтения,
в сплетнях глупых ли, склоках пустых,
слишком вольно трактуем значения
фраз привычных, рутинно-простых.

Слёз моря человечеством пролиты,
в порче нервов превышен баланс:
«Ой, опять мы «не так» кем-то поняты!»,
«Ай, «не эдак» восприняли нас!»
Открыватели и покорители,
полиглоты, ловцы вещих дрём,
вновь, как те вавилонские жители –
равно-внятный язык не найдём!

Всё воюем, язвим, дискутируем,
дабы кчёмность свою доказать;
если ж «Истину» вдруг «сформулируем»,
вряд ли сможем с собой увязать!
Ни пешком, ни в метро, ни на «меринах»
не настичь нам Удачу, пока
будем тщательно путаться в терминах,
интенсивно валять дурака:

в мыслях мелочных, в правописании,
в восприятии лживых систем,
и в мирском, и в загробном молчании,
«склеив ласты» не в тему совсем.
Больше б ясности! точной конкретики!
нараспашку души, наконец!
Всюду ж – косность, попрание этики,
а эстетике – вовсе п….ц!

Страсти – низменны, лексика – грязная,
юмор – чёрен, в стремленьях – регресс.
Даже «феня» у зон стала разная,
внуков сленг – для дедов – тёмный лес.
Бьюсь в лепёшку, пытаясь и пробуя:
может, ближних частично пойму?!
Не судьба… На вопрос про Ерёму, я
получаю ответ про Фому.

Оттого-то сорняк разногласия
и гнобит общий наш Огород!
На авось интернет весь облазил я,
так и там – без «понятий» народ.
Знай, друг дружке настырно чушь в уши льют:
лепет, гомон, скрип ржавых словес.
В сумме – сами себя видят-слушают,
мало, чей-то будя интерес…

Рад, что хоть не похерил умение –
не внимать ору шумных ослов,
сохранив целым частное мнение
и коллекцию редкостных слов,
снов цветных, томик выцветшей скромности,
папки «Дел» с нумерацией лет.
Жаль, к созвучию с Миром, наклонности
не привил мне наш менталитет.

Но, блюдя постулаты Вселенские,
чтя гармонию первопричин:
мужиков шлю я В прелести женские,
дам – На поиск достойных мужчин!
и пути пожелавши счастливого, –
им, ушедшим, меня матеря, –
ждать примусь дорогого и милого
унисона от собственных «Я»…

2022

«СЧАСТЛИВЫЙ ЧЕЛОВЕК»

…Суров, жесток, угрюм и этот век.
Безрадостно: и старости, и детству…
Но, чу! гляжу, – на лавку, по соседству, –
прилёг бочком счастливый человек!
Счастливого – видать издалека,
(не зря ж и я имел сей дерзкий опыт.)
Провисли стекловатой облака;
тревожил слух – машин нервозный ропот;
возник патруль полиции смурной,
бесхлопотную чуя дармовщину.
Я бросил им, кивнувши на мужчину:
«Всё в норме, командиры, чел – со мной!»

…Обретшие гармонию черты;
пунктир слюны, играющей на солнце;
беспечный храп ручьём весенним льётся,
как эхо первозданной простоты!
Я вглядывался в этот микромир,
в доверчивость его, в его открытость,
в брутальную недельную небритость:
а-ля поэт, мятежник, скиф, сатир!
Застыв перед коварством бытия, –
что, то в печёнку бьёт, то по карману, –
вздохнул: «вот так же, некогда, и я
умел впадать в духовную нирвану»…

«Зашить» себя от счастья разрешив,
утратил единение с природой,
похерил связь с народом и свободой,
проблем своих, тем самым, не решив.
…Блаженный незнакомец кротко спал
под лёгкой дланью доброго Морфея.
Жизнь мимо шла… Эх, время, время, время…
Стряхнув оцепененье, я привстал.
Светло промолвив: «Ладно, друг, не «ссы»,
прорвёмся! нас, братуха, не сломают!»,
я, чуть подумав, снял с него часы…
«Счастливые – часов не наблюдают»!

2022

«АНОНИМ»

– Приветик, аноним! Поговорим?
Прикинь, на мне фасон почти от Евы!
Что на повестке: «хард» или «экстрим»?
с чего начнём: с «рабы» иль «королевы»?
Какой замысловатый, ты, плохиш!
такой, весь.., аж вспотела на фиг трубка.
Уже сни-ма-ю… Точно, не спешишь?
а то у нас, тут, выросла «минутка».

И знаешь.., ведь меня не проведёшь,
настолько прозорливая работа.
Я сразу поняла: «не! не похож
на нашего клиента – на задрота».
Ну-ну! давай, без пафосных потуг,
и прочего словесного канкана.
…ага, ты прав, загадочный мой друг:
не «блонда», и, конечно, – не Роксана.

Не стоит лишний раз мозги дурить –
ни жлобским матерком, ни сленгом светским.
Мне тоже, по душам поговорить,
бывает часто – просто тупо не с кем…

Поздравь, как раз сегодня, в эту ночь –
прощальная гастроль, она же – смена.
… спасибки! Так о чём бы потолочь
нам воду в ступе? Буду откровенна!
Ха-ха! Да все мы поняты не так,
причём – всегда, и главное – не теми…
Нет, я не в курсе, как сыграл «Спартак»,
и за театр, пардон, не слишком в теме.

… впервые слышу! Надо ж! и когда
нам радоваться новому закону?
Вот им бы наши пенсии… О, да!
но, тсс… об этом – не по телефону.
…Хм, надо же… Сплошные «трэш» и «fuck»!
Я слушаю внимательно…
А кстати..,
не 85-й год? Филфак??
ты – Виктор… Витька?!
Ленка я, с Тольятти!!

Вот и не верь, на старость, чудесам!
Слыхала: дескать, спился, даже помер!
Да я-то ладно… Ты-то, ты, как сам?!
………………………
– Перезвоню! диктуй нормальный номер…

2022

«ЗАВИРАЛЬНОЕ»

­­­На каменистом склоне лет,
назло себе, попробуй всё же:
слегка поменьше врать, поэт,
о том, что «было», «было б», «нет».
В грядущем, – кроме хворей-бед, –
успехов ложных ждать негоже.
Не веришь? я не верил тоже,
не экономя в сердце свет…

Друзьям, врагам, любимым – лги!
соседям ври, и в соцопросе,
попам на исповеди, и –
«закона стражам» на допросе,
зарыв поглубже страха прах
и мощи немощной «морали».
Всем – как тебе стабильно врали!
но, что во славе, что в опале –
дерзни правдивым стать в стихах!

не для толпы, (уж не смеши!
её проймёшь подобным, разве?)
да просто в дань разнообразий,
в угоду собственной души,
коль не утратил с нею связи…
Раскрепостившись, насладись,
назвав своими именами:
позор – Позором, Жизнью – жизнь,
мразь – Мразью! Кстати, временами,
и по себе, плюясь, пройдись…

Мы созревали на Вранье:
с песочниц, школ ли, институтов.
Нам гнали лажу о войне
и мире, о добре и зле,
их сикось-накось перепутав.
Итог – прыжки без парашютов
с «небес» – в густой, обманной мгле –
в объятья к мачехе-земле,
чей неродящий глинозём
сплошь унавожен был враньём…

Разросся вширь – ни обозреть,
ни счесть, – пустырь номенклатуры,
у коей промысел – пи…еть –
нам, и за наши же купюры!
«Элитный» пласт всея страны,
хоть в очи плюй, трындит Та-ко-е!
В СМИ – лизуны и болтуны,
а в интернете – тролль на тролле.
Хотя, чего с убогих взять?
Едва ж на пенсию погонят,
или по-тихому схоронят,
дня не пройдёт, насилу вспомнят
фамилий – мутных тёть и дядь…

А ты-то, ты, собрат-поэт,
почём опять себе не верен?!
Из пальца высосанный бред
несёшь, и врёшь, как сивый мерин!
Куда забавней, интересней ж –
явив лихую в строфах прыть –
сослав всех прочь, послать в Мир месседж,
который в наши дни не встретишь!
Не в попугаи же, блин, метишь,
желаешь Личностью прослыть!

Авось, ещё постичь успеешь:
твой дар, (пускай, какой ни есть),
всё, чем ты, собственно, владеешь,
и капитал, по сути, весь!
Вдруг, волей случая, вольготно
войдёшь в Историю тишком,
с удачно сложенным стишком!
На кой же портить некролог-то?

Смотри, внесёт гад-соплеменник
в твоё «наследие» раскол:
мол, «автор – в виршах был не веник!
тем непонятнее прикол:
ну, ладно, врал бы ради денег,
но, бескорыстный балабол,
в наш век пиара и вложений –
осёл простой, ничуть не гений…»

Дури, товарищ, Всем мозги!
лишь верной Музе – Не Моги!

2022

«ЭХ, КОРЕШ…»

– Эх, «кореш», соучастник детства
и юных дней, лишённых смысла!
Из одного мы были теста,
однако, мне теперь известно:
оно в тебе – прогоркло, скисло.

С тех пор, как наш Союз республик
за «светлым» сгинул горизонтом,
я – воплощаю тёртый бублик,
ты – мнишь себя, с присущим понтом,
пусть чёрствым, но, по форме – тортом.

Скрывая внутреннюю плесень,
на внешний вид свой, ты немало
различных вишенок навесил,
и пропитался чем попало.
Рад за тебя. Хоть и не весел…

Предрасположенность к завидкам
в меня, представь, не подселилась.
Да и зачем, скажи на милость,
мне ревновать к твоим пожиткам,
счетам, грехам, «душевным пыткам»?
дерьма – и мной с лихвой скопилось…

О, мы конкретно понимаем,
сведя свои тату иллюзий:
следа, издохнув, не оставим,
наследство лишь! я – бедной Музе,
ты – возмужавшим раздолбаям,
и третьей новенькой Обузе…

Поверь, не в кайф мне над тобою
втихую скалиться, стебаться.
Тропинки, просто, к «водопою»
у нас давным-давно разнятся…
Речь не о том. Мне б попытаться

понять – зачем тебе всё Это?
к чему – стяжательские битвы,
что ты ведёшь из кабинета?
Все сплошь и так почти убиты;
грабёж, безденежье, кредиты.
…Жаль, на вопросы и молитвы –
от вас не выклянчишь ответа…

Вгляжусь в твой «профиль» в «инстаграме»,
на фоне «птиц» и триколоров,
и взъерепенюсь: «вы же с нами
в футбол играли, в мушкетёров!
плюс книжки светлые читались!
как хуже стать – вас не учили!
Откуда ж, впредь такие взялись?
всем нам Такое отмочили?!»

…И молвил мне с планшета «кореш»:
«Опять х…ню, ты, кореш, порешь!?»

2022

«ПРОБЛЕМЫ»

С мазохизмом самомстительным,
вдруг подумалось попутно:
всё, что мнилось упоительным –
почему-то помню смутно.
Были ж: опыты, да практики,
оптимальность позитива,
неги вкус, амбре романтики,
спешный поиск эксклюзива,
зуд томленья с закавыками,
позы личностной свободы…
Разжигая ум обрывками,
вяло мну те эпизоды…

Да-с.., комплект геройств и резвости
с воплощеньем в явь фантазий –
предъявлял я лишь вне трезвости,
в наивысшей сложной фазе.
К «горячительным» наклонности –
безоглядно виноваты,
что пикантные подробности
испарились, смылись даты!
Обострённость, пылкость ранняя –
сплошь в тумане, мраке, дымке.
А уж как порхал средь «рая» я,
с терпкой «истиной» в бутылке!

И, поправ остатки этики,
враз, из памяти глубинной
всплыло, пусть и без конкретики:
ту, с косичкой, звали Ниной…
Стоп! а может и Мариною?
вытворяли, вроде, нечто?
Эх, детальною картиною
не одарит мозг, конечно…
Следом, словно фото рваные,
закружатся вдоль сознанья –
одноразово-желанные,
в меру робкие созданья.
Тень мелькнёт «любви» обещанной,
со «смертельной» в сердце раной;
«Sony», спёртый грустной женщиной;
чьи-то трусики под ванной…

Поминая чаем Прошлое,
накадив дымком табачным,
нечто светлое и пошлое –
я признаю равнозначным…
Хорошо ж не пить креплёного!
В тягость – «вамп» и недотрога!
…а ещё, насколько ж здорово,
что не помнится так много!

2022

«ПОВТОРЯЕМОСТЬ»

­­­­­­­­«Ты – лучшая из всех моих бессонниц…»,
роман свой новый вычурно начну;
а жён чужих и бывших, экс-любовниц –
в черновиках судьбы перечеркну!

Рассыпав скобки, разбросав кавычки,
лишь «знаки восклицанья» припася,
на девственные пялился странички,
у Неба вдохновенья в долг прося.

Чуть погодя же, начал сомневаться,
не уповая втуне на талант.
Как не мудри – придётся повторяться,
подглядывая в списанный диктант.

Откуда зачерпнуть мне уникальность?
где накопать-добыть алмазы фраз?
Являлись в ум – то битая банальность,
то приторная пошлость, через раз.

Подсвечивая скудность лексикона,
любая мысль, речённая мной вслух,
текла не серенадою с балкона,
и баритон мой был – предельно сух…

Увял, опал за множество столетий,
риторики интимной первоцвет.
Слова любви теперь – сор междометий,
стишок бездарный, глупый рэп-куплет.

И замер я над начатым прологом,
о, безнадёжный перфекционист!
Жаль, всё равно тебе: каким я слогом
раскрашу первый и последний лист…

Словарной избегая перегрузки,
чтоб наш роман с другими не был схож,
я б мог его продолжить по-французски,
так ты же в нём ни строчки не поймёшь,
коль даже мельком не смогла влюбиться
в родной язык Толстого и Шнура!

…Я не хотел, но должен повториться,
цитируя себя: «Тебе – пора!
До завтра!»
Нет, пожалуй, – до вчера…

2022

«РАВНОВЕСНОЕ»

Неумность – мудрость. Полночь – день.
Враньё и Правда, свет и тень –
в себя вобрали всю Реальность!
(не обессудьте за банальность).

Никак иначе! Бог и бес –
два игрока-антагониста,
а в Сущем Всём – противовес
и соль, и суть любого Смысла!
На эту тему – тьма лексем,
и идиом, и алогизмов;
но, ну их! спутаюсь совсем!
и так мутит от разных «измов»…

«Одним вершки, а корешки –
другим». О, сколь подтекста в этом!
Кропать час От часу стишки:
совсем не значит быть поэтом.
Как упросить благоволить
Судьбу? Ответ не однозначен.
В постель кого-то завалить –
не факт, что форт Любви захвачен!

То, что Небесный Зодиак
дуален – вряд ли плод ошибки!
Есть «Близнецов» игривых знак,
«Весы», и разностные «Рыбки».
«Добро» же, лишь на фоне «Зла»,
приобретает ценный статус!
и избирательность «Бабла» –
для нас – двойной стандарт и ракурс!

Пусть, мой «Совок» был полон лжи,
я, с непосредственностью детской,
впадать стал часто в «ностальжи»
по уравниловке советской.
Предельно ясен бурный всплеск
«элиты» местно-криминальной.
Чем, подсветить ей внешний блеск?
а нищетой окрест тотальной!

Мы, от полярности полов,
немало яркостей вкусили!
Про спектр иных полутонов,
смолчу, хотя, я и в России.
Да, кстати, Мощь Её и Понт –
не только нефть и балалайка!
На всякий вражий мега-болт –
пока найдётся гипер-гайка!

…Не всем свой адрес назовут
мигрантки ушлые Жар-птицы!
Все, вроде, как бы жизнь «живут»,
но, Жить умеют – единицы…

2021

«ПРАЗДНОЕ»

­­­­­­­­­­­­­­­­Я, календарно-праздных дат,
почти совсем не замечаю,
ведь с оных пор – не привечаю
раздутый бум, натужный гвалт.
Пожалуй, вру… Торжеств процесс –
нелишний повод, гожий дюже:
вальяжно, под деликатес
откушать водочки.., к тому же,
работу можно прогулять
официально и законно,
чтоб пару дней – лишь представлять,
как «кони дохнут» там синхронно…

Но, если быт вразнос идёт,
губя недели с месяцами,
не в радость даже Новый год,
с его салато-холодцами;
то треск петард выносит мозг,
избитый пьяными звонками,
то ждёт невроз от местных «звёзд»,
с их «голубыми огоньками»!
Что ж, коль восторгами полны
мои родные простофили,
для них – предамся «эйфории»,
надев парадные штаны…

Вот к древним празднествам святым
влекусь, и жду их, как подарка!
Тем сказкам, добрым и простым,
найдётся в сердце контрамарка.
На пять минут заеду в Храм.
Примкну к Посту для сгона веса,
и… вновь открою счёт грехам:
рутинным спутникам «прогресса».
Исконно, сам, – наш славный люд –
себя и губит, и спасает!
Христа – привычно предают.
Он – ежегодно воскресает…

Мной, свой порядок заведён:
я – духом благ, наряден телом,
когда здоров, опять влюблён,
небесполезным занят делом!
И враз, недолгий будний час
добавит в жизнь тепла и света!
«Триумфы» шумные – для масс,
чуть-слышность лиры – для поэта…

Надеюсь, я отмечу Дни
Побед, – украденных веками, –
над ложью, тьмою, дураками!
Пребудет с нами День Любви,
а не чужого «Валентина»!

…Вчитаюсь в Святцы, в календарь,
и загляну альтернативно
в души предпраздничный стопарь!!

2021

«ПОСЫЛ»

Стояла банальная ночь,
и я составлял ей компанию…
Вдруг:
«Вы не могли бы помочь?»,
и тут же предстала вниманию
прелестница лет тридцати,
с дорожною сумкой цветастою.
«Не знаете, как мне пройти…?»
Но слёзы прервали несчастную.

Хоть был я изрядно в дугу,
воспрянул, каким и не видели!
«Угу, – говорю, – помогу!
Случилось чего? иль обидели??»
А сам, под глухой сердца бой,
не вслух допустил неосознанно:
«кажись, наконец-то, судьбой
и мне нынче счастье ниспослано!!»

Внимая Вам, духом восстал,
от дивных предчувствий без памяти!
«Меня, муж сегодня послал…
на этот… Ну, Вы понимаете…»
Я выдохнул: «Да-с, нелегко…»,
и молвил, гася разночтения:
«На кой же ходить далеко?,
коль рядом есть пункт назначения!
Осмелюсь обрадовать Вас:
доверясь наития абрису,
Вы прибыли точно, как раз
по самому верному адресу!!»

Мы, будто стихийно нашли
родное, случайно-совместное.
Помедлили Вы, и… пошли…
со мною в своё Неизвестное.
Неужто же наше «Люблю»
волшебным письмом в даль отправится!?
…а ежели что не заладится,
обратно, назад перешлю…

2021

«БЫЛАЯ ЗАКАЛКА»

Она, – красива, молода,
ясна умом, богата телом, –
была решительно тверда
в своём порыве оголтелом.
Ведь Ею выбранный объект
сулил благие перспективы:
имел Он знатные активы,
сплошь эксклюзивы, позитивы
плюс возраст – восемьдесят лет!

Как говорится: «бес в ребро»..,
а что иного ждать от деда,
когда накоплено добро,
во всём одержана победа,
давно не чтётся мясом хрен?
Короче, Тот, весьма охотно,
законно и бесповоротно
прибрал мечтательницу в плен.

О, тайных планов громадьё!
Ух, ширь манящих горизонтов!
Воображение Её –
впрок, из смазливых обормотов
черкало красочный этюд,
такой пронзительно-порочный,
запретно-сладкий, терпко-сочный,
что не являл и Голливуд!

Ведомый мозгом-скрипачом,
блажил задумок шумный табор!
Она детально знала: в чём
отбудет свой недельный траур,
а после – воля! дальше – жизнь!
сумбур продуманный и хаос!
Ну, сколько, старому, осталось?
Ха! всё туда ж: «Нагнись… Ложись…»

Его не крючил диабет,
не били приступы подагры,
раз в месяц – в гости ждал Тибет,
на ужин – порция «Виагры».
Чего ж ещё желать всерьёз?
Знай, сутки нежит и голубит!
Процесс чуть портил лишь склероз:
«полюбит» – час спустя забудет.

В подобных игрищах, сей муж,
привычно устали не ведал.
Слыл и по молодости дюж,
теперь – сам чёрт вселился в деда!
Увы, Finita той «любви»
предстала в крайне мрачном свете:
младая чахла, сохла, и
совсем сошла на нет во цвете…

Скоропостижно кончен бал.
Не в должный срок угасли свечи.
Деепричастье «зае..л» –
здесь не вполне фигура речи!
Грустит четырежды вдовец
над их единственным портретом…
Поймите ж, девы, наконец:
идя с расчётом под венец,
не верьте знакам иль приметам,
не возлагайте хлам надежд
близ алтаря Экспериментов!
От дара сброшенных одежд –
тернист маршрут до дивидендов!
Гребя к «кисельным берегам»,
не грех усвоить аксиому:
«Все деньги тянутся к деньгам!»,
как хвори льнут – к уже больному…

Он долго горя не копил.
Скупой слезой смочив подушку,
к богатствам присовокупил –
Её, на выселках однушку,
привнёс в коллекцию ночнушку,
и, «Сеалексом» скорбь запил.
…Былой закалки человек,
образчик сил и совершенства,
взглянув на «Rolex», вновь прибег
к услугам «Брачного агентства»…

2022

«ИДЕАЛИСТИЧНОЕ»

«Столичной» окропивши организм,
займусь трансцендентальной медитацией…
Что есть явленье наше в Мир: туризм?,
иль с вынужденной схоже эмиграцией??
Скорее, нечто первое… Ведём
себя мы Тут – уж как оно получится.
Пожрём-попьём-погадим-поорём,
пофоткаемся, что-нибудь попрём,
язык друг с дружкой – лишь со словарём;
и, – «Всем Goodbye! Счастливо дальше мучиться!»

Копну поглубже, внутрь приняв ещё,
с самим собою вляпавшись в дискуссию:
«кому, визит наш краткий посвящён?»
«бывать ли после «пира» послевкусию?»
Хоть и нирваны – толком ни хрена,
и нету терпежу на позу «лотоса»,
влечёт меня «трансерфинга» волна
в гуманную, почти «реальность» Космоса!*

Был рад бы подсмотреть, развитья для:
что (Кто) нам «крыша» за «чертой осёдлости»,
да не пускает в сферы Те Земля,
толь в силу притяжения, толь подлости!
Мы Здесь – и в двадцать первый кряду век –
привычно от самих себя отсталые.
Где, «гордо прозвучавший Человек»?!
Шар – прежний: снизу – плебс, повыше – «главные».

И войны-то у нас всегда из-за
дурных вождей, клочка ли территории.
Взбрыкнём, прибьём шестёрками «туза»,
поверим чёрту, ткнёмся в Образа…
Сплошная монотипная буза,
круги по граблям бабушки-Истории.
Раз, посулили даже коммунизм:
мол, пайка посытней, барак – вместительней!
а нынче – не видать и искусителей…
Откуда ж взялся мой идеализм?!

Ведь проще репы – если захотеть! –
договориться, в Целом добазариться:
дать пищу, кров, утешить, обогреть,
и Жить Сейчас, а не до «впредь» терпеть,
совместно, «повзрослев», уразуметь,
что Мир – не только собственная задница!
Ну, почему, ну, отчего бы нет?!,
«бабла» ж на Всех в избытке напечатано!
…Меня несло. Губа была раскатана.
Но минул транс. Но щерился рассвет…

Тревожно занимался «новый» день.
Вновь Бытиё предстало в виде бросовом.
Я шёл в шинок, с мозгами набекрень.
Ворчала печень, маяла мигрень.
О Вечном думать – стало снова лень.
…Сколь хлопотно слыть гуру и философом,
попутавшим, где тень, а где плетень…

_____________________________________
* В. Зеланд, «Трансерфинг реальности»

2021

«МУЗЕЙНОЕ»

Жизнь стала так похожа на музей,
где «подлинники» давешних друзей –
ветшали быстро, спешно исчезали,
да и подруг – на этой «biennale» –
узришь едва ли, сколько ни глазей!

Но мне, как летописцу-рифмачу
и злостному фанату раритетов,
Судьба, порою, парочку сюжетов
дарила, больно хлопнув по плечу
и носом ткнув в один из силуэтов.

И вот, на днях нарисовалась ты,
(я воздержусь от рифм: «мечты», «понты»,
во мне – значенья их со смысла сбились.)
Друг дружку опознали, удивились,
и чмокнулись слегка, для полноты…

Я, словно нумизмат, сощурил взгляд
на – той ещё чеканки – реверс-зад,
на аверс твой, шлифованный годами.
Меняли вас, и вы менялись сами,
лишь избранные воплотились в клад.

Ты – тоже изучала делово
и пристально весьма меня всего:
«часы – китай, костюмчик – не английский»,
и думала, с ухмылкой фалеристки:
«нет, не «Герой», знак ржавый ГТО»…

Не «бывшие», и точно – не враги,
с тобой под ручку вместе пошагали
по памяти – по выставочной зале.
Всем ценники, всем ярлыки раздали!
Единственное, вспомнить не смогли –
как звали нас.
Знакомиться не стали…

2021

«КВАЗИ»

…Колорит наш – такой узнаваемый!
к языку, – потеснивши арго, –
бойко клеятся: «так называемый»,
«типа», «как бы» и «вроде того».
Вроде уйма в наличии медиков,
с Медициной же, в целом, – беда!
Как бы куча кругом академиков,
а Науке приходит …. ну, да…

В конкурентных боях чисто-вражеских,
слоган чтя: «там купи, тут продай!»,
расцвела прорва фирм типа нашенских,
но, на рынках родных – сплошь «китай».
Жизнь хохмит хлеще злобного комика!
по сей день у доверчивых масс
в обиходе словцо «экономика»,
а копнёшь – только нефть, тупо газ…

Вместо штурма ближайшего Космоса,
покоренья Глубин иль Вершин,
нам нужней возведение «Крокуса»
и «лабазов» на каждый аршин.
Наши армии: «красные» ль, «царские»,
это – доблесть, достоинство, честь!
Нынче ж, видя дворцы генеральские,
беспокойств за Отчизну – не счесть…

Во, дела! точно червь псевдо-ленточный,
быт оплёл «суррогатный момент»:
то злодей – чересчур опереточный,
то мультяшным пригрезится мент.
Вновь с контекстом изрядно напутали,
лишь гордыня привычно саднит:
сторож в «хаки», трамвайный кондуктор ли,
всяк себя же – опричником мнит…

«Так сказать», клерки здесь – не продажные!
«С понтом» – спорт – самый-самый у нас!
«В неком смысле» – мы вольные граждане,
пусть не все, не во всём, не сейчас.
Нам, – за наших трудов имитацию, –
выдают «нечто вроде» зарплат.
Остальных Ништяков коннотацию,
«до поры» – низвели до цитат…

Вековой дуализм в дефинициях.
Разночтение в бранных словах.
Две столицы – столь в местных традициях!
Символ власти – о двух головах.
Чу! доносится иносказание:
мол, стабильностью пышет народ,
дескать, благо-, растёт, -состояние!
…Двуедино – «что по лбу, что МРОТ»…

Тут заплакать, «наверное», надо бы,
да душа впрок химерой полна:
вдруг, издохнут те «квази», те «якобы»,
и «Авось» свой обрящет Страна?!

2021

«АПГРЕЙДНОЕ»

«В масть» удача была пообещана
мне цыганкой не зря на «бану».
– Ты, – с заглавненькой буковки Женщина! –
возвещу я, сглотнувши слюну…
Золотая моя, чуть не полностью!
Серьги, цепь, на персте бриллиант.
Всю тебя, коль столкнёмся со сложностью,
отнести можно будет в ломбард!

Кто сказал: «годы – антидинамика?
мол, деталек взамен не ввернёшь»??
Вон, какая металлокерамика!
палец сунь – полруки отжуёшь!
Сколь же щедро уста улыбаются
в полный ракурс своей широты!
(не упомнилось, как называются,
с реставрацией фейса понты.)

Ну и ну! ни морщинки, ни складочки,
лоск и блеск, чисто-глянцевый шарм!
Правда, жалко, что с щёчечек ямочки
подтянулись так близко к ушам.
Свой восторг утаить вновь не сдюжил я,
заценив наворот коготков.
Ими впору – заместо оружия –
смело коцать любых маньякОв!

Визуально скользя снизу доверху,
торможу на новациях взор,
изучая: то бюста моторику,
то (украдкою) тыльный прибор.
В голове – трели музыки фоновой!
я б тебе, – будь лишка трезвых сил, –
о долине, да о Силиконовой,
серенаду бы проголосил!

Любопытно, какою начинкою
нашпигован наружный апгрейд?
Мне бы с этой тревожной запинкою
разобраться уже поскорей б!
или, дёрнув из ушек наушники,
вопросить в полированный лоб:
– А давно ль, у твоей скрытной Душеньки
обновлялся на «Sale» гардероб?…

2021

«ДУРАЦКОЕ»

Духом нищ, копаюсь в хламе мысленном:
вдруг найду цветмет иль драгметалл?!
Лучше б вышивать учился бисером,
а не перед «свиньями метал»…

Сплошь напичкан вредными привычками,
ибо, сила с волею – поврозь.
То подолгу жил я с истеричками,
то со мной – тихоням не спалось.

Непрестанно споря с идиотами,
доказать незыблемое тщусь.
Мне б прельститься Новыми воротами!
блеять, жаль, никак не научусь…

Уж такое в память влезет полночью,
не поймёшь: хихикать ли, рыдать?
Снова не назвал я Сволочь «сволочью»;
кто ж мешал – хотя бы в морду дать!

У кого спросить о сути миссии?
Где, с дефектом карму заменить?
Ужто мой удел – ждать век «амнистии»,
да жульё налогами кормить?

Сам себя, и чтишь и исповедуешь.
Припечёт – воскреснет в сердце Бог.
Лишь Ему плевать, в кого ты веруешь,
если Он тебе поверить смог…

Начал экономить на эмоциях.
Стал активно чувства сберегать.
Зная жизнь в масштабах и пропорциях,
глупости прошу не предлагать!

Как собак, на имидж мой навешано –
разных бирок-лейблов-ярлыков.
Всё – готов принять уравновешенно,
только не всесилье дураков!

Из всего худого и коварного,
из того, что может быть не так,
это, если смотрит как на равного –
на тебя – законченный Дурак…

2021

«СОННЫЙ ГЕНИЙ»

…Пришла поплакаться пора,
с исповедальной ломкой вместе;
хоть завтра, с самого утра –
дистанционный бег на месте
и через головы прыжки,
и сдача прочих нормативов.
Рифмую строчечки-стежки,
по «клаве» шлёпая ретиво.

Небритый, мятый, хмурый, злой,
не схожий близко с юзерпиком,
я, – монитор чумазый свой
глаголом жгу в экстазе тихом.
Взаймы у Бродского возьму.
Ввинчу неведомое слово.
И, наконец, назло Всему –
в пространство выдохну: «Готово…»

Не шибко мучаясь, родил!!!
С души сняв груз, преобразился!!
Как будто к батюшке сходил:
дал чаду «ник», сам причастился!
Вмиг – под ребром прижух мой бес,
стал чуть теплее мыслей ветер.
С дрянным прононсом буркнув «йесс»,
вальяжно тыкаю на «Enter».

Куря моршанский «Lucky Strike»,
на «буй» исправлю матерщину…
«Дзинь!» Кто-то кинул вялый «лайк».
Помедлив, «лайк» в обратку кину,
ни буквы мельком не прочтя
из чьих-то тоже откровений.
Да что там нового…?
Хотя…
вдруг, там – такой же сонный Гений?…

2021

«СОЛНЫШКО»

Нынче бойко всё крутится-вертится:
сайт знакомств, переписка проворная,
скоростное желание встретиться,
и.., уже нахожусь у Вас дома я!
Вы, – добротная, милая скромница, –
возвестили, сверкнув рюмки донышком:
«Ну, давайте, что ль, ближе знакомиться!
На районе меня кличут Солнышком…»

Бегло взглядом скользнув изучающим,
подобрав поведения тактику,
я решил быть «учтивым всезнающим».
Жизнь, спасибо за долгую практику!
Пропустив по второй (что ж откладывать?),
мягко выйдя из лёгкого ступора,
о себе взялся вкратце докладывать,
с чувством смешанным: неги и юмора.

Начал издали – с проф. информации,
в кресле позу приняв поудобнее:
«Я – действительный член Деградации,
и завкафедрой Клаустрофобии…»
Улыбнувшись в глаза Вам широкие,
чуть дополнил свои показания:
«…также – спец в прикладной демагогии,
правда, больше влечёт – графомания…»

Призадумался: «дальше-то надо ли
так хохмить?» Вы ж, с серьёзною миною,
изрекли: «Никогда ещё, – вау, блин! –
не спала со столь важным мужчиною!
Говорите, прошу! хоть послушаю!
Сроду слов таких странных не ведала…»
Оттенил я коньяк кислой грушею,
и меня понесло, точно Бендера.

Я продолжил печально-возвышенно:
«Грешен, Солнышко, как-то со скуки пил
и жену задушил неумышленно,
но оправдан и взят на поруки был
коллективом коломенских барменов.
Сам – в завязке давно из-за стресса я…»
Вы, икнувши, промолвили пламенно:
«Ах, какая судьба ин-тересная!»

«Да, пока не забыл! Коль интимностью
увлечёмся с особою нежностью,
Вам сознаюсь со всею решимостью,
с несгибаемою откровенностью –
про недуги свои: моногамия,
трансцендентности приступы мучают,
гностицизм по ночам задолбал меня,
да катарсис, от случая к случаю».

Вы махнули рукой – типа полноте,
мол, зараза к заразе не клеится.
И заверив: «курить можно в комнате»,
завели разговорную мельницу:
«Вам знакомы шедевры Рэй Аннушки?
пролистала в метро – вот где классика!
Не в восторге от Бузовой?! Ладушки…
я во «френдах» у ней в «Одноклассниках»!

Волочкова-то что отчубучила,
прорву «лайков» урвав! ай, проказница!
Не смотрели?! какой же дремучий Вы!
ща включу, стопудово понравится!»»
…После – рэп зазвучал разудаленький,
а потом – в дверь соседи звонили нам.
Умолял Вас: «Пойдём, может, баиньки?»,
став за час рандеву – обессиленным…

Цель стояла: добраться до дома бы!
Кадры те – ой, не раз мне пригрезятся:
как просили руки моей долго Вы,
как об ножик грозились порезаться…
Утром, тихо покинувши коечку,
упорхнул я подбитым воробушком.
Ни тепла нет, ни света нисколечко,
под таким – слишком в пятнышках – солнышком…

2021

СТЕНАНЬЯ ПО «ХОРОШЕМУ»

Несу, как крест тяжёлый на плечах,
вербально-прикладную ахинею;
а сам, – не вслух, – старательно жалею
о давних пустяках и мелочах.
Нет чтоб скорбеть, с заламываньем рук,
о Времени, угроханном впустую –
на дур блестящих, на смышлёных сук,
мне метивших домашность холостую!

Раскаяться б, что лучшие стихи –
не той посвящены! рубли – не этой!
что не на тех, – душевною монетой, –
истрачены отборные грехи.
Ох, эти пресловутые «не Те»,
с которыми я хмуро просыпался,
отыгрываясь – пуще продувался,
не к сердцу прижимался, к наготе!

Родной, не стыдно ль? – за корысти зуд,
в дензнаки безответную влюблённость,
зарытый дар, просроченную скромность,
на «дядь и тёть» бессмысленный свой труд!
Чай несть числа, о чём тогда смолчал,
не смел допеть, решил не брать аккорда.
Сегодня ж, лишь злопамятность угодна;
да ты и прежде – хрен кого прощал…

Залиться б безутешным соловьём –
про щедрость напоказ, но к ближним – скупость,
про Молодость – одну большую глупость,
под бражною эгидой: «Раз живём!»
В честь этой темы, думал, помяну
геройски где-то павшее Здоровье.
Так пало ж… И изделие коровье
в сердцах, наотмашь залпом оттяну…

Привычным стал сомнительный процесс
ночной подкормки душегубки-жабы
диетой сослагательных словес:
«эх, если б…» и другими «я бы», «кабы».

Скопилось впечатлений, чуть не воз,
чтоб было, чем мою раскрасить старость!
а тут такое дело… Оказалось:
«хорошее» попало под склероз…

2021

«СЕРЕБРЯНЫЙ БЗИК»

­­­­­Пригубил я 0,5 под сардельку,
и случилась грёз дерзких напасть:
«мне б в Серебряный век на недельку,
просочившись сквозь Время, попасть…»

Явь с химерой в мозгах переставлю,
и в плену фантазийных интриг,
то Ахматову рядом представлю,
то – входящую Лиличку Брик!

Я ж, в салонных беседах умелец,
враз обеих бы смог закадрить!
А с «плеядой» моих современниц –
тупо не о чем поговорить.

Им высокие «штили» не гожи,
этикет, и bon ton не знаком.
Цель одна – как себя подороже
впарить лоху с тугим кошельком.

Потому и в бреду непрестанном,
я влеком Той порой, «господа»,
где был прадед мой штабс-капитаном,
дворянином…
Эх, мне бы туда!

Я б, возникнув в «Бродячей собаке»,
покорил петербуржский бомонд,
весь с моноклем, такой, весь во фраке –
рифмоплёт, балагур, бабник, мот!

При фуроре, конечно же, полном,
окончательно б Свет их затмил,
светанув самым новым айфоном!
(миль пардон, с этим перемудрил…)

Повлиял бы я, – зря не базарю! –
на российской Истории ход:
угодив на приём к Государю,
дав расклад обо всём наперёд!

Да-с… Когда, где и кем урождаться –
не престало решать нам самим.
Что мечтать? буду слиться пытаться
я с реальным ландшафтом «своим»…

Коль сравнить две эпохи разумно,
нет в них разницы, как таковой:
вновь – полиция, снова – Госдума,
и царёк есть, какой-никакой,

пласт «элит», а под ним – сброд холопий,
от цензуры – хоть в голос реви,
и крестьяне по-прежнему в жопе,
и в тюрьме иль в бегах – бунтари.

Если к вечеру я опортвейнен,
то любая подруга моя –
предстаёт мне одною из фрейлин
Александры, жены Николя…

Я уснул. Утром стало х….во.
Похмеляясь, стакан расплескал.
Всюду чудился смех Гумилёва.
Бзик «Серебряный» не от-пус-кал!

Рвался: фрак взять с цилиндром в прокате,
как Есенин – подраться в пивной!
…тут, Ахматова в белом халате,
и два Блока явились за мной…

2021

«ВНИЗ»

­­­­­­­­…мчит стремительно вниз, в преисподнюю города – лифт.
Что там с «Богом» – бог весть, мной пока одолён лишь «порог».
И не то, чтоб совсем, чувств и рифм истончился лимит,
но, из двух наших зол – выбор пал на различность дорог.

Наилучшие «я» – невзначай оброню впопыхах,
умудрюсь их забыть и оставить тебе, как трофей.
«Возвращаться назад» – до чего же примета плоха!
и примером тому – бумеранги кочующих «фей».

Может, это – Судьбы – милосердный вполне импровиз?
утешительный приз за уже отменённый Успех?
Жребий брошен! и мне, «решкой» выпал конечно же «Низ»,
твой «орёл», как всегда при своих: только – «верх»! строго Вверх!

Я там часто бывал, и легко имитировал жизнь,
инсталлировать мог очаги и дымы без огня.
Штурмовались не раз, мной воздушные те миражи,
в результате, беря – слишком много на память «меня».

Покидаю и твой «небоскрёб» в стиле «Поздний Снобизм».
Только вдруг, ни с того, ни с сего, задержусь, оглянусь.
Победительно-горд, я, привычно спустившийся вниз,
за «приметой плохой», – амулетом своим, – всё ж вернусь…

2021

«ЗНАКОМОЙ ПОЭТЕССЕ К. Д.»

– Созданье милое, ну полноте
себе так сопереживать,
и эпизоды прежней похоти
«любовью светлой» обзывать!
Гляжу: опять в твоей поэзии
тобой помянут всуе Бог.
Оставь к Нему свои претензии,
ведь Он не фраер и не лох!
Прикинув, Он вручает каждому
переносной посильный крест.
Слать на Него Ему же жалобу –
весьма сомнительный протест.

Давай-ка без натужной паники!
Былых обид не вороши,
а из своих трагедий маленьких –
больших не делай, не смеши!
К чему вся эта «скорбь вселенская»?
ты лучше вспомни: Политех,
всё пофиг, май, Новокузнецкая,
вино, гитара, смех да грех,
и я, сдурев от «Виноградного»,
прервавши твой бессчётный стих,
врал, гад, что ты – а-ля Ахматова,
в застёжках путаясь твоих…

Ты словно ищешь наказания
за никудышный томик лет,
похмелье разочарования
смакуя с Музой тет-а-тет.
Бывает… От Успеха-ларчика
не всех снабжает Жизнь ключом.
Катить на мужа-неудачника –
не катит: он тут не при чём!
В твои «душевные материи»
не вхож он. Что с него возьмёшь?
Ему была б постель постелена,
пришит рукав, да сварен борщ…

Лишь мы с тобой, подруга старая,
(я в смысле – знаемся давно)
два сапога высокопарные,
и так во многом – заодно.
Но, от твоей «осенней лирики»
мне вновь тебя пора спасать.
Ведь звал: «Айда со мною в циники!
Жить станет проще и писать!»
Эх, ты, моя а-ля Цветаева:
«Был вечер безнадёжно тих…»
Да, кстати, пятница – без палева.
Сумеешь, забегай… на стих…

2021

«ИХТИАНДРОВОЕ» 

­­­– Я молю тебя, добрую, славную,
дай в Былое вторично зайти!
Разреши, я быстрёхонько сплаваю –
лишь туда и оттуда… почти.
Это вовсе не прихоть, не глупости!
Подсоби на корню не увять
от случившейся жажды и сухости.
Что ли трудно – скорбящему внять?!

Не привыкло нутро ихтиандрово*
так подолгу выдерживать твердь!
Возродиться дозволь, пусть не заново,
лишь частично, хотя бы на треть!
Без естественных сред обитания, –
как и вторников, и четвергов, –
перебой ощущаю дыхания…
Отпусти ж с неродных берегов!

Дай отгул! Ждёт стихия привычная,
вашим пустошам всем не чета!
В ней – и фауна менее хищная,
да и флора глубин – ещё та!
Кстати, чтоб не терзалась запарками,
хочешь, сразу тебе присягну:
в этот раз – ни с какими русалками
не пойду, не прилипну ко дну!

Такова уж моя биохимия:
только в жидкостях – здравый ништяк!
Человек я, но я – и Амфибия,
оттого-то и в жабрах сушняк.
Не забудь всуе самого главного:
счастье с теми, – кто верит и ждёт!
Там, глядишь, и меня, чуть усталого,
к бережку твоему вновь прибьёт…

Ну, «Семь футов…!»,** далёкая-близкая.
Чую бриза креплёного вкус.
Эх, моя Гуттиэре-Вертинская,***
до свиданья…
«Внимание! Спуск!»

2021
___________________________________________________________
* Ихтиандр – герой советского фильма «Человек-амфибия» (1961)
по роману А. Беляева
** «Семь футов под килем!» – пожелание удачного плаванья на флоте
*** Героиня из вышеупомянутого фильма, сыгранная А. Вертинской

«ТЫ НЕ МУЗА…» 

Ты не Муза, и в любви – не поэтесса,
можешь только провоцировать дуэли,
и во мне, – похлеще всякого Дантеса, –
постоянно видеть лишь мишени-цели!
Верю, сколь велик соблазн пришить Поэта:
слишком редко Он вменяемым бывает.
Но, от долгой носки броне-, блин, -жилета,
сердце преет и душа запотевает!

Ты всегда была обузой! не обновой!
Я ж, позёр, в час обострения фантазий
норовил тебя додумать Гончаровой,
с оговоркой, правда, «типа» или «квази».
Стал привычен монолог мне твой с подушки,
если нёсся я к перу, ища бумажку:
«Слышь, а стресс снимать, кто будет? Снова Пушкин?!»
…Нет, не тянешь на Дункан ты, иль Наташку…

То, что стимул нужен мне для вдохновенья
и для образов фактурная натура,
не могла постигнуть ты, хотя б на время,
пристрастившись ревновать меня, как дура:
к зарифмованным мной робким адюльтерам,
к ню-сюжетам с окончанием занятным,
к изощрённым формам и, пардон, размерам
(обособленно – с ехидной злобой – к Пятым!)

Приходя домой без брюк перед рассветом,
упоённый весь насквозь доступной лирой,
на мой возглас: «Я пришёл к тебе с приветом!»,
отвечала – не сонетом, не стихирой!
На моё плевать хотела Откровенье:
дескать, черпал я до дна глубины жизни!
дескать, чу! заткнись! спугнёшь, мол, озаренье!
…Ох, беспомощен Пиит в родной Отчизне…

Хоть и слыл я на районе знаменитым,
умалялся сей нюанс тобою, стервой:
«Ты когда, наглец, начнёшь гасить кредиты?!
Вдруг помрёшь? У нас сейчас – не Коля Первый!»*
…И задумаюсь, и урезоню кипиш.
Пусть не Муза ты, пусть бытом докучаешь,
хрен с ним, Гения во мне – в упор не видишь!
Уважаю… Вон, какие факты знаешь!

__________________________________________________________

* Самодержец Николай I оплатил все долги Пушкина,
оставшиеся после его смерти, и содержал за счет казны его семью.

2021

«АГНОСТИК»

…Хоть в тебя, что ль, уверовать истово?
и, подумавши вдруг о душе,
наделить её смыслами сызнова,
так как прежние скисли уже.

Вот возьму, подвяжу дурью маяться,
на духовность усилю нажим!
Почему б, чёрт возьми, не покаяться
пред тобой, а не влечься к чужим?
Да и рядышком ты… Исключительно
экономнее в плане удобств:
ведь к тебе – ходу ближе значительно,
до церквушки же – несколько вёрст…

Сколько раз, я заставку айфонную, –
ту, где ты с благолепным лицом, –
представлял, грешный, чуть не иконою,
всепрощенья (почти) образцом!
Что сберёг? Что обрёл? только выронил
свой полтинник накопленных лет.
Не молил… ничего и не вымолил,
опасаясь за лоб и паркет.

Мне тотем бы, какой, поаккультнее
иль фетиш (на безверье налог),
лишь бы был поясней, подоступнее,
дабы вяще проникнуться смог!
чтоб себя укротил, окаянного,
и дерзнул типа вырасти из
нечто низкого, блудного, пьяного,
чем снабжал меня мой атеизм!

Отчего ж не сваять new-Религию?
мало ль практик, учений, да вер?!
Я нарёк бы тебя Берегинею,
в свой келейный вписав интерьер!
Став адептом твоей Сингулярности,
спешно б дал не обед, но обет
долгой верности, а благодарности –
вообще на премножество лет!
Будь – с Вселенной связующим мостиком!
Научи – задарма созидать!

…Ох, забавно, являясь агностиком,
верить мифам, чудес ожидать…

2021

«ПОДАЙТЕ НА ЛИРИКУ!»

…Кину «слово последнее» сдавленно.
Ты – тремя – мне запустишь в ответ,
с указанием адреса дальнего,
и ни-ни про обратный билет!
О, простейшая! не удивительно,
что в мой Дар не вносила похвал,
но зачем же язвительно-бдительно
затыкать в Эмпиреи* портал?!

…И пойду… по грибы вдохновения,
хоть вокруг – ни берёзок, ни изб.
Вновь примусь, – ни почти, ни Есенин я –
тупо тыкаться лбом в урбанизм.**
Жаль, не сдёрнуть в чём есть, на Рязанщину,***
не запрыгнуть в «Москва – Петушки»,
чтоб запойно, чтоб по-настоящему
низко пасть в прорву русской Тоски.

Мать твою! Из чего ж выжать лирику?!
Где б пожар озарений разжечь!?
Вижу граждан лишь скисшую мимику,
раню слух о заезжую речь.
Сзади – нелюди, спереди – люмпены,
из авто – вместо музыки – реп.
Впечатления напрочь затуплены,
на дворе, сука, – даже не НЭП!

Эх, подштопать бы Суть основательно:
распустилась духовности нить…
В Храм влекусь, но прозрев настоятеля,
враз расхочется душу чинить:
«Мерс» его – больно знатного качества.
Штука баксов – за каждый штиблет…
Вот тебе и «обет нестяжательства»!
Богу – верю, а в батюшку – нет.

Не Синод я – копаться в том клирике,
тут своих привалило морок…
Так о чём это я? Ах, о лирике,
о местах вящей Силы для строк!
Кстати, помню одно возле «Сокола»
и водилась там Музка одна.
Дура, но, по ночам Тонко охала;
всё в поэтов была влюблена.

Но на ней я вниманье фиксировать
передумаю, с горестным «Fuck!»
Ей – оргазм не впервой симулировать,
ну а мне-то – эрекцию – как?!
Разучился я баб – без влюблённости,
пусть случайной, греховной, дрянной!
А нет Женщины – нет вдохновлённости.
Круг замкнулся, помножась на ноль…

И бредя наобум, словно Венечка****
на бессменный свой Курский вокзал,
прокляну то местечко, то времечко,
где с «люблю» со своим завязал.
Лучше б – с пьянкою, ближе к полтиннику,
иль с куреньем, иль с чем-то ещё.
– Други! Сестры!! Подайте на Лирику:
возлюбите меня горячо…

________________________________________________________
* Высшая часть неба, обиталище богов и муз (др. миф.)
** Архитектурный символ мегаполисов
*** Родина С. А. Есенина (с. Константиново)
**** Венедикт Ерофеев — автор поэмы в прозе «Москва – Петушки»

2021

«Я ВЗЯЛ ТЕБЯ…»

…Я взял тебя.., надеясь на лимит
почти удачных прежних прецедентов.
Легко, беспечно, как берут кредит,
не думая о каверзах процентов.
Понадобился срочно мне не блуд,
а сумма Страсти, явственно и зримо!
Хоть знал – счета меня не обойдут.
Придут поздней. По адресу. Не мимо…

Взял.., словно рюмку первую алкаш,
выскальзывая резко из «завязки»,
тупя воображенья карандаш,
впрок рисовавший: внутренние тряски,
и автошарж с неузнанным лицом,
и натюрморт безмолвного похмелья.
Очередной этюд с «плохим концом»…
Но это позже. Впереди – неделя…

Уместно ль строить планы наперёд,
когда в душе – цепной провидец-опыт?
Он, то Амура вычислит прилёт,
то Бед моих учует дальний топот.
Увы, к добру никак не доведут
его «чистосердечные признанья»…
Что ль помолчал бы несколько минут,
дав полистать впотьмах гроссбух Незнанья…

Я взял тебя взаймы у Октября,
в залог оставив стыд и документы.
Нас ждало кратко-льготное «Не зря»,
меня, чуть погодя, – мои проценты.
Всё понимая, сам себе соврал.
Солгал тебе – так честно, столь уместно!
Вот для чего, скажи, тебя я брал?!
– Да как всегда: чтоб возвратить на место…

2021

«РОЛЕВОЕ»

Что въелось в нутро – не отклеится.
Мой опыт не стал исключением.
По-прежнему пунктик имеется:
влачиться, – снедаясь влечением, –
за: дамами ближне-окрестными,
с заправки, из «Дикси» простушками,
консьержками клининг-подъездными,
и прочими «просто-подружками».

Друзья! зря вы мне кобелячество,
совместно с дурной маргинальностью
спешите вменить. Тут я начисто
вас разочарую банальностью.
Да разве ж галантные поиски –
сродни разложению личности?
похоже ль на низкие происки –
томление по романтичности?!

Красиво! жаль, малорентабельно…
За веру в изящные ценности,
подчас понимался не правильно,
и бит был мужьями из вредности.
К моим неуёмным соитиям –
в итоге привыкли безнравственно.
Шут с ними! Вернёмся к событиям,
надолго запомненным явственно.

Итак… Авантюрой рисковою
опять одарила жизнь-сводница.
Мне, с квартиросъёмщицей новою,
грех было бы не ознакомиться!
Всмотрелся: печать целомудрия –
не шибко размазана временем.
Окей! и мозги ей припудрил я,
с особым на то вдохновением…

«Однушка» убито-типичная.
Тюки, рюкзаки – где ни попадя.
На кухоньке – стол  и  «Столичная».
Она – в душ пошла, я – по комнате.
Давно не бодрят – клептомания
и кража имущества личного,
но, вникнуть в среду обитания –
не входит в разряд «неприличного».

Дерзнул в шифоньере порыться, и
застыл, с неприсущей заминкою.
Там – женская форма полиции,
в комплекте «браслетов» с дубинкою;
ажурный халат медработницы;
из кожи, в шипах – лифчик с шортами;
помятый наряд ретро-школьницы;
перчатки, и шпоры с ботфортами.

Однако! вот это свиданьице…
Хоть ночь и сулила быть бурною,
наитье недоброе в заднице –
свербило стрелой не амурною.
Такой реквизит – пусть и силища!
а выпьем? фантазии вздыбятся?
Как знать, ролевые те игрища,
во что отольются, где выльются?!

…Вы ждёте пикантных подробностей?
Их нет у меня. Текст не вымаран.
От слишком срамнЫх всех наклонностей,
обычно, мой ум заблокирован.
На кой начинать? коль нисколечко
в подобном – ни ас, не умелец я.
Ушёл. По-английски. Тихонечко.
Услышал вослед: «Извращенец, бля!!!»

Д.С.

«ДИСПУТ О ВОЗВЫШЕННОМ»

– Эх, братишка, мой братишка, ты, смотрю, совсем в соплю…
У меня ж в мозгах мыслишка формируется в Мыслю!
Лично я, с девятой рюмки, лишь трезвей в сужденьях стал:
эстетические думки прут в открывшийся портал!

Пролистал, тут, календарь я с «Мона-Лизами»,
с обнажёнными красавицами Рубенса,
и глазам, столь любо сделалось под линзами,
аж запеть хотел, чтоб слушала вся улица!
Глядь, а дальше, вкупе с этими шедеврами,
ну такая затесалась Па-то-ло-гия!
Как же надобно хворать душой и нервами,
дабы в ум зашла подобная «ван-гогия»…

Вон, Малевич, тот бесспорно в психоделике орёл:
до чего ж «Квадратом чёрным» всех, блин, грамотно развёл:
«Кто не шарит в сей фигуре – вообще не понял жизнь!»
Гениально! и в натуре – лохи мигом повелись!

Дисгармония возведена в «Прекрасное»:
так увиден, дескать, Мир – свежо и заново!
Рукотворное ж уродство – ой, заразное,
кривь и кось – берут начало от Лукавого.
Значит, будут извращённые ценители –
бесноватых худомазов чтить творения:
«В чёрном белое надыбать не хотите ли?
В тренде мода на эпоху Вырождения!»

«Плод наследственности сложной», – как говаривали встарь, –
в тест на «шизу» тиснуть можно. Гоже ль портить календарь?!
Да на мне «партак» с отсидки – живописней во сто крат!
И такие вот «открытки» – могут стоить миллиард!

Хрен бы с ним, с былым оплотом деградации:
всяким «сюром», «авангардами» и прочая..,
но и нынешние горе-инсталляции
на Искусстве жизни нашей – червоточина!
…Кстати, где винца тут можно взять поближе нам?
сердце стынет возмущённо, час без малого…
Резюмируя наш диспут о Возвышенном,
зуб даю: Джоконда – Вещь! «Квадрат» – кидалово!!

Д. С.

«ПАМЯТНОЕ»

Можно диспут вести до инсульта,
но всегда нерушима дилемма:
те – халявы хотят, эти – Культа;
жалко, с Личностью – снова проблема.

Субъективно-разрозненных мнений,
всё ж слышны иногда отголоски:
«прав ли, нет ли?», «злодей или Гений?»,
«кто Герои, а кто отморозки??»

Знак вопроса – уместно ли, плохо ль,
что посредь красно-каменной «Сказки»
примощён колумбарий-некрополь,
где по праздникам – песни да пляски.

Хоть убей, не поймёт чужестранец:
ну на кой – явлен, как на витрине –
в виде мумии «спящий красавец»,
Русь топивший в кровавой доктрине.

Не постичь, и гадать не пристало
ни с одной эпохальной попытки:
почему всюду «Пушкина» мало?
лишь скульптур самодуров – в избытке!

Рубль за сто – «нержавеющий» Феликс
недалече с Лубянки уехал,
или ж новый какой-нибудь «феникс»
там восстанет из свежего пепла.

А пока, дабы страх не подвымер,
взмыл над площадью над Боровицкой,
пусть и киевский, но, князь Владимир,
с биографией тоже бандитской.

На престижных же наших погостах,
преисполнившись местной нирваны,
сверху вниз – из лихих девяностых –
в «Завтра» смутное зрят уркаганы…

Под девиз: «Не простим, не забудем!»,
повышаем расходную планку:
бац! – и памятник «Вежливым людям»,
заодно – «Автомату» и «Танку»!

К чёрту школы, больницы, приюты!
мы, царей всех тут в бронзе отлили!
Да, мы любим, кто были к нам люты!
и не вздумайте нас, баламуты,
обвинять в мазо-некрофилии!

Эко диво – тиран-вор-убийца!
хрен един – что «варяги», что «греки»!
Из давнишних бы кем погордиться,
коль из нынешних, в принципе, некем…

2021

«БАНКЕТ» (отрывок из «Московской поэмы»)

…Мой старо-добрый друг Иван,
с четвёртой (кажется) супругой,
меня зазвали в ресторан,
где стол уставлен был севрюгой,
шампанским, двух сортов икрой,
горячей первою закуской.
Тут я сказал себе: «Раскрой
врата души широкой русской!»

Проникся сразу – высший Свет
здесь собран явно не спонтанно,
а дан шикарный сей банкет
в честь юбилейных чьих-то лет!
Среди гостей – знакомых нет,
и я держался близ Ивана.
Ввиду причин, подобных сфер
с их демонстрацией манер,
не посещалось мной давненько…
Оркестр поодаль нежно бренькал.
Седой джентльмен, взметнув фужер,
тост приурочил коротенько:
«За процветанье! за успех!»
какой-то Людочки Петровны…
Я улыбался шире всех,
восторги стали безусловны!
лишь оставалось умилиться:
сколь благородны эти лица…

Ах, вечер, чей удел – пленить,
потянет, как кота за яйца:
вино изысканно губить,
и слушать смочь, и говорить, –
макая в соус уши зайца, –
о доброте, о красоте,
наш мир спасающей поныне.
И сам я был на высоте:
в костюме броско-тёмно-синем –
такой весь, ну, почти месье,
блестящий, точно джип в витрине!

…Уже матрёшки-варьете
кан-канно вскидывали ноги.
Мадам с бездонным декольте,
запнувшись вилкой в осьминоге,
хмелела резво… Тет-а-тет
ко мне прижавшись, вопросила:
«Ты что, действительно поэт?
Прикольно…»,
и глаза скосила, –
мне подмигнув, – на туалет.
Смутившись, якобы, слегка,
меняя тему диалога,
я, «За любовь!» испив бокал,
нёс ересь про «Доктрину Бога»;
утратив нить – читал ей Блока…
Её же цепкая рука,
легла на брюки мне вольготно
и, будто там ища чего-то,
вовсю валяла дурака…

Пир дам роскошных и мужчин,
предстал в предельном апогее!
Седой (тот самый) господин,
официанту дав по шее,
соседу громко «тёр» на «фене»
про бизнес, «крышу» и «кидок»,
про «замочить», «мутняк с оффшором».
Умолк.., но рыкнув как бульдог,
всех принуждал петь «Мурку» хором.
Пузатый некто рвал рубли,
жёг баксы, раз пальнул из «пушки»…
«Моя» же, «в стельку» визави,
вопя скабрезные частушки,
в трусах плясала на столе…
В паркетный пол вписалась лужа…
А я, счастливый не вполне,
зал озирал: ты где, Ванюша?!

Петровну, горных сёл «орёл»,
влёк ехать в сауну, рвя платье.
Метрдотель, рыдая, к знати
взывал: «Любезнейшие, хва-а-тит…»,
но впечатления на пати,
увы, совсем не произвёл.
…Я ж, Ваню, всё же вновь обрёл,
блаженно спящего в салате:
без «Rolex», без очередной
своей.., хотя, уже не очень…
– Проснись, мой друг, банкет окончен.
Бери коктейль, пошли домой…

2021

«ЕСТЕСТВЕННЫЙ ОТБОР»

Сэр Дарвин, как-то, вытужил цинично:
мол, мы – лишь эволюции продукт,
и вообще – материя первична!
К чему сказал..? – доднесь не разберут.

Теософы, да папские легаты, –
живи он, грешный, в средние века, –
ему бы за такие постулаты
поджарили бока б наверняка!

Давненько спорят «бытиё» с «сознаньем»:
кому из них чего определять,
я ж, – шибко не бодаясь с Мирозданьем, –
«мух от котлет» не стал бы отделять!

И пусть моя концепция убога,
логичности не чужд её изъян:
одни – произошли-таки от Бога,
другие – вот вам крест! – от обезьян!!

Как прежде, втуне мучает вопрос нас,
в чреде теорий, фэнтези, стихов:
«Кто есть по сути homo – микрокосмос
иль мрачное вместилище грехов??»

Взалкав попрать Вселенские законы,
не чтим ни «Основной» мы, ни УК,
но, до чего ж всегда неугомонны,
ища – ещё дурнее дурака!

Упорствуя в Неточном и Порочном,
всеобщ стал когнитивный диссонанс:
попы кропят ракеты на «Восточном»,
нью-коммунисты – молятся на Бакс!

И «светлым завтра» больше не морочат,
и на «сейчас» возложен гранд-прибор.
Поздняк метаться: «Караул, нас мочат!»
Не «мочат», а Естественный Отбор!

Отбор: наличных, умного, живого,
надежд, здоровья, смысла, правды, лет.
«Отбор»? Ну, да. Чего же тут такого?!
«Естественный»? Естественнее нет!!

Бредя по кругу рекапитуляций,
мы – часть меню в цепочке пищевой.
Душа? Она полна галлюцинаций,
а думать – всё же лучше головой!

Наш светоч – Фрейд, но не Макиавелли…
Не умещает «истины» забор…
Я тоже был, – пока меня не съели, –
отчасти «За!» Естественный Отбор…

2021

«ДРОВЯНОЕ»

Наломал, – сгоряча ли, по пьяни, –
кубометры безвинных я дров,
не воздвигнув из них теремов,
не сложив ни сортира, ни бани.
Скольких мёрзнущих мог бы согреть,
в чьём-то мраке затеплить лучины;
да хотя бы деньжат поиметь,
сам, на экспорте той древесины!
Был я сажень в плечах, прям, высок,
жизнь крушил озорно и красиво!
Благо, мне подвернулся лесок,
а не ширь векового массива…

Проявлял пролетарский размах,
как в тридцатых на лесоповале!
жаль, в наколотых мною дровах,
толку – шиш! Только щепки печали,
бед опилки летели вокруг,
невзначай ближних всех больно раня,
плюс занозы в сердцах оставляя
у моих самых верных подруг…
Не достойны ни песни, ни саги,
той поры окаянные дни.
Оглянусь – сплошь гнилые коряги
и трухлявые, прелые пни…

Из заветов седых праотцов –
не исполнена и половина.
Не посажено мной деревцо.
Дом затеял, опять же кручина:
средств хватило едва на крыльцо.
Из случайно ж рождённого сына,
(сомневаюсь – моё ли родство?),
говорят: вырастает дубина…
Дааа, дрова оголтело ломать,
это – не созидать и не строить!
Нет чтоб впрок, на потом заготовить…
Эх, ты, молодость, так твою мать!

Знать, аукнулся мне вандализм,
причинённый убыток природе!
На дворе – сучий капитализм,
склонный к ценной древесной породе;
в нём сучки мои – анахронизм.
Что поделать, коль жребий таков?
Я, точь-в-точь – возрастной Буратино,
заплутавший в стране дураков –
вне идей, без друзей, без врагов,
греюсь подле чужих костерков,
а не в свете камина картинно…

Поплевав на мозоли свои,
остаётся: с улыбкою жалкой,
ворошить старой гнутою палкой
прогоревшие угли любви…

Д. С.

«НАШИ В ГОРОДЕ»

Тщусь в заоконном сером холоде
учуять свежий аромат.
Тяну ноздрёй: вдруг Наши в городе?!
но там – лишь дворник-азиат,
да злые тётки с собачонками,
да неподмытые авто,
айфоны с глупыми девчонками.
Неодолимое Не То…

Что было мне Судьбой обещано –
явилось кормом не в коня.
Косясь, моя чужая женщина
подводит бровь не для меня.
Шагнув за дверь, уткнусь в Отечество –
в веках бесхозное Быльё…
На остановке – человечество –
опять не божье, не своё…

Бродя путями никудышными,
гнев генерируя в печаль,
толкаясь с чуждыми и пришлыми,
Моих, попробуй, повстречай!
За рубежами суетятся ли?
тут – маскируются под «всех»??
Я ж – вне инстинкта конспирации –
агностик, с верою в успех…

Увы, без навыка мутировать,
выть в хоре, задницей вилять –
не стоит экспериментировать
себя Собою оставлять!
Служить массовкой – модно, выгодно,
и крепок сон, хоть плюй в глаза!
За всё, что отнято иль выдано,
толпа всегда – взмыв руки – «За!»

Ау! конкретные и внятные,
адепты дел без шумных слов!
Вы где, в чём либо адекватные?!
Ни номеров, ни адресов…
Наш скромный «пир» пришлось закончить нам
в честь чьей-то праздничной Чумы.
По затхлым, тесным одиночествам
рассредоточены все мы…

Пока не грохнули, не вызвали
и не нагнули мордой ниц,
мне б в мониторе, в телевизоре
признать Своих, средь новых Лиц!
Будь май, зима, деревья ль в золоте,
открыв окно навеселе,
хочу увидеть Наших в городе,
в России и по всей Земле!!

2021

«АНТИВОЗРАСТНОЕ»

Да-с.., возраст, должный свой аршин
отмерит, как не молодись ты…
С недодостигнутых вершин,
устало, точно альпинисты,
пыхтя, спускаются фантазии:
пора и честь бы знать – отлазили…

Хотя, на девичьих телах
взор отдохнуть и задержаться
отнюдь непрочь, жаль, не сровняться
уже в провалах-временах.
Не сыщешь видимости общности:
стал разным даже штамп порочности!

Со мной стареющий мой бес –
сигнализирует по рёбрам:
и сытый волк, мол, смотрит в лес,
а ты представь себя голодным!
…Ох, притомился с ним бодаться я!
ну, неуёмная субстанция…

Зато приятели мои,
собравшись – кто с рублём, кто с духом –
все партизанами пошли
в свои леса по молодухам!
Завидно было лишь вначале мне.
Их «сводки» стали всё печальнее…

Сам от себя не ожидал,
что я, – безудержный холерик, –
отвыкну, свой потенциал
питать от новых «батареек»,
столь часто, как когда-то думал я!
Жизнь, оказалось, – баба нудная…

На КПД лощёных тел,
лиц, не задетых интеллектом,
недавно трезво поглядел
и вздрогнул: «Что найдёшь ты в Этом –
чужом, искусственно согретом?
того ли только ты хотел?
Должны же быть помимо фрикций, и
иные благостные фикции!»

И распахнулась тайна мне:
вокруг немало есть прелестниц,
моих: почти или ровесниц,
со мною на одной волне
звучащих, тонущих, взмывающих,
уже – умеющих и знающих,
ещё – желающих вполне!

О, соучастницы моей
Эпохи, Той Державы нашей!
Одних кровей мы и соплей,
единой мазанные кашей!
Друг дружке щедро так подбросили
зим, вёсен, лет, совместных осеней!

К чему нам глупый молодняк,
будь свеж он, пылок и гламурен?!
Когда создашь интимный мрак –
«ценз возрастной» неподцензурен!
Зажжём пожар же в сердце тлеющем,
пока мы те, пока Мы – Те Ещё!!

2021

«ПРОБЛЕМНОЕ»

…к Прекрасному, чем больше привыкаешь,
тем горше, несподручней отвыкать…

Ты глянешь лишь, а будто бы ласкаешь,
столь многое авансом обещаешь,
что остаётся только потакать,
и умиляться над проворством лисьим.
Хоть культ твоей телесной наготы –
не вознесёт меня к духовным Высям,
доверюсь вдохновенно-дерзким мыслям,
в которых погостить решила ты…

Мои пробелы в плоскости культуры
заполнит фантазийной кисти взмах!
Восход, зенит, закат, успех иль крах,
обрывки сновидений, фальшь в словах –
предстанут пусть в других полутонах,
скопированных мной с твоей натуры!

Едва ты проплывёшь воздушно мимо,
столкнувши наши тени невзначай,
внося вино ли в вечер, в утро ль – чай,
о, это – глубже всякого интима!
Да что интим? бесхитростный эскиз
к пейзажу вскользь надуманного «Счастья»,
набросок спешный, мнимость соучастья…
Извечный парадокс: намёк на Приз –
весомей «приза» с меткой: «Здесь был Вася!»

Прислушиваясь к новому рассвету,
безмолвным любопытством маюсь я:
ты – Муза живописцу и поэту?
ошиблась дверью? спутала примету?
Ах, как отлична инакость твоя
от виденного ранее… А может,
ты – милостынь, которая Судьбой
мне брошена, чтоб мог её с тобой
истратить поскорей и подороже?

Своей Мечты – давно неважный зодчий,
хочу побыть с твоею – двуедин:
вобравши в отведённые нам ночи
штрихи к блаженству, капли многоточий,
пропорций не блюдя и середин!
Казалось бы, подкралось время стать
создателем внушительной Картины,
сумев шедевр свой главный дописать
с тебя – моей зеркальной (?) половины!

В наличии – натурщица и тема,
есть краски, впрок натянуты холсты,
но рамы золотые вновь пусты…
Препятствует всего одна Проблема:
увы, творца во мне – не видишь ты…

«ТРИ БУКВЫ»

Сомлев от «пати» на Ордынке,
по Москворецкому мосту
я шатко брёл, и «красноту»
тянул, приладившись к бутылке,
замаскированной газеткой,
блюдя «законников» каприз:
«На людях – хоть упейся вдрызг,
но не дразни их этикеткой!»

Икнув, Пространству вверил взор:
мрачнела груда туч свинцово,
Кремля щетинился забор.
На месте гибели Немцова –
гвоздичек пара, как укор.
Я огляделся, словно вор,
и помянул. Добавил снова.

Допил. Посудина пуста…
В плену душевной непогоды,
застыл средь чёрного моста.
Внизу – несла река-Москва
свои отравленные воды
в Оку и Волгу, после чтоб
послушно в нефте-Каспий влиться…
«А мне куда отсюда смыться?!» –
вздохну, объяв фонарный столб…

Окину, точно Робинзон,
окрест лежащий Мега-«остров».
Какой мне толк в нём и резон??
Ни дюйма личностного роста –
не в праздной лености, не в деле!
Во все семь пятниц на неделе –
шторма, да грозный горизонт…

И вдруг, кольнула мысль меня,
мешаясь с винными парами:
«Потомкам – что оставлю я?
насколько ценными словами
смог одарить бы, пользы для?!»
Нашлась в кармане в суд повестка,
сыскались полкарандаша,
и я, рассудок вороша,
над текстом начал думать веско…

Холодный дождик зарядил.
Сотрудник ФСО в «гражданке»,
крутясь поодаль, чутко бдил.
Я ж, примостившись у перил,
курил взволнованно, и мнил:
о чём бы, – на казённом бланке, –
чиркнуть в Грядущее посыл?!

Живописать про будни наши:
желчь, зависть, трусость, рабский труд?
как снизу тащат, сверху прут?
про бред кромешный, лживость, блуд??
Они же не поймут сей лажи:
«Ну, прапапаши, прамамаши,
так жили, что не жаль вас даже!
У нас давно Так не живут!»

…Стоял я, мятый, в кепке старой,
у местной бездны на краю:
с порожней винной стеклотарой,
с судьбою горестно-бездарной,
с незнаньем: «долго ль простою?»
И всё ж, в листок – рукою тяжкой –
я поместил автограф свой.
Бутыль, с запихнутой бумажкой,
задраил пробкой резьбовой
и в муть реки швырнул с оттяжкой.

– Плыви, стеклянное созданье,
дрейфуй по волнам сточных вод,
неся в себе моё посланье –
не манифест, не назиданье
и уж никак не бормотанье
проклятий злых иль пошлых од!

…Когда-нибудь, возможно, Некто –
из Леты выудит эффектно
сосуд, что чёрт-те чем оброс,
и, изогнувши бровь в вопрос,
и, любопытства скрыть не вправе,
на ветхой гербовой «маляве»
прочтёт три хлипких буквы:
«SOS!»

2021

«ЭКС-АЛЬПИНИСТСКОЕ»

Мне пора, вроде, про эвтаназию
узнавать втихаря, только вот,
я, кряхтя, вновь без удержу влазию
на одну из доступных высот.
«Высота» – чересчур громко сказано,
просто сопочка в виде холма.
Воздержаться бы мне от соблазна, но:
ворох лет – не мерило ума!

Та привычка моя экстремальная
прогрессирует, точно болезнь,
а весной обостряется мания:
хоть куда-то, будь добр, залезь!
Становлюсь я капризней ребёночка
и готов на геройский рывок,
если встретится дурочка-горочка,
подвернётся крутой бугорок!

Несмотря на ушибы душевные,
переломы сердечные, мне
до сих пор снятся Пики волшебные
в заповедной ночной пелене!
Вспоминаются Скалы отвесные,
от которых захватывал дух:
неприступно-коварно-бесчестные,
кои брал я на «эх!» или «ух!»

Я, в любое своё восхождение,
без страховки, – и это не миф, –
ввысь настойчиво пёр снаряжение:
«чувства, страсть», будто камень – Сизиф!
Пусть давненько лишён прыткой резвости
и сносилась спортивная стать,
да и в нашей равнинной окрестности
стало прежних Вершин не сыскать,
буду тешить свою злоумышленность
тем, что ныне в наличии есть…

– Вы не против же, Ваша Возвышенность?
я на Вас вознамерился влезть!

2021

«НАЧАЛО»

Во мне узрела ты «романтика».
Престранно, право… Ни-хрена-се!
Ну, да, была такая практика –
одна из давних ипостасей,
сполна осмеянных, освистанных
и позабытых в спешке где-то…
Затем, средь лиц моих пролистанных,
вдруг натолкнулась на «поэта»!

К чему тебя разочаровывать?
Побывши тайно-недосказан,
своё «духовное» нутро скрывать –
не стану, хоть и не обязан
разоблачаться настежь полностью,
но в этом – почему бы нет то?!
Прочёл, что вспомнилось: с покорностью,
из ранних – «Оду Аmarетто»…

А ты по гаечке, по винтику
меня курочила азартно,
в мою просачиваясь психику
уже конкретно доминантно!
Я лишь успел отметить скоренько,
в чуть дискомфортном непокое:
вот это, блин, экстрасенсорика!
людей познание какое!!

В своих глазах меняясь начисто,
морально зрел я, как на грядке!
Не знал, сколь редкостные Качества
со мной играли в жмурки-прятки!
Куда девалось мигом свинство-то,
влеченье к блуду, жажда пьянства?
Тобою мне вменялось рыцарство,
с амбре латентного гусарства!

Стремилась ввысь душа мятежная,
из, будто, тесной клетки – птица,
воркуя: «О, моя безгрешная!
Богиня! Фея! Чаровница!»
Такое нечто Потаённое
накрыло валом океанским,
что я вскричав: «К чертям «креплёное»!»
в трусах умчался за шампанским!

Мои глубины препарируя,
ты извлекла Чудес не мало!
…Тебя ж Одно прельстило, милая, –
моё животное Начало…

2021

«ВИЗИТЁРША»

Ты приходишь в «жилетку поплакаться»,
хоть я больше её не ношу.
Мне бы просто с тобой побарахтаться,
да причалить, куда попрошу!

Но, зачем-то про нудности-трудности
кажешь свой долго-громкий «ситком»…
У твоей многоразовой «юности» –
явно выдохлись кровь с молоком!

Не успевши прибыть, жаждешь душу открыть,
городить о «вчера» и о «завтра»,
упредить, посулить о давнишнем забыть,
дав и взяв… клятвы, вместо разврата!
Так ещё приплетёшь бывших Лен, пару Ир,
«новоязом» блеснув заодно…
Как, без боя соваться в твой внутренний мир,
не держа на уме – «лишь одно»?!

А ведь помню то дивное время я,
ту тебя, от которой отвык:
для иного служил применения –
сей длиннющий бескостный язык!

Нам предаться б с тобой дружной похоти!
Нет, ты клянчишь «уместный» ответ
или, взглядом блуждая по комнате,
мой проплаканный ищешь жилет…

Заявляешься сбыть запоздалую прыть,
оголившись, прикинуться слабой,
вслух себя убедить: мол, сумеешь мне быть
самой верной, Единственной Бабой!
после – станешь блажить: про «опять вместе жить»,
про попытку «всё снова начать»!
…И от этого мне
станет худо вдвойне:
впору снова с собою кончать…

Д. С.

«ТЫ УШЛА…»

Ты ушла…
От этой данности
мир не стал совсем уж пуст.
Вот-те на! ни зла, ни жалости!
притупились бритвы чувств.
Значит, сердцу не порезаться,
впредь душою не пораниться.
Рожки ж – долго не продержатся
и когда-нибудь отвалятся…

Ни с собой, ни со Вселенной я
не нарушил свой баланс:
в мыслях – та же муть проблемная,
в строчках – тот же декаданс.
Мне менять себя не выгодно:
весь и так в гроши разменянный.
Настежь дверь – предтеча Выхода,
коль граблями вход усеянный…

Ты ушла, доверясь логике
иль найдя подсказку вдруг
в гороскопе или соннике,
внемля опыту ль подруг?
Но, ушла не с мачо ветреным,
не к «мешку» с баблом и яствами;
дело – лишь в спасенье экстренном
от меня. И это ясно мне.

Из двух зол поменьше выбравши,
подалась к Своей Судьбе.
Я, не с горя, просто выпивши,
так и вижу, как тебе
вслух поплакаться захочется
«Одноклассникам» и «Твиттеру»,
и как водит Одиночество
зябким пальчиком по …….

2021

«Я В ПОДВОРОТНЕ ПЕЛ ГОП-СТОП»

…я в подворотне пел «Гоп-стоп»,
под три блатных хрипя фальшиво.
Хоть с портвешком дрянным в прихлёб,
всосал и прочие мотивы:
предрасположенность к добру,
позывы к правде. Ну, романтик!
но, сей заветно-ветхий антик –
«крестом» не мнился на горбу!

Сопливый перфекционист,
себе придумал я о Мире –
де справедлив он, мудр, казист,
как в фильмах давешних – чекист!
Увы, «замочен был в сортире»
тот Бред мой, точно террорист.

Всё это после.., а тогда –
в осатаневших девяностых –
казалось мне: пройдёт беда
и, наконец-то навсегда
шпану пристроив на погостах,
чуть попетляв, мы выйдем в Топ!
Ан нет, не вышло с креативом.
Страну объял такой Гоп-стоп,
что с ним в сравнении Потоп –
был еле слышным бы приливом!

Сейчас – не тренд махать «пером»
иль штучно вспарывать карманы.
Пришли иные уркаганы:
менты, банкиры, прочий «пром» –
во вкус вошедшие «гурманы»
за щедро тающим столом.

А я, заядлый остолоп –
«Здесь и Сейчас» лишённый снова –
вновь затоскую бестолково
по подворотне, где так ново,
столь озорно звучал «Гоп-стоп»…

(из раннего)

«ПРЕБЛАГОДАРНЫЕ ПОТОМКИ» (из цикла «Сны поэта)

Под вечер, в виде безупречном,
брёл по Москве я наобум
и размышлением о Вечном
будил зевающий свой ум.
Вдоль центра города скитаясь,
вникал лениво в урбанизм,
в нём угадать на глаз пытаясь:
«ампир»? «ар-деко»? «классицизм»?

Фасады сталинских колоссов,
шик экс-купеческих дворцов..,
на них – ряды гранитных досок
в честь знаменитых мертвецов.
Военачальники, поэты,
герои всяческих трудов:
из бронзы лица-барельефы,
черта меж датами годов…

Вдруг, неотрывно увязались,
как тени слежки вслед за мной –
ревнивость-жаба, сука-зависть
к чужой известности земной!
и грёзы, точно вурдалаки,
в сознанье ринулись бегом:
со «мною» – памятные знаки –
мне замерещились кругом!

Читаю вслух златые строки
на броском доме средь Тверской:
«Здесь три недели пил Сорокин,
борясь с неправдой и тоской»!
Опешив, дёрнулся обратно,
но снова вижу метку я –
мол, тут был выстрадан тогда-то,
мной гениальный стих «Херня»!

Настырно, будто из брандспойта,
взмывали всюду письмена:
я «в этом здании – жил с той-то»,
«в том – тупо выпал из окна»!
Узнал от лавочки с табличкой,
(что в Александровском саду),
как ночью дрых, персоной личной,
на ней в двухтысячном году!

Не отрицаю, было дело…
Творил и хлеще чудеса!
Когда же мэрия успела
увековечить адреса?!
Сновали, словно мыши, мысли:
«ну надо ж! почестей таких
и ждать не ждал, причём, при жизни –
от современников своих!»

Кумир и гордость всей России,
я узнаваем стал толпой!
Одни – автографы просили,
другие – сфоткаться со мной!
Примятый славою повальной,
метался, шля хвалу судьбе,
и, наконец, на Триумфальной
узрел я Памятник себе!

Не юн – носиться по столице…
Последних чувств почти лишён,
чуть отдохнуть душой в больнице
я был тактично приглашён.
Но знал, впадая в сон глубокий –
медперсонал, пустив слезу,
над входом, – слог блюдя высокий, –
воздаст: «Лежал здесь сам Сорокин!»
и мелким почерком внизу:
«преблагодарные потомки»…

2021

«ПРЕОБРАЖЕНЬЕ»

…что жизнь твоя – моей попроще,
я сразу начал понимать.
Та, кто в мой быт вломилась тёщей,
тебе была – всего-то мать!
Стремилась ты, бескомпромиссно
затмивши всё и вся собой,
стать «правой» в мелочи любой,
всегда – и давеча, и присно!

Лишь маломальским интеллектом
не ухитрилась обрасти.
Терялся я: о чём предметном
базар нам, в принципе, вести?!
Твой ум, скучавший в пыльной нише,
влекли причёски, маникюр,
бирюльки, шмотки от кутюр,
пленили символы купюр;
никак не Оруэлл, не Ницше…

Уж как печаль во мне урчала,
когда с врождённой простотой,
ты, вжившись в пошлость сериала
иль в шоу муторных отстой,
меня в упор не замечала!
Туда ж, где явь подобна сказке,
царят духовность и уют,
где люди мудрые снуют –
мне путь закрыт. Там – типа пьют,
а я, – «мерси» тебе! – в завязке…

Одна единственная радость –
винца степенно пригубить –
тобой безжалостно изъялась!
Дилемма «пить или не пить?»,
и та, не мной самим решалась.
Как мог тебе я передать
суть философии глубинной,
когда твоей гнилой доктриной –
шантажно-манипулятивной –
являлась: «дать или не дать?!»

Да, кстати, раз уж данной темы
бочком коснулся разговор,
сознаюсь: таяли проблемы,
не угнетал твой «кругозор» –
в час нашей близости нечастой,
обычно – в ночь под выходной.
О, ты мне грезилась прекрасной!
и, даже с ясной головой,
я наполнял тебя собой:
сакральной чувственностью страстной,
(а вдруг?) и силой мозговой!

Тут, мной плевалось аккуратно
на неприязнь тобой стихов,
на спазмы от Дидро и Канта,
(как ты язвила многократно:
«каких-то древних мудаков»)
Армада всех твоих Незнаний
тонула враз, попавши в шторм
лирично-шумных лобызаний,
размеров дивных, чудных форм!

Не покидаючи дивана,
я, в тот волнительный момент,
мог сам сжечь бедного Джордано
иль возвестить на весь Рунет:
мол, Ома не было! что нет
ни Злого в мире, ни Тупого!
Да ради кайфа-то такого,
«Дом-2» готов был возлюбить!
не вспомнить внешности Толстого
и имя Пушкина забыть!

….а утром, только молвишь слово,
и снова – впору волком выть…

2021

«НЕ ПИТЕРСКИЙ»

Вслух пороки бы точно не клял,
не злословил в пылу оголтелом –
если б взятку мне дали… Я б взял,
и не счёл данный факт беспределом!!
Примирился бы скромно, что люд
наконец оценил мой умище!
Но, чего-то пока не суют
даже мятой отеческой тыщи…

Эх, займи я ответственный пост,
сев за стол с самобранкой бюджетной,
сам бы вздрогнул – каков вес и рост
нарастил, став Персоной заметной!
Я б к сверхвыгодным схемам прилип,
осенившись знамением крестным,
и к портрету на стенке, над креслом,
золотой прифигачил бы нимб!

Осознал бы призванье своё,
вник, что жизнь – лишь имущим понятна,
что мой круг – не ворьё, да жульё,
а достойные, в целом, ребята!
Я б на яхте со шлюшками плыл,
весь такой беспринципно-брутальный,
потешаясь, как блогер опальный –
компромат на меня вновь нарыл!

По ТВ, впав в особый цинизм,
хмуря лоб, чтоб на смех не сорваться,
я втирал бы про патриотизм,
и советовал: «Надо держаться»!
…Массам было б со мной веселО!
Мне б начать только! Спонсоры, где вы?!
Тишина… Ни рублей нет, ни «евро»…
и не питерский я, как назло…

2021

«ПЛОДЫ ВОСПИТАНИЯ»

С постройки для нас Мироздания
и вжатия в формы телесные,
мы, homo, – плоды воспитания
(не больно-то деликатесные).
Намаясь с адамами-евами,
признал Бог тщету попечения:
«У этих, – садами-эдемами
не выбьешь к содомам влечения…»
Лишив патроната, дал вольную:
«В Суде Страшном встретимся, жулики!»
Влачили б доднесь жизнь крамольную,
потомственные богохульники;

ни школы, ни ВУЗы, ни Пушкины –
разумности б нам не прибавили.
Мы, с модными суперигрушками,
остались бы теми же маугли.
Зазря бы пропали, ослушники,
как вдруг, – строгий и наблюдательный, –
по наши сиротские душеньки
явился процесс созидательный.
Не бросили нас на фарватере
вод сточных, с названьем «История»!
Вновь с нами – Отцы-Воспитатели:
от яселек до крематория!

Из некогда типа возможного,
когда-то кому-нибудь важного,
пускай ничего «Не положено!»,
зато, бережливо посажено
«разумное, доброе, вечное».
А что?! здраво, грамотно, правильно!
«Свободное» и «человечное»
в Масштабах – теперь не рентабельно!
Эй, кто там брюзжит про репрессии,
отсталость от Мира тотальную?!
Рост Счастья – в стабильной прогрессии!
(лишь временно скрыт под Гостайною).

Казна мимо кассы? Ну, жадины!
один хрен – прожрали б бессмысленно!
а денежки те – не украдены,
припрятаны предусмотрительно
для будущего поколения,
(и ФИО в том списке – достойные!)
Пригубим же чашу терпения,
собратья мои беспокойные!
Коль сроду зажиточно нежили,
на кой же экспериментировать?
ведь шансик отыщется, ежели
имеется дар мимикрировать!

Давайте ж Законы новейшие
ждать с радостью, чтить с придыханием,
в них вшито решенье мудрейшее
всех наших проблем с воспитанием,
и каждое слово удобрено
сердечной заботой и логикой!
Ай, всё-то для нас предусмотрено
статейной родной педагогикой!

…Таков ареал обитания:
не к тем, вечно, падать под ноженьки.
Наш статус – «плоды воспитания»,
с потерянной «вольной» от Боженьки…

2021

«ЭЙ, ПРИЯТЕЛИ!»

Эй, приятели, братцы-товарищи,
(жаль, до Друга – один лишь дорос),
как вы? что вы? где ваше пристанище? –
риторический в кубе вопрос.

Запылённых пронесшейся вольницей,
привечал нас моднючий «Жан-Жак»;
этот – свежей хвалился любовницей,
тот – светил новый клубный пиджак…
Упс! и «феня» уже не советская,
и лилась – пуще пива пьяня –
полуснобская, околосветская
болтовня, болтовня, болтовня!
Мы всерьёз Миру верили заново,
впечатлением шумно делясь –
кто от Путина, кто от Зюганова,
друг на дружку пока не косясь.

Сходка «правых», тусовка «левацкая»,
геи, «нацики» – все не в напряг.
Украина – чудит, так ведь братская!,
Штаты – муть, но не титульный враг,
«либерал» – вообще не ругательство,
(впрок Чубайс виноват был всегда),
вора Вором назвать – не предательство,
даже бедность – ещё не Беда!
Это после разделится улица,
разминётся с собою Страна,
и всех тех, кто из нас резво скурвится –
притомлюсь я считать имена.

Станет трендовым, прибыльным бизнесом –
«обожать» за наличные Власть,
преференции связывать с кризисом,
приравняв «заработать» к «украсть».
Крепко втиснется в рамки привычного –
с ретро-совестью полный разлад.
Ничего, как окажется, личного!
просто – разный дизайн «баррикад»!
Мы, калеки Новейшей Истории,
напоказ под здоровых кося,
будем метить «свои» территории,
то есть – «ссать», дозволенья спрося…

Да, однако давненько, приятели,
наш «альянс» разошёлся по шву:
те – на Запад слились к энной матери,
«что не тонет» – и здесь на плаву.
В шайку «избранных» – кайф ныне вклиниться!
Сам не свят, чтоб судить по делам
и словам, только перечень ширится
тех, кому я руки не подам…
Рассеклась Общность росчерком сабельным:
свой – вчера, послезавтра – чужой,
слывший выгодным – стал нерентабельным.
Всяк своею очерчен межой.
Вот и маюсь навязчивым домыслом:
нереально должно повезти –
в наш-то век, а тем более с возрастом –
в чём-то близких опять обрести…

Собутыльники есть, «мотиваторы»,
есть сообщники в зле и добре,
лишь дружки, – юной рани соавторы, –
все остались на школьном дворе…

2021

«ПРОСНЁШЬСЯ, ПОМНИТСЯ…»

Проснёшься, помнится, скрипя на верхней ноте,
и сразу крылья вознамеришься расправить,
чтоб, воспарив душой на бреющем полёте,
увидеть Нечто, с высоты – Масштаб представить!

Едва вберёшь боезапас в себя транзитный:
«Предназначенье», «Вдохновенье» и «Призванье»..,
как под прицельный попадёшь огонь зенитный
иль угодишь под чьё-нибудь камней метанье!

И вот, пикируешь уже, сродни Икару,
дымясь по-чёрному – хвостом и опереньем.
С радаров сгинув, повторишь свою сансару,
опять не справившись с коварным притяженьем
всего исконного, по-своему благого,
что вниз к себе гостеприимно возвращает!
Не дотянулся вновь до бороды, я, Бога,
но Он меня за это только и прощает…

Теперь бы грохнуться удачно, пав поближе
(согласно паспорту) к аэродрому-дому.
Пусть мой пролёт фанерный – был не над Парижем,
зато, сколь свычно мне впадать в родную «кому»!

О, радость встречи с земноводными друзьями,
что не простили б мне отрыв от коллектива!
– Утешьтесь, добрые мои, я снова с вами!!
_______________________________________________
…проснёшься, помнится.., да вспоминать – противно…

2021

«ДАНИЛА-МАСТЕР»

Замечу безо всяких апелляций:
по жизни мне хватало Волшебства,
чар наносных, попыток колдовства,
мистификаций с долей махинаций,
снов вещих и пророческих стихов,
мной сорванных в саду чужой усадьбы…
На полное собрание «Грехов»
кошусь, взалкавши: «Эх, перечитать бы!»

Поверхностно, щадяще субъективно,
воззрюсь во дни деяний шебутных,
где клянчил я у Рыбок Золотых
всегда Одно и То же, эксклюзивно…
Усидчивость иссякла – поджидать
вдоль мутных лунок меценатку Щуку,
и смысла нет: «Снегу-у-рочка!» орать
в промозглый март, слюнявя баксов штуку.

Сорняк прекрасный – «Аленький цветочек»,
давно – гербарий: ломок, жалок, сух.
Мне больше ни одна из ведьм-старух
авансом наперёд не напророчит
раздолье чувств, любви, et cetera,
не поднесёт к устам Живой водицы.
А от «синиц в руках» и от Жар-птицы,
в остатке – лишь «ни пуха, ни пера»…

Не вдохновляют мрачные пейзажи,
утратившие Таинство края.
Где ж вы, былин минувших персонажи:
вся «Чисть» и «Нечисть» милая моя?!
Окрест – удешевлённые злодеи,
личины самоназванных царей,
урла диванных лже-богатырей,
да с лишним весом бьющиеся «феи».

«Мы рождены, чтоб сказку сделать былью!»,
но что-то завсегда идёт не так;
и я, предавшись лени и унынью,
кажу субтильно Будущему – «Fuck!»
У карт гадальных – нет козырной масти.
Как не играй с Судьбой – быть «дураком».
…Сижу, такой, грущу – Данила-мастер –
с разбитым, сердца Каменным цветком…

2021

«МОИ, ДОСЕЛЕ ДОРОГИЕ»

Мои, доселе дорогие,
мои дешёвые когда-то,
по вкусу ль вам пришлись Другие?
и вообще – вы как, девчата?!
Скажу, рисуясь «честным словом»:
я не завистник вашим новым
«альфонсам», «спонсорам», да «папкам»:
всем «половым» и прочим «тряпкам».

Архив обид, досад давнишних –
не сохранила флешка-память,
от раритетных файлов лишних
мозг соизволивши избавить.
С мятежным Прошлым не воюя, –
хрустя впустую кулаками, –
оценок вам не раздаю я,
не награждаю ярлыками.

Позывы к мщению избыты:
утолены причины жажды.
Никто из вас мной не убиты,
(в даль, только, сосланы однажды),
хотя, подчас, взгрустну уныло:
«эх, а наверно б надо было…»,
но, тут же – полнюсь позитивом:
«сам выжил, и на том мерси вам!»

Нельзя о вас не думать вовсе…
Владела, помню, нами склонность
к прекрасным выдумкам, а после –
надежда, что спасём влюблённость!
что чувств оставшиеся граммы
впрок сбережём, впредь приумножим!
Ох, эти ваши «мелодрамы»,
стопкадры на одном и том же…

Судьба ни шанса не дала нам,
зато всучила прецеденты:
партнёрши по «передним планам» –
как с ветхой, рваной киноленты –
ко мне во снах снисходят в гости,
и, без попрёка, гнева, злости,
вопрос роняют еле слышно:
«Ну почему, зачем так вышло?»

Где ж вы теперь, мои подруги:
поборниц страсти тайной племя?
почти законные супруги?
и те, чьё имя смыло время?
Та – до сих пор в чаду мечтаний,
у той – под Лондоном именье,
одна, я слышал, сына – Даней
назвать решила… Совпаденье…

Ах, сучки, умнички, красотки!
триумф «стрит-стайла», глазок, бюста!
шиншилл поклонницы, иль водки,
адептки секса и искусства!
Вы – групповой, чуть мятый снимок,
впотьмах прикнопленный близ сердца!
Вы – кладезь «шапок-невидимок»:
не пофорсить и не согреться…

2021

«ТЕНЬ В ТРЕЛЬЯЖЕ»

К разгадке полной близок мой Кроссворд.
Размашисто черкая нервов клетки,
собою я хрестоматийно горд,
как дед из сказки – обладатель репки.
В коротком ключевом словечке «жизнь» –
разрозненные буковки совпали.
По вертикали, по горизонтали –
теория и практика сошлись!

Я наловчился, кажется, любить
всех – год иль миг меня недотерпевших:
ушедших рано, чудом уцелевших –
нашедших повод обо мне забыть.
Что ж не «любить»-то сгинувших вдали?
Щедрот синоним, благости образчик!
тем паче, если был ты неудачник
в своей, почти одной, почти любви.

Дрессурой долгой – обучился врать
и молвленному верить самолично.
Жаль, поздно. Преференций не урвать:
мне это скучно, Миру – безразлично.
Мусоля неозвученность Идей,
поймав-таки удобную тональность,
перед трельяжем, – точно лицедей, –
сподоблюсь имитировать «реальность»:

беспочвенным надеждам потакать,
не замечать морщин, пустот, пробелов,
увещевать себя – не отвыкать
от термина «потом…», (мечтатель хренов!)
Могу любую в койку уложить.
Готов украсть, и заработать даже.
Умею «ярко», «сложно», «просто» жить:
прощать, дружить, любовью дорожить!
Но, Жизнь уже – лишь тень от «Я» в трельяже…

2021

«ВИТЯЗЬ НА РАСПУТЬЕ» 

­(­Навеяно одноимённой картиной В.М. Васнецова))

Снова жизни стезю отмеряю свою..,
иль чужую? (цыц, думы, уймитесь!)
Я опять на распутье у камня стою,
не ропщу, не особо скорблю.
Одинокий, потрёпанный витязь.

Тот же камешек… вновь письмена хрен прочтёшь,
но, коль раз в тему вник, то заучишь:
«Если влево иль вправо, сердешный, свернёшь –
ни за что, ни про что огребёшь!
Двинешь прямо – за дело получишь!»

О, знакомый посыл. Грешен, сам примерял
на себя все подряд ипостаси:
дур валял, бомжевал, воровал, вызволял,
угрожал, убегал, умолял,
неприметно стоял на «атасе».

Тут, отнюдь, не какой-нибудь Шервудский лес,
с дуба рухнувшим Робином Гудом.
Это – Русь, люди добрые! и, местный бес, –
контролируя здешний регресс, –
не попотчует благом и чудом.

Душу, сердце, мозги – латы не сберегли,
щит с мечом мне ковали не боги.
Только имя осталось от горней Любви.
Вряд ли б, вместе свой путь мы продолжить смогли
по большой этой скользкой дороге…

Нарезаю круги, становясь всё дряхлей,
обознавшись когда-то былиной,
не сыскав настоящих в ней богатырей.
Эх, как гаркнул бы я: «Э-ге-гей!»,
бой затеяв с нечистою силой!

Ради подвигов, я б не щадил живота:
бил Кощеев, царевен спасал бы!
Я бы… Но, на пути моём – пьянь-вшивота,
кучно всплывшая вверх сволота,
да с подтяжкою лиц Ёжки-бабы!

Под мутантом орлом ли, в густом воронье,
в стольных градах, в глухом захолустье,
я вконец заплутался в себе и в Стране, –
при бескрылом Пегасе-коне –
горе-витязь на свычном распутье…

21 век от Р.Х.

«ЧУЖОЙ СОН»

Ох, потею, бледнею и млею,
не в себе, будто призрачый клон.
В сне своём я наткнулся на Фею,
заартачившись: «Это не сон!»
Поднатужившись, стал безупречен:
элегантен, где нужно – побрит.
Пусть был пьян и убог прошлый вечер,
всё ж романтикой тонко разит!

Парк предстал. Мы на лавочке вместе.
В мыслях – грёзы вьют гнёзда стихов.
Есть при мне «вискаря» граммов двести,
а вокруг – преют клумбы цветов!
Дай бог памяти, сколько же лет-то
ждал подобное я рандеву!
и спросил нарочито приветно:
«Можно, я Вас Судьбой назову?!»

Улыбнувшись тепло и беспечно,
стукнув пальчиком мне по плечу,
Вы в ответ прошептали: «Конечно…»,
и, едва различимо: «хочу…»
Сердце встало! хоть «Скорую помощь»
вызывай, но Ваш щебет отвлёк:
«Ха! наверно, меня и не помнишь?
дикий пляж, абрикосов кулёк…
с неба звёздочка в море упала…
нам хотелось, а после – моглось…
Я желанье тогда загадала,
и, как видишь, – сегодня сбылось!
Вспоминай! Ровно час, чтоб проститься.
Ночь. Вокзал. Я – здоровьем клялась:
типа буду тебе часто сниться…
Даже это забыл что ли, Вась?!
Жизнь, гляжу, облик твой потерзала:
сдула гонор, сменила фасон.
По наколке – едва и признала,
наконец-то попавши в твой сон!»

…Исступлённо взирал я на Фею,
а она, – щуря взор, – сквозь меня.
Заробев, что вот-вот о….ею,
хрипло выдавил: «Вася – не я…»
Одного мне желалось – проснуться!
из сей сказки – кошмар прорастал!
Дабы вовсе от чар отряхнуться –
щекотал я себя и кусал,
и прикладывал уйму усилий,
слыша сквозь полуявь «феи» стон:
«Мать твою! Ну, опять не Василий!
Снова влезла в чужой, дура, сон!!!»

«ПРОЩАНИЕ С ПРОЩЕНИЕМ»

Уж не так это сложно – прощаться
«навсегда», а не снова и снова,
и поправ вексель «честного слова»,
долгом карточным – не возвращаться!
Я похерю отмычки паролей
к топям хищных «царевен-лягушек»,
пролетев мимо нот их «симфоний»,
миновав перья потных подушек!

Витаминный «Отвар отпущений» –
из откопанных мудрых корений –
наконец хлобыстну я наотмашь!
О, целебная, горькая роскошь,
коей жадно себя угощаю,
не тая ни глотка на похмелье!
Пью, и словно монах в съёмной келье,
разом – оптом и штучно прощаю:

коллективную рабскую мерзость!
кровь сосущих, иль сопли жующих!
недвижимо-примёрзшую Серость
и молчащих в неё, и орущих!
даже тех, кто на муках России
строит ссучено прибыльный бизнес,
возглавляя то хаос, то кризис.
Всех, кто всем – Ни-че-го не простили!

Упрощаюсь – не ради Спасенья.
Не Прощёный сегодня воскресник,
чтоб просить у кого-то прощенья,
хоть крещён, и ношу стильный крестик.
Просто – робкой надеждой терзаюсь:
вдруг, всё Лишнее сгинет втихую?!
С Ним прощаюсь, прощаюсь, прощаюсь,
но, Оно же со мной – ни в какую!

Я напрасно свой мозг подстрекаю,
допуская вполне казуально:
мол, Ненужное прочь отпускаю!
Не работает… Не актуально…
Вряд ли путанность сей «парадигмы»
размотают: исход, выезд, вылет.
Если сами себя не Простим мы,
то с Прощанием – мало что выйдет…

2021

«О ПОЭТИЧЕСКИХ ГЕРОЯХ»

Я, точно добро-злой божок,
зад покомфортнее пристроив,
творю, как микромир – стишок,
и в нём селю своих «героев».
То, от щедрот их наделю
забытым ныне благородством,
возненавижу ль, возлюблю,
то посрамлю, то похмелю,
снабжу умом, а может – жлобством.

Коль попадёт шлея под хвост,
готов сравнять, несчастных, с грязью,
взять, прописать духовный рост,
затем – сподвигнуть к безобразью!
И появляются на свет:
«принцессы», «ведьмы», шлюхи, «нимфы»,
в чём личных счётов вовсе нет,
но тот, кто мнит что он – Поэт,
на всё пойдёт, гад, ради рифмы!

Вот, я и мню… как буйный псих,
сам в роль вживаясь и вживляя
безвинных подданных моих.
Порой такой сварганишь стих,
свою персону забавляя,
что прочитавши через день,
себе поверить затруднишься:
неужто эту хренотень –
Я породил?! и устыдишься…

Не зря ж учёные твердят:
астральный слой литературы –
реален! Персонажи мстят
своим создателям стократ,
и в основном – «менты» и «дуры»!
Ох, то-то стал я замечать:
изобразишь «калек моральных» –
так тут же станет докучать
сброд из тупых и ненормальных!

Ввиду отсутствия идей,
опишешь ранние забавы –
вмиг нет отбоя от б….й,
в явь норовят впорхнуть шалавы!
Одно спасенье – строчишь главы
про «респектабельных людей».
О, труд поэта – риск и стресс!
Тому, вольготней чуть живётся,
кто славит дождик, звёзды, лес,
хоть тоже быт – не мёд процесс,
а всё ж – раз в сутки улыбнётся…

Что не мели, как не юли,
сознаюсь искренно вам, братцы, –
последствий, дабы, не бояться,
я б рад писать был о любви,
лишь о любви, да о какой!
чистейшей, трепетной и верной!
но, водит и моей рукой,
незримый Некто: утром – нервный,
ночами – милый, завтра – скверный,
через неделю – роковой!

Совсем запутав, он меня
вверг в лабиринт «многообразий»:
не разберёшь теперь – где «я»,
где мой «герой», где нечто квази…
Пишу, вершу, весь начеку,
и Верх, и низ – вполне совместны!
ведь Кто-то ж мне шепнул строку:
«Мадам, о как Вы, бля, Прелестны…»

2021

«УЖИН ПРИ СВЕЧАХ»

Ах, весна! ох, вечер в лунном свете!
Крутит Жизнь недетское кино…
Бар пивной меня, как друга встретил,
пусть и не видались мы давно.
Контингент, в своём разнообразье,
колоритен: спившийся поэт,
торгаши, водилы, шайка мрази,
«князи», заскучавшие по грязи,
молодёжи вялый пустоцвет…

После пребывания на «киче» –
трёх годков мордовских лагерей –
вмиг отметил парочку отличий:
женщины, тут, нынче, симпатичней,
да и я, став грамм на сто «столичней»,
относиться начал к ним мудрей!
Злой судьбой не сломленный романтик,
на себе поймавши томный взор,
я, хлебнув, понюхал мятный фантик
и вовлёк девицу в разговор.

Сразу же язык обрёлся общий,
с шустрым перескоком с «Вы» на «ты»,
и невольно делались всё проще,
всё смелей мои полу-понты!
Здесь заняться больше было нечем,
плюс запас наличности зачах,
и промолвил я: «Продолжим-с вечер –
ужином лиричным при свечах!»

Час езды, и вот – моя хибарка:
стол, три стула, лампа и кровать.
Из съестного – с огурцами банка,
из напитков – в градусах «Сливянка»,
из желаний… Надо ль их скрывать?!
Потеряв минут на шесть дар речи,
созерцая мой минимализм,
вопросила ты: «А где же свечи?…»
И, признаться, я слегка «завис».

Но, воспрянул тут же! мне ль крыть нечем?!
Возмущённый разум мой вскипел!
С огоньком, да с пылким красноречьем,
я такое двинул ей про «свечи»,
что – как Бруно – сам чуть не сгорел!
Плёл про иллюзорность сути Мира,
нёс о параллельности Систем:
дескать, может, в свечках вся квартира,
только мы не видим их совсем!

Взять, хотя бы, лампочку в торшере:
их, подлюк, там ровно сорок штук!
Если обещал чего, то верь мне!
Случай свёл не просто нас, не вдруг!
Свечи, также, есть в моей машине.
Глянь в окно! (там «Мерседес» чернел.
Хоть авто я не имел в помине,
и водить не очень-то умел.)

Ты ж, от виртуальных пятясь «свечек»,
к выходу пошла, одёрнув лиф,
даже не отведав огуречик,
и нектар со мной не пригубив…
Эх, какой мог ужин быть!
В избытке
я б поведал красочно тебе
о Вселенной, Рерихе и Шнитке,
о своей загадочной судьбе…
Парафин ей нужен, блин, на нитке!!

…Сяду есть. «Сливянка» не «вставляет».
Матюкнусь не зло, но сгоряча.
Мне души глубины согревает –
геморроидальная свеча…

«ЗАНЯТИЕ ЛЮБОВЬЮ»

«Занятие любовью»… Бог ты мой,
насколько же засаленная фраза!
Ну, ладно б – перепиской деловой,
мурой, перетекающей в запой,
иль онанизмом, в поисках оргазма,
но чтоб любовью?! странный словострой…
Увы, наш подменивший смыслы век,
нам навязал свои формулировки:
сухие, точно клацанье винтовки,
пустые, как по кругу стометровки –
безвыигрышный массовый забег.

Не пуританин я и не ханжа,
давно изъеден ржой моральный стержень,
хоть женского лукавства «паранджа»
будить моё либидо стала реже.
Мир новый – он иной, но, ничего!
я «феню», сленг, арго – постиг его,
лишь слоган про «займёмся» – ухо режет.
В конце концов-то, что мне до словес,
коробящих во мне мой пунктик-принцип?
ведь важен не девиз, а сам процесс!
и мне «любить», к тому же, не принцесс,
плюс самому не обернуться принцем…

Под лозунг сей ныряючи в постель,
с дрянным клише пытался примириться.
Куда там! мне мерещился бордель
и мнилась хозрасчётная блудница!
От липкой той тирады сильно сдав,
чураться стал случайных я свиданий.
К чертям их голливудское «make love»
и весь недогламур наш обезьяний!

…Как штык являюсь вечером домой –
к единственной, почти всегда желанной.
Звук приглушив у мути мелодрамной,
шепчу в кровати нежно: «Оль, а, Оль!
не спишь? давай, «былое вспомним»*, что ль…»»

___________________________________________________
* по этическим соображениям, фраза несколько изменена ))

2021

«ЗАВЕЩАНИЕ»

Это, вроде, не прощание,
просто, рифм не нацедив,
сел писать я завещание,
(графоманский рецидив!)
Без тугой петли под лампою,
без взведённого курка…
Вдруг, слезой скупой закапаю,
пожалев себя слегка?

Ох, не больно-то жалеется;
я и прежде не умел.
Вспомню, морщась, что имеется,
после – как кого имел.
Где вы, женщины любимые?
где друзья? да хоть – враги?!
Все мои заслуги мнимые –
Жизнь списала за долги…

Ладно, было бы Имущество,
цацки с уймою карат,
самомненье, преимущество,
в банке счёт, на даче клад.
Я б, с таким завидным стажем-то,
мог всех Счастьем угощать!
Мог… Но, всё, что типа нажито –
даже стыдно завещать.

Не свои ли легковесные,
пусть и честные стишки?
или, некогда прелестные,
адюльтерные грешки?
барахло, от моды беглое?
затхлый опыт? соли пуд?
То, чем грел я душу – вредное,
чем дурачил сердце – блуд…

Утешаюсь: дескать, подлостью
не взломаешь Райских Врат.
Дай мне новый шанс, я б с лёгкостью
нарастил число утрат!
Нувориши все – сплошь пленники:
тяжб судебных, исков, смет…
А мои первонаследники –
мне желают долгих лет!!

«ВОЗРАСТНОЕ»

Нет, не хочется «мудреть» с возрастом,
отражая свет своей лысиной!
Мне подольше бы пылать хворостом,
душу теша разливной Истиной!

Рано вымерли Друзья…
Сволочи –
лезут ныне за мои столики.
Так чего же я ищу в полночи,
с «Бенджаминами»* в ней жгя стольники?

Под ребро Амур (?) лягнёт пламенно:
возлюблю кого-нибудь с улицы.
«Эй, родная, застилай набело!
а сумеешь – не спеши скурвиться…»

Я, средь вороха личин, явственно
отгадал своё лицо прежнее!
в нём сподручнее – и пасть нравственно,
и вымаливать стихи свежие.

Озабоченность моя – ласкова,
спецухмылку перешил – в добрую.
Сдув десяток лет-чертей с лацкана,
снова нечто наверстать пробую,

долюбить ли, досказать важное,
иль абсурдное, – с меня станется!
Не привыкнуть мне уже, граждане,
к диалогам, с языком в заднице…

Расточая свой Н/З крутости,
со злопамятной Судьбой-бестией –
я играю в «дурака» с юности.
Да уж слишком часто шли «крести» мне…

Стало надо-то – всего малости,
небольшой очередной глупости:
миновать Монастыря Старости,
и обета не давать «мудрости»…

_______________________________________________
* Бенджамин Франклин – американский полит. деятель
изображённый на стодолларовой купюре

2021

«ЗА…»

Моей Судьбе – давно «немного за…»
Чем не бессрочный повод молодиться?
Мой прикуп – на мизЕре два туза –*
подсказка: мол, пора угомониться.
Не хмурясь на чудачества зеркал,
пора принять на веру их гротески;
жаль, не отреставрировать, как фрески,
и лет слои не сбагрить за безнал.

Пришёл черёд Нежданного Всего.
В метро девица уступает место,
хоть пялился совсем не для того!
Проехали… Уже не интересно…
Чужими стали улочки Москвы,
в них ночью мой мобильник отнимая,
безлико обращаются на «Вы»,
что классово я свой, не понимая…

Значения, пусть и осложнены,
вполне понятны для любого круга:
«четвёртый муж моей второй жены»,
«любимый враг», «заклятая подруга»…
Про сыновей троюродной родни
подумается без нужды, без цели:
в каком же классе учатся они?
А те уже по разу отсидели…

У Государства – никаких Идей.
У Родины – навыворот карманы.
И Люди – сплошь с повадками б….й,
мечты перелатавших в бизнес-планы.
Есть навык. Знаю правила Игры.
Есть про запас краплёная колода.
Что толку? если прежние коны
не отыграть ни «в долгую», ни «с хода».

Мне не поспеть, – стань кратно я ловчей, –
к ковчегу «золотого миллиарда».**
Вкрапляться ж в списки местных сволочей –
и западло, и слишком заурядно.
Забыл про «Против». Положил на «За».
Я – нынешний – неперспективен, замкнут.
Вопрос: в каком из «Завтра» буду за-
-мурован, запрещён, зачёркнут, заткнут?

…Вновь перепрячу мысли и глаза.
Мою Судьбу-старушку – сильно за…

2021
_________________________________________
* Термин из карточной игры в Преферанс
** Обозначение населения стран «первого мира»

«ПОДСЧЁТ»

За каким, не знаю, чёртом,
в красный день календаря,
занял я себя подсчётом,
странным, мягко говоря.
В незапамятные дали
вперил, щурясь, «третий глаз»:
сколько раз мне девки дали
и не дали – сколько раз??

Я количество «эротик» –
со старательностью всей –
заносил тайком в блокнотик
шалой юности своей,
отмечая аккуратно
на просторах сих страниц,
не объём свершённых актов,
строго – новых озорниц!

…Таня, Катя, Света, Люба,
много Лен. Ещё была
крепко датая голуба
(имя вспомнить не смогла).
Снова Света, чья-то Надя,
что желала под «металл».
Приставал какой-то дядя,
но по морде схлопотал…

Как уж я тогда кичился
взятьем дам, девиц и баб,
да потом со счёту сбился
или памятью ослаб.
Будоражащее новью,
мне теперь – позыв, инстинкт.
Обожжённого любовью –
скупо греет лёгкий флирт.

Слишком будничной, обычной,
стала бурной жизни часть,
ветхой сгорбившись привычкой,
подменив былую страсть.
Столь ценимые Мужчиной,
в койке подвиги его –
оказались вдруг рутиной
для него же самого…

Осень. Я гроссбух листаю,
морща мозг, сужая взгляд.
То собьюсь, то вновь считаю
разлетевшихся «цыплят»
от Норильска до Америк.
«О, тот бюст! О, цвет волос!»
Провожу аутотренинг,
разминировав склероз.

Те амурные удачи,
свежесть раннюю грешков,
вспомнить, – так или иначе, –
однозначно хорошо!
«Да!» сказавшие когда-то
по нужде ли, по любви,
все Вы – Прелести, девчата!
Незабвенные мои!

Остальных – душа избыла,
не сумев уразуметь:
неужели жалко было?!
эх, нашли чего жалеть!
А теперь, небось, в печали
свой клянёте пустоцвет,
счёт ведя: кому не дали.
Жаль, просящих – больше нет…

«НИ САНТИМЕТРА В ДУШУ»

…я для тебя – нежданный случай,
ты – стохастичность для меня.
Да, между нами лес дремучий,
но отблеск дальнего огня
нас вместе свёл: чтоб отогреться,
злой гнус тревоги окурить,
иль, – если не воспламенить, –
хотя бы разморозить сердце…

Все эти образы в ночи,
экспромт, взалкавший содержанья, –
как не рисуй, не бормочи,
о чём, сглотнувши, не молчи –
всего-то признак воздержанья…

Не надлежало нам с тобою:
хранить, блюсти, терять, менять,
а встречу обозвать Судьбою,
минут примерно через пять
расхочется. В чём будем правы,
но с лиц своих – фальшивый грим –
охотно наспех соскоблим,
и обнажим дурные нравы…

Мы предостаточно мудры
умом – и задним, и передним!
Искусно ласковы, добры
друг другу станем до поры,
аж даже чувств осадок вспеним,

и «ахи» нам, подобно пулям,
вдруг бутафорски вскроют кровь!
Дав волю шалым поцелуям,
я брякну слово с рифмой «вновь»,
нечаянно, неосторожно…
Ты – вся, почти, моей была,
когда на всё ответ дала:
почти везде – мне было можно!

…О, тайна грешная «моя»,
что телом настежь – так послушна!
Лишь ни на сантиметр в душу
к тебе допущен не был я…

«ЗАМОЛЧИ!»

– Пенье Лиры с помехами слышится?
Не рифмуется?? Друг мой, уймись.
Ты устал… Не пиши, раз не пишется.
Лучше делом полезным займись:
поброди, что ль, по сайтам «без комплексов»,
глянь ли фильм про ментов и ворьё.
Не тревожь на компе гладь «Word-офисов»,
не твоё это! ох, не твоё…

Хладнокровье завидное прежнее
растерял, впечатлительный, я.
Ты как вытужишь «новое-свежее» –
прыг ко мне, и: ля-ля-тополя…
Жидкой «прозой», – отнюдь не волшебною, –
стих мой бедный – сперва обольёшь,
а потом, с простотою душевною,
вновь к себе («Приглашаю!») зовёшь.

Ну, и будучи типа воспитанным,
обречён я опять отвечать
с тактом, мной на «миру» не испытанным.
Мне б в «реале» тебя повстречать.
Вдохновенно разочек бы съездил я
по шнифтам по твоим, по устам…
Здесь же, – пусть и не «ах», но Поэзия!
Храма Муз филиал! Знаешь сам…

«Twix» коробками ешь, делай паузы!
Руки, чем-нибудь долгим займи!
Накрайняк, в адрес мой – бацай кляузы:
мол, не «ваш» я совсем, чёрт возьми!
Заморочься на «статусах», «бонусах»,
это ж круто! Масштабы прикинь!
Побеждай во «внимание!-конкурсах!»
Только смойся, изыди и сгинь!

Хочешь «лайк» мой «не глядя»? Пожалуйста!
Если б мог – сотни две навалил!
Лишь других не кори! мне не жалуйся!
не долдонь: «я б вон там изменил…»
Видишь, я же не вою, не гавкаю.
Чей-то бред – кто ж обяжет читать?
Вдруг, те «чьи-то» – с пожизненной справкою
и лекарство их – «вслух» лепетать?

Я не против любой бесталанности,
и тебе – в общем-целом – не враг.
Просто разны, дружок, наши странности,
и твои мне – не спёрлись никак.
Верю – скучно, душа неприкаянна,
так не поп же в твоей я ночи!
…Отвяжись! Замолчи!
иль на Байрона,
иль ещё на кого… поворчи…

2021

«СМИРИТЕЛЬНОЕ»

Ухудшался год от году
вкус дурной у граждан наших.
Вновь вошёл победно в моду
бренд смирительных рубашек.
То, что прежде скорбно звалось
одежонкою дурдомной,
в наши дни – легко призналось
вещью стильной и удобной!

Факт – модельные законы
норовят бродить кругами,
и воскресшие фасоны
снова властвуют над нами.
Не мартышки же мы с веток,
сами имидж выбираем:
крой любой и тип расцветок;
тут – расставим, там – приталим!

Ничего, что всё казённей
обретает вид одёжа,
но, в ней как-то поспокойней:
реноме благонадёжно!
Щеголяет и «элита»
в популярном одеянье,
пусть не здесь оно пошито,
да и стоит состоянье…

«Gucci», «Prada» и Юдашкин, –
нас в разор ввели, в убыток!
Кто не в нашенской рубашке –
отщепенец, пережиток!
Всех умнее, что ль, засранец?
мод не чтишь исконных, морда?!
Не иначе – шпик-засланец,
враг скреплённого народа!

Хоть рубаха тесновата
и блокирует движенье,
только снять её, ребята, –
путь прямой в спецучрежденье.
…Завяжу я за спиною
рукава узлом красивым,
и пойду – с родной Страною –
в ж… модным и счастливым…

2021

«О ЛЮБВИ  – НЕ НАДО!» 

– О любви, пожалуйста, – не надо!
На неё я вызубрил расценки,
тщетно веря – в чудо звездопада…
иль рассвета, отвернувшись к стенке.

Я прошу, избавь великодушно
от клише киношных, если можно.
Парадокс: без них мне было душно,
с ними – стало зябко и тревожно.

Хоть какие подбирай улыбки,
гаммы поз в тон модных безобразий,
уж давно не хищны и не прытки
своры диких загнанных фантазий.

Я не сомневаюсь, ты сумеешь
упростить, и без того простое:
снайперски, на выдохе пристрелишь
наносное всё моё, пустое.

Пожалей: добей, что не добито!
Мне живым – раз плюнуть притвориться,
да ещё каким! и, – позабыто…
а «люблю» оставь, ещё сгодится.

Ты так спешно чувства разжигаешь
в сердце, и в других задворках тела!
Не пойму – играешь ли? не знаешь
про масштаб мужского беспредела??

Из осины кол, пока не вОткнут
в грудь мою, с седыми волосами,–
я вручу тебе свой пёстрый опыт,
с разными по цвету полосами.

Времени не тратя на вопросы,
пожинай готовые ответы!
Будем отвлекаться лишь на простынь,
ну, и на антракт в две сигареты.

Пропасть лет, вздохнув, решусь заполнить
«Знаньями», «картинками» из жизни,
но, как нынче их в тебя не втисни,
утром – вряд ли сможешь что-то вспомнить.

…В час, когда ты Всех Любить готова,
будь то сверстник, тётя или дядя,
бормочу себе, в себя же глядя:
«О любви – не надо! ни полсло……»

2021

«ПРИДУМАННЫЕ ЖЕНЩИНЫ»

­Я постоянно кем-то жил,
сжигая нервы, рвясь из жил!
Не разглядев корысть и серость,
я видел, на свою беду:
в той – путеводную звезду,
в другой – надежду, в третьей – верность!

Наивно грезя о любви,
на них с лихвой транжирил дни
и ночи, не прося поблажки.
Лелеял искренне свой бред,
хоть мне и оставляли след
лишь от «губнушки» на рубашке,

увы, не в сердце, не в душе…
«Рай» в пресловутом шалаше
из моды вышел безвозвратно,
а я себе вновь свято врал
впотьмах банального разврата:
«О, вот Она – мой идеал!»

То, что кому-то нежно пел, –
как получалось, как умел, –
пусть не тянуло на искусство,
но страстно новый стих зачав,
в него вдыхал я сгоряча –
чистейшей, высшей пробы Чувство!

Мне – всяк «адамово ребро» –
казалось Мэрилин Монро,
«бревно» – берёзонькою гибкой,
и напрягая естество,
кряхтя, духовное родство
искал я в каждой «липе» липкой!

Едва гасился в спальне свет,
те миражи с «иных планет»
собою скрашивали ложе.
Своим пленили неглиже
любые «б» с заглавной «Ж»,
и с прописной, признаться, тоже.

Неутомимый фантазёр,
идеалист, слегка позёр,
не ангел сам – кому попало
я раздавал себя всего!
И как здоровья моего
на всех желающих хватало?!

А смысл? а толку? а взамен?
Про дикость сцен, сезон измен,
про деньги, деньги, деньги, вещи –
ни слова! скука, суета…
Зато, ах, что за красота –
на год, на час, на ночь без сна –
себе Таких придумать Женщин!

2021

«НЕДОЛЮБИЕ»

Сколько ж в сердце наставлено галочек
мной напротив имён женских собственных,
уменьшительных Ирочек, Аллочек,
и никнеймов ласкательно-косвенных!
Может, дьявол их мне расфасовывал,
потакая моральным мутациям?
иль Всевышний на зуб меня пробовал,
приобщая к Любви вариациям??

Всё бы мне на кого-нибудь сваливать
крах в амурных моих восхождениях,
чтоб затем – термин «похоть» оспаривать
в романтично-цветных выражениях.
Вновь взывая к Чьему-то вниманию,
лепечу на закат Неба присного:
мол, всех ближних – согласно Писанию –
возлюбить возжелал я неистово!

Н-да.., звучит как-то неубедительно,
незначительно, даже не фатумно…
Уйма ближних моих – исключительно
безо всякой любви перелапана,
пере… Впрочем, эпитеты потные –
не о Чистых, Высоких событиях!
Сплошь довлели инстинкты животные
в примитивных мечтах и соитиях…

Не покинула женственность дамочек,
суть мужчин – не особо меняется,
почему же пыл страсти у парочек –
через месяц-другой выстужается?
Были, были же счастья мгновения,
что разочек взаправду контузили!
а теперь – бытовые ранения,
да зудящие ночью иллюзии…

Про «любовь» все и всюду витийствуют;
слова этого копию блёклую –
в СМС-ки, стишки, в клип и фильм суют,
с плохо сыгранною обнажёнкою…
Врём себе, соблюдая традиции,
лжём во благо, во имя, по совести,
но лишись мы излюбленной фикции –
перемрём от избыточной скромности…

Оживлю я улыбкою мимику,
ухватившись за стойкость минутную,
и впаду в быстротечную лирику,
словно вешний ручей в реку мутную,
и Любовь себе снова придумаю,
как уже многократно придумывал!
…Молвит Кто-то, взглянув на байду мою:
«Нет, не зря ты себя недолюбливал…»

2021

«ЗВЕРИНОЕ»

Не буен я по зодиаку.
Как так могло произойти,
что цапнул чью-то я собаку –
овчарку, суку лет пяти!

Бедняга лишь прижала уши,
поджала хвост, втянув живот.
Блин! я ж традицию обрушил:
всё быть должно наоборот!

Ох, этот взвизг недоуменья
и вопрошанье карих глаз:
«Хозяин, милый, что за время?!
кто сей коварный… гав-гав-гав!?»

Но тот, струхнув, любые звуки
решил совсем не издавать.
Схватив питомицу на руки,
её понёсся прививать…

Мы под «домашних» с ней косили,
по интеллекту – наравне,
а я, вот, выместил на псине
злость, ночевавшую во мне!

Ну, поигралась со штаниной,
штанина – малость порвалась…
Не повод вздорить с животиной,
сомкнув у ней на холке пасть!

Похоже, многомиллионно
число сорвавшихся с цепи!
Звереем инволюционно,
своё «людское» отцепив.

И развивая грустно темку:
«чем больше узнаю людей…»,
подумал: зря обидел «немку»,
жаль – избежал мужик дюлей!

Затороплюсь домой скорей я,
нервозно сплёвывая шерсть…
Такое уж настало время,
что местных «шариковых» племя –
себе подобных может съесть…

2021

«О, ДЕВЫ ПРЕЖНИЕ, О БЫВШИЕ!»

О, Девы прежние, о, бывшие,
я благодарен Вам вполне,
за всё воскресшее во мне!
Совсем случайные и лишние –
в Судьбу никак не забредут.
У вхожих – есть своё призвание:
та – побудит на светлый труд,
иная – тупо ввергнет в блуд,
собой являя наказание…

Давно лишённый ложной скромности,
не подвожу под nostalgie –
межполовую, как бы жизнь,
с её истёкшим сроком годности.
И речь не только про любовь
во фразах выцветшей патетики.
Хоть мне амурный люб был бой,
и о «любви» я плёл – любой,
но если вкратце, без конкретики,

то теми странными союзами
подпитан и по эти дни,
и увлечённости мои,
того не зная, – служат Музами,
основой чувств, сюжетов, тем,
а искру для словесной пылкости,
сумел у Памяти я выкрасти,
и осторожно счастлив тем!

Рисуя образ собирательный:
нрав – от одной, взгляд – от другой,
зову «желанной», «дорогой»
ту, кто считалась редкой гадиной.
Иль ненароком вдохновлюсь –
меня легко предавшей «прелестью»,
и, улыбнувшись новой челюстью,
в неё – в стихе – опять «влюблюсь»!

Мне повезло быть вольным бабником,
с шальной романтикой в груди:
материала – пруд пруди,
на зависть лирикам и трагикам!
А что же «быть»-то?! И сейчас,
нет-нет, да ради озарения,
я освежаю впечатления –
на всякий случай, про запас!

Стихи – занятие хорошее:
релакс, услада, кайф, bon ton,
лишь бы из нынешних времён
не упорхнуть с концами в Прошлое.
Я за него себя хвалю:
так Всех любить! Ах, сердце славное,
большое, доброе! но главное,
что многих, ныне, фактом злю:
вновь сам любим, и впрок – Люблю!

2021

«ПЕГАС НА БАЛКОНЕ»

…На балконе у меня живёт Пегас,
вздетый в цепь – чтоб никуда не упорхнул.
Он в наморднике и с шорами для глаз,
так.., на всякий случай.., дабы не куснул.

Я ношу ему еду из кабака,
по ночам на поводке вожу гулять.
Жеребец же, гад, валяет дурака:
не даёт себя всецело оседлать!

Мне б взлететь на нём, и покорить Парнас!
Из лаврушки мной давно венок сплетён!
но, полёты саботирует Пегас,
тупо ржёт и жрёт, да гадит на балкон…

С Музой, думаю, быстрей пошли б дела:
всё же – баба, не крылатый конь дурной!
Жаль, она, как год назад на час зашла,
с той поры меня обходит стороной.

Вдохновляю, чем могу, себя я сам,
стимулируя свой творческий процесс.
Всё напрасно: не бодрят ни двести грамм,
ни влюблённости знакомых поэтесс.

Мой питомец – на харчах на дармовых –
от безделья столь заметно разжирел,
что, похоже, и летать вконец отвык.
Сколько раз про наш тандем я пожалел!

Обладатель беспонтового коня,
сам ему, по сути, в жертву принесён.
Строчка каждая – бесцветная херня,
лишь Пегасу классно: полный пансион!

Ох, пора б уже гордыню обуздать,
подвязать листы «Word-офиса» марать,
а коня – в Союз писак в аренду сдать!
Я балкон за ним угрёбся убирать…

(из раннего)

«БРАКОНЬЕРСКОЕ ЛИРИЧЕСКОЕ»

«Эх, хвост, чешуя!
Не поймал я ничего»
Вилли Токарев

В тиши, под чай или под рюмочку,
мне просто некогда и лень,
свою закидывая «удочку» –
тянуть на свет по слову в день.
И, словно рыбы оглушённые,
взметнутся вверх с глубин листа,
стихи мои, чувств не лишённые:
от «головы» и до «хвоста»!

Плюю, как на червя – на правила,
и подаю другим пример.
Понятий: «стоп!», «нельзя же!», «палево!»
не чту я, добрый браконьер.
В масть – лишь масштабные, конкретные
уловы, с неких давних пор.
Так и не стал авторитетом мне –
некомпетентный «рыбнадзор»!

Мой метод, ко всеобщей зависти,
до совершенства доведён:
зачем возиться с «сетью» памяти,
когда в душе – «взрывчатки» схрон!
Лишь в поэтичном гулком грохоте
я добываю Результат!
аж черти глохнут в тихом омуте,
да вяло булькая, брюзжат!

Рифм ловле, бойко-разухабистой,
я посвятил немало сил,
хотя «ушицы»-то наваристой,
признаюсь, – вдоволь не вкусил.
Но, будто в озеро бездонное,
метаю снова в гладь листка –
я сердце, «толом» начинённое,
чтоб точно в цель! наверняка!

И вновь всплывут созданья строфные,
в процессе «взрыва» моего –
не кверху «брюхом» и не «дохлые»,
а очень даже ничего!
Я, страсть потешив «рыболовную»,
их всех: и «ценных» и «простых»,
и «Красно-книжных золотых»,
в Жизнь отпущу, даруя Вольную!

…Другие ж, балуясь «рыбалкою»,
на смирном сидя берегу,
пусть разрешённой, с леской палкою,
на ужин удят мелюзгу!

2021

«РЕТРО-ЛЮБОВНИКИ»

Как, тобой я, в таком многолюдье
узнан был на Садовом кольце?!
Горсть морщин – вермишелью на блюде –
на моём возлегала лице.
Полулыс, полусед, плохо выбрит,
вместо стати былой – кривь, да кось.
Из всех сёдел давненько уж выбит,
я не ждал ни «а вдруг», ни «авось».

Встав столбами напротив друг друга,
мы открыли с тобой разом рты
(с неожиданности? от испуга?),
чтоб дуплетом пальнуть: «Это ты?!»
Я зачем-то полез с поцелуем,
но порыв мой разумно угас.
Слишком гулко, – тем ретро-июлем, –
навсегда всё сломалось у нас…

Уж не знаю как ты, но тебе я –
шпильку ржавых обид не всажу.
Может быть подобрел я, старея,
или зла при себе не держу?
По привычке давнишней – взбодрился,
что-то вплёл про холёный твой вид.
– Да? Спасибо… А ты изменился:
стал солидней, гламурно небрит!

Ей ли возраст скрывать? мне ли прятать
ворох лет, что пустил псу под хвост?
Нам бы тут разойтись в эту слякоть,
как тогда, лишь без драм и без слёз.
Вместо этого, мы с ней – в кафешке,
и в бокалах вина топим смех…
Это – жизнь, промелькнувшая в спешке,
и поделенный поровну грех,

это – глохнущей юности эхо:
отзвук чувств, тела первая дрожь.
– Почему не простил и уехал?
Нет, молчи, всё равно же соврёшь…
Дама сердца из прошлого века,
шла ко мне, наплевав на дела.
И, спасибо, открыта аптека,
дабы силушка не подвела!

На спиртное в коробочке милой,
на букет, и «От Палыча» торт –
моей пенсии чудом хватило,
чем собою я был втайне горд!
Я узнал: третий муж – в психбольнице.
Кот не сдохнет – навалом еды.
Дочка с мужем и внуками – в Ницце.
Маникюр подождёт до среды…

Будто все зимы, осени, вёсны
заявились, толпясь, в нашу ночь,
и в окошко моё, те же звёзды
заглянуть были снова не прочь!
Уж куда там до прежней-то страсти!
Есть причины, и годы не те,
но сверкнуло в глазах твоих счастье,
иль почудилось мне в темноте…

О былом – под табу разговоры.
Про «теперь»? так оно – не при чём.
И вздохнув, ты уснула так скоро,
как когда-то – прижавшись плечом.
Даже храпом своим виртуозным,
ты без фальши брала «ля-бемоль»!
Я не спал, маясь тиком нервозным:
возвращалась домой – в душу – боль…

Шло к финалу кино в стиле ретро,
завершался последний сеанс,
и нам больше два лишних билета,
не подарит Судьба, не продаст.
Зыркну злобно на челюсть в стакане,
так, что в нём помутнеет вода.
Скоро ты мне шепнёшь: «До свиданья!»
И уйдёшь. И уже навсегда….

2021

«НЕЗВАНЫЙ ГОСТЬ»

Я давно с Горячкой белой
связи тесные имел,
и пред стервой очумелой,
попривыкнув, не робел.
Белобрысая чудачка, –
сколько помню лет и зим, –
заявлялась, однозначно,
с провожатым, лишь одним:
с русским кадровым чертилой,
что в напитках был смышлён.
Угощались с ним «Текилой»,
пили утренний лосьон.
Хоть он нёс пургу, бывало,
звал летать с балкона в сад,
это мало напрягало.
Свой мужик, пусть и рогат!

В данный раз же – сбилось что-то
в субкультуре пития,
и взамен «родного» чёрта,
посетил шайтан меня!
В лоб Горячке-баламутке:
«Обоснуй визита цель!
на хрена такие шутки?
и Хоттабыч здесь откель?!»
Я, чужих залётных глюков,
не особо-то любил.
Этот – из бутылки клюкнув,
мне ни капли не налил!
То шалил тайком, но злостно,
незнакомый мне кошмар,
то бухал, а в виде тоста
восклицал: «Аллах акбар!»

В камуфляж одет защитный,
бородат, глазаст, плечист.
Вдруг, не бзик он недопитый?
недобитый террорист!
Стало, что вполне логично,
мне совсем не по себе.
Как тут быть: звонить в больничку,
или сразу в ФСБ?
В голове – абракадабра!
Кто пожалует теперь:
Сигуапа, Чупакабра,
Диббук ли пройдёт сквозь дверь?!
И трезвел я, обалдевший
от нездешних чудищ злых.
Лучше уж – наш милый леший,
с трио местных водяных!
Даже рок алкоголизма
не сломил. В моей стране
стоек дух патриотизма –
наше скрепное амбре!

…Занавешена туманом
обмелевших мыслей гладь.
Мы сидим, молчим с шайтаном,
нам друг друга не понять.
А в душе я – Иисусу,
и Аллаху вдруг сказал:
«Пить не буду! это – гнусно,
пошло, страшно, глупо, грустно,
неполезно, и невкусно…
Обещаю – завязал!»

2021

«КЛАССИКА»

Слов нет, как тянет вопросить
у прежних одноклассников:
чем помогла нам краше жить –
зубрёжка ветхих классиков?
переработать мудака
в гуманного прогрессора??
или свалять из дурака –
маститого профессора???

Со дна глубин веков седых,
с тем бытом, теми взглядами,
нас – современных, молодых –
достали их тирадами!
Казался скучным тот посыл,
являлась чуждой лексика.
Заставили – прочёл, забыл.
Не актуально, пресненько…

Ведь метод был всегда один,
в процессе обучения:
перетрясали нафталин,
перемешав значения.
Усердно славили царей,
потом – в кумач закутались,
и Сталин – добрый корифей!
Теперь – вконец запутались…

Да, Пушкин – наше Всё! Так крут,
не сыщешь гениальнее!
Хоть он – и адюльтерный плут,
любил в людей стреляние.
Простим за несравненный слог!
(Я, Натали – простить не смог:
слаба была на передок,
наивное создание…)

Толстого Льва, взять пролистать –
густой налёт архаики.
Всё вперемешку – знать и рать.
Отсутствие динамики!
«Войнушку», с «миром» заодно,
граф растянул немерено,
но там – балы, Бородино,
все по-французски шпарят, но,
забавней – «А. Каренина».

Вертя богатым муженьком,
мозг Вронскому морочила!
Итог печален, всем знаком –
под паровозом кончила…
Ну, ни хрена себе мораль
для поколений будущих!
Мне Аню в чём-то даже жаль,
однако, эта femme fatale –
не из числа чарующих…

Я деликатно промолчу
про прозу Достоевского.
Ему бы – вовремя к врачу…
Раз обещал – от резкого
сужденья воздержусь вот-вот,
коль «Преступленье…», «Идиот»,
с уклоном к аномалии –
преподают и далее…

Радел Некрасов за крестьян;
те – лишь ушами хлопали.
И вновь у нас – урла «дворян»
с именьями, холопами…
Мы слыли, вроде бы, страной
читающею самою!
Как жизнь, чтецы? Кругом – отстой,
облепленный рекламою,

нужда врачей, учителей,
враньё, жульё, росгвардия…
Тут не до чеховских «соплей»,
скорей – до «Христа ради», бля!
«Терпеть, страдая и кряхтя» –
не зря сквозило в классиках!
И я, «Что делать?» перечтя,
и «Доширак» хлебнув с лаптя,
зависну в «Одноклассниках»…

2021

«БЕССЕРДЕЧНОЕ»

Ты разбила нечаянно сердце мне…
Аккуратно сметая запчасти,
я привычно вздохну по инерции,
и дежурно промямлю: «На счастье…»

Многолетняя эта традиция
стороною меня не обходит:
только-только сподоблюсь влюбиться я,
как такой инцидент происходит!

Подошла и твоя, видно, очередь..,
эх, растяпа моя дорогая.
На тебя и сержусь-то не очень, ведь
сердце грохнуть могла и другая.

Потому лишь не будет связь порвана
между мной и тобою мгновенно,
что в отсутствие главного органа,
ты, ему, всё ж нашаришь замену.

Вариант. Хоть недолгий и временный.
Сблизят нас простыня и подушка,
чтоб гадал после, вновь неуверенный:
кто же был я – игрок иль игрушка?

А пока, разминая конечности
на тебе, наперёд всё предвижу:
и упрёки в моей бессердечности,
и на память – твоё «Ненавижу!»

Зная Жизнь, с её старой пластинкою,
ошибусь в своём «завтра» едва ли:
я один; занят сердца починкою;
и опять не хватает детали…

2021

«ФАНТОМНОЕ»

Ты – чья-то пропорция, часть колорита,
чужая звезда иль беда.
Когда-то меня будоражили «чьи-то»,
теперь – только лишь иногда.
И вот, я, – приверженец прежних привычек, –
либидо тяп-ляп наскребя,
инкогнито, и с упаковкой «кавычек»,
тебе презентую себя.

Пусть ёмкий роман сочинить не удастся:
давно шквал фантазий притих,
но есть ещё час – нам с тобой срифмоваться
в пронзительный краткий дистих,
где мы, уложившись в спонтанные строчки,
должны всё-всё-всё упростить:
в совместный наш финиш – не хлипких три точки,
а знак восклицания вбить!

Да что-то не клеится эта концовка,
затор: «шаг вперёд, два назад».
Тебе, утомлённой, – тревожно, неловко,
и я проволочке не рад.
Бушует во мне бесполезная сила,
ни шанса не дав на «авось».
О том, что сегодня меня пригласила,
сто раз пожалела, небось.

Светает. Грустнеет. Спугнута лиричность.
Насквозь – белой простыни флаг.
Я кончился быстро, как муж и как личность,
а тут – не сподоблюсь никак.
И ты понапрасну ждала и ловила
куль-ми-на-ци-о-нный момент:
вздыхала, зевала, дремала, курила,
крутя мыслей тайных контент.

Поспешно прервёмся. Другого «стишочка»
в дальнейшем уже не начать.
Погаснет, сморгнув, сигаретная точка,
и с «рифмами» впору кончать.
Сбоит наша даже фантомная память,
истёк, видно, годности срок.
…Ты честно старалась кого-то представить.
Я тоже. Старался. Не смог…

2021

«ПОЭТУ ПОЛЕЗНО ПОЧАЩЕ…»

Поэту полезно почаще,
нажав кнопку «стоп», не писать:
одуматься – здесь, в настоящем,
о прошлом вздохнув – доплясать
на пыльной своей «танцплощадке»,
в обнимку с калекой-Мечтой
иль скромно вернуться на блядки,
хмелея от «прозы» простой!

Как много кругом вариантов,
интриг и сюжетов вокруг!
Эх, сколько ж в нас гибнет талантов,
помимо позывов-потуг
к настырному стихоплетенью,
к навязчивой порче листов!
Мы сделались собственной тенью,
мы в гари сожжённых мостов…

Не рано ль скорбеть о минувшем,
с надтреснутым старческим «Ох»?
Те охи – ни Боженьке в уши,
ни в души случайных пройдох!
Задвинув подальше Реальность –
вместилище милых грешков, –
мы врыли себя в виртуальность
заведомо мёртвых стишков.

«Ни дня без строки!» – дело ясно –
сомнительный, крайне, девиз,
но внемля ему, ежечасно
«творит» всякий местный Нарцисс.
И рифмочки, вроде, на месте,
и темп, и размер – красота,
а Жизни – тю-тю, хоть ты тресни,
лишь громко блажит Пустота!

Великое благо, ребята,
от Пауз в словах, чёрт возьми!
И так всюду – тьма суррогата,
а тут ещё вы – о «любви»,
что или была, иль приснилась –
уже и не вспомнить теперь!
Очнитесь, пока не закрылась
в Явь вашу дубовая дверь!

Влюбляйтесь, дерзайте, ищите,
табу и «законы» поправ!
Свои Ад и Рай пропишите
вдали от компьютерных «клав»!
Жизнь – Рок с элементами блюза,
и если вы с ней в унисон,
такая заявится Муза,
такой зазвучит лиры звон,
что Бог, улыбнувшись брутально,
прочтя бегло ваш новый стих,
промолвит в усы: «Гениально…»,
и прежнюю «ересь» простит!

2020

«СКАЗКА НА НОЧЬ»

«Крошка сын
к отцу пришел,
и спросила кроха…»
В. В. Маяковский

(Действие происходит в Российской Галактике, в 2103 году н. э.)

Однажды спросил меня внук на авось,
с хитрющей своей интонацией:
– Скажи напрямик, как вам всё же жилось
под длительной той Оккупацией?
Что, правда, случился тотальный запрет
Разумного, Честного, Доброго?
Ты сам-то кем был в ту эпоху? а, дед?
…Опешу. Не ждал я подобного…

Нахмурю чело. Разолью на двоих.
Насмешливый тон мне не нравится.
И разве без мата расскажешь о Них?!
но мелкий – всё не унимается:
– Ну-у, ладно, колись, как от Ига спасал
себя ареал ваш хтонический?
– Тьфу, леший, достал! Да никак… Тихо «ссал»!
– И часто он…?
– Периодически…

Внук не понимает словесный мой спам.
– Эх, вы, динозавры Истории!
Зачем, вообще, тем Иным существам,
в свой мир залететь-то позволили?!
…Помедлю. Протру о рукав третий глаз.
Запью «Галактичной» стероиды.
– Да знаешь, они как-то сами.., без нас…
Мы ж думали, то – Гуманоиды…

Малец лишь смеётся:
– Ага, ещё те!
гуманно, так, раком поставили!
у Цивилизации в самом хвосте –
на долгие годы оставили!
Хоть все ништяки и имела страна,
вам жить по-людски не позволили!
А вас, кстати, было – числом до хрена,
особенно много в Московии!

Я злюсь:
– Раз не знаешь, молчал бы, сморчок!
Ты думаешь, Ад тот нам нравился?!
Ничуть! но у Них – НЛО, «Старичок»,
со строгим режимом «солярисы»!
Вот мы и не рвались с цепей-поводков,
не всякий стать вольным планировал.
К тому же, средь наших – был вид мудаков,
который под «ихних» мутировал.

Зато, как попёрли Ту нечисть гуртом,
отняв у неё «сбережения»,
живём до сих пор беззаботно, притом –
не трогая месторождения!
Ой! Те, помню, драпав, меняли лицо,
походку, пол, ф.и.о. и метрику!
Пытались сбежать на Сатурна Кольцо
иль в Чёрную дырку, но без толку!

За рай на Земле, за вселенский покой –
хлебнули дерьма, пахли порохом!
Поэтому, отпрыск ты мой дорогой,
Второй День Победы столь дорог нам!
Поведать могу я о многом, малыш,
крепка ещё память винтажная!
– Налить?… Да ты, вижу, давно сладко спишь…
Пусть сказка приснится не страшная…

2103 год от Р. Х.

«МАМА КАРЛО»

Сколько ж раз, но уж точно ни раз и ни два,
проявляя влюблённость иль жалость,
ты меня – в чувства, мысли, движенья, слова –
приводить, собирать умудрялась.

«И охота тебе, дура, бисер метать?» –
лишь ленивые не вопрошали.
Только вновь продолжала ты в кучку сметать
все запчасти мои, все детали!

Злясь, ревнуя, моля, ненавидя, кляня,
в темноте ль, под лучами ль софита –
отделяла мои слишком прыткие «Я»
от чужих лишних букв алфавита,

от дурных, непрестижных манер и тонов,
чересчур откровенных замашек,
и, конечно, от – зло приносящих «гринов», –*
с мужиками, зелёных бумажек!

Не жалея подручных возможностей-средств,
соблюдая объём, симметричность,
ты рвалась изваять из моих непотребств –
пусть не в целом, но Цельную Личность!

Деловито мурча давний хит «Узелки»,**
не взирая, подчас, на усталость,
с твоей чуткой, уверенной, лёгкой руки,
всё моё же во мне возрождалось!

Иногда представал я – как Голем***смурной,
если штучки какой не хватило,
а потом – после долгих работ надо мной –
чаще смахивал на Буратино!

И мне нравилось быть постоянно другим,
чуть отличным от оригинала.
Лишь вздыхала, махая рукой: «Хрен бы с ним…»
…У тебя – я такой многоликий – Один,
самый лучший на свете из всех буратин!
Ну а ты, блин, моя – Мама Карло!

2021
_________________________________________
* Доллары США (жарг.)
** Песня А. Апиной на ст. М. Танича
*** Искусственно созданный человек (миф.)

«ВНУТРЕННИЙ МИР»

Ты пока не маскируешь, не скрываешь
все свои детали тела лишний раз.
Нынче – мне их меркантильно посвящаешь,
ну а так, небось, для «лайков» выставляешь,
будто селфи в «Instagram» всем напоказ.

У тебя в календаре – преддверье лета,
у меня – черёд ненастий и дождей.
Я, – под тем, где ты изысканно раздета, –
доувижу лишь строение скелета:
206 упруго-новеньких костей,

облачённых в дерму кожного покрова
с изобильем окультуренных волос,
и систему нервов, что ещё здорова,
и пустырь целинный мозга головного,
на котором интеллект не произрос…

Ох, старею… Раньше б в раже оголтелом,
в бессознательном порыве овладел
я твоим высококачественным телом!
а сейчас – буравлю взглядом, как рентгеном,
но намереньем не сильно отвердел.

Подытожу я «анализы» и «пробы».
Мир твой внутренний – обыден, скучен, сер:
кванты, атомы, молекулы, микробы.
Ни высот, ни бездны, ни любви, ни злобы!
да и внешний-то – комплект дурных манер.

Боже правый! Неужели ж воздаётся
мне по прошлым одноразовым грехам?!
Только умничать теперь и остаётся,
и «любить» что есть, у тех, кто подвернётся,
«глубину» у них ища совсем не там…

2021

«ЦЕННОСТИ»

Вновь кошмар тревожный снился ночью мне,
полчаса орал я напролёт.
Как же тут не зашумишь воочию,
коль во сне моём война идёт!
Весь в поту, с похмельною одышкою,
но натужась подвиги рожать,
я под нефтяною врылся вышкою,
следуя приказу: «Удержать!»

А плечом к плечу со мной на бруствере –
в ватных нано-брониках братва.
Не скажу, что вовсе мы не трусили,
да, но позади ж была Москва!
Впору помолиться и надеяться.
Полчищами застлан горизонт:
русофобы, натовцы, бандеровцы,
остальных – сам чёрт не разберёт!

Мне давно, ещё до полной ясности,
не напрасно чуялось нутром:
сто пудов – Отечество в опасности,
вместе с достоянием «Газпром»!
Всё абстрактно, и пейзажа милого –
мало для патриотичных чувств!
Воодушевляют же лишь Символы,
греет сердце номиналов хруст!

Тут, достигнув Наивысшей Сути дна,
просветлев душою под хмельком,
я, поднявшись, возопил: «За Путина!»,
и зачем-то вдруг: «За Избирком!»
Ой, что началось в канун побоища!
Ринулись мы в бой, презревши смерть,
кто, крича: «За яхту Абрамовича!»,
кто: «Ура! В атаку! За Роснефть!»

Дрогнул, падла, спрятался за горочку,
вероломный, многоликий Враг,
а вокруг гремело: «За Пятёрочку!»,
«За аптеку Ригла!», «За Спартак!»
…Не надеясь, что останусь в целости, –
пусть полны штаны, но духом лих, –
ух, как бился я за чьи-то ценности,
раз уж сроду не было своих…

«АНТИЧНОЕ»

­­Отщепенец в Советской империи,
к ней питал чувства я симметричные.
Вот и глянулись мне боги древние:
озорные да демократичные!

Ведь в те годы для нас – «Бога не было»,
отменили в семнадцатом начисто.
И, кто в Ленина с Марксом уверовал,
кто – в товары хренового качества.

Я в античности быстро освоился
и с нюансами культа управился,
продолжателем став дел Диониса,
плюс Морфей как-то сразу понравился!

Угодив под влияние Эроса,
и в его разобравшись концепции,
я хранил в себе пыл, лучше термоса,
преисполненный сил и потенции!

В даль ведомый благими инстинктами,
мял цветы я в лугах наслаждения.
Женский пол сплошь считал Афродитами,
пусть и разного телосложения.

Это вам не «писанье от Сталина»,
и не брежневский лязг «соц. строительства».
Если к жизни относишься правильно –
из Олимпа лови покровительство!

Целый полк, то есть сонм небожителей –
на все отрасли, и на все случаи!
Уж не хуже тех наших правителей,
что Страну всяк по-своему мучили!

Как из ссылки вернули нам Господа,
я надел тут же крестик с распятием,
дабы не было, грешному, хлопотно
отвечать, – если что, – по «понятиям».

…Аполлон, Зевс, Деметра… и прочая,
с Иисусом Там – в полном доверии!
Буду Верить в Них денно и нощно я,
и просить, чтоб Они мне поверили…

«ФИ!»

Давно, когда мой мир – расцвёл, но не поспел
и был бескрайне тесен,
я, будучи в гостях, под шестиструнку спел
пяток бодрящих песен.
Всё, в целом, как всегда: звон рюмок, буйный смех,
«Sharp», на кассету запись.
Короче, хо-ро-шо! лишь ты, – одна из всех –
кривила губок завязь.

Я, кажется, дня два с тобой прожил, увы –
без пользы для здоровья;
хотя, не только я, – ещё и пол-Москвы
с охватом Подмосковья!
Не смаковал молву, от слухов изнывал,
не сплетничал предметно;
про сущность же твою – и так лишка я знал,
подробно и конкретно.

Не свят я, мне ль тебя винить или судить
за все твои аборты?
Ну да, тебе ж не в кайф – с резинками блудить:
они, мол, дискомфортны…
А тот судебный спор по поводу «угла»
(Волхонка, ближе к Храму)?
Мне точно не понять, как ты отдать могла
в дом престарелых – маму…

Пока по струнам бил, покуда сотрясал
припевами пространство,
твой возмущённый взгляд подчёркнуто кромсал
намёк на хулиганство
в тех песенках моих, где добрый юморок –
всегда слегка недетский,
где, если невзначай проскочит матерок,
то – нравственно-эстетский!

Едва я замолчал, аккорд последний взяв,
чтоб малость отдышаться,
а ты уже была не в силах, – долгу  вняв, –
словесно не вмешаться.
И отхлебнув вина, из дыма свив кольцо,
подсев предельно близко,
вдруг, – закатив глаза, – влепила мне в лицо:
«Сорокин! Фи! Как низко!!!»

2021

«КАПОТЕНСКАЯ ЭЛЕГИЯ»

В снегу, как в порванных бумажках,
дворы Москвы погребены.
Из-под лохмотьев туч, в мурашках,
торчит ползадницы Луны.
Кого-то грабят в подворотне,
бездомный роется в бачках…
Я ж вновь зачем-то на Капотне
тону в бессовестных зрачках.

Роман – не «ах!», не «ох!» и даже
не «может быть», и не «а вдруг…»,
но я её коленку глажу,
не покладая нежных рук.
Её мне хочется. Всё честно.
В такой момент себе не врёшь.
Она, она… Она чудесна!
пикантна, точно в сердце нож!

На кой мне этот бой без правил,
без победителя турнир?
Я вдосталь галочек наставил,
юдоль греха стерев до дыр!
Но тянет, как магнит к железу,
меня (неймётся ж, стервецу!),
к её облезлому подъезду,
к её обычному лицу.

Я не сержусь, пусть заезжает
к ней в среды в девять – меценат,
да и она не возражает,
что я по паспорту – женат.
…Лишь невзначай, печально-просто,
в студёном воздухе зимы –
повиснут два немых вопроса:
«И где же раньше были мы??»

2021

«СТЕКЛОТАРНОЕ»

­Отплюну неуместные ухмылки…
Эх, мне б один патрон плюс пистолет!
Затмив собой к веселью предпосылки,
в углах души – порожние бутылки –
коллекция моих вех, дат и лет.
Судьбу я дегустировал циклично:
пригубливал, отхлёбывал, порол.
Бывало сладко, даже романтично,
но в целом – тошно, муторно-токсично,
и аспирин был тщетен, и рассол…

Суха, пуста, пыльна вся «из под…» тара,
лишь этикетки – как обложки книг,
что Жизнь прочесть мне даром выдавала,
(лямур-гламур, подборка криминала),
да только принимать обратно – фиг!
Во тьме маячит, точно рваный вымпел, –
«Любовь» – наклейка, стёртая до дыр.
Своё «Здоровье. Крепкое» я выпил
не с теми, «Шансы» вовсе мимо вылил,
зазря извёл «Удачи» эликсир.

Напрасно, трезвый Ангел мой хранитель
увещевал: «Нет Истины в вине»!
Я, суррогатов злоупотребитель,
вин благородных злостный не ценитель,
себя считал, всё ж, тонким sommelier!
Бутылочки, – врагини и подружки, –
меж мной и Прошлым призрачный забор:
с деленьями молочные чекушки,
от капельницы полый «Физраствор».

Флакончики, – на память о зазнобе
и не одной, – давно б пора разбить!
к чертям утилизировать! Но хобби –
зачем-то «раритеты» те хранить.
…Дотягиваю нынешнюю гадость,
без риска в негу впасть, сходить в разнос.
Последняя… Едва на дне осталось…
Допив, швырну в ночную океанность:
дрейфуй!
На этот раз – без всяких «SOS!»…

2021

«КОМПРОМАТ»

Изменён мой привычный формат,
я, весь год – как Подарок под ёлкой!
У жены на меня компромат:
флешка с фото и видеосъёмкой.
Бытовой свой представив портрет,
подытожу масштабы несчастья:
попади файлы те в интернет –
и «привет»! если в органы – «здрасьте»!

Ею скрытно был запечатлён
в стрёмных ракурсах я, в позах шатких:
пьян, пьян наглухо, не похмелён,
глуп, смешон в приставаниях жалких,
по квартире бродя нагишом,
громко власти браня, даже трезво!
Что-то помнится мной хорошо,
но ведь многое в память не влезло…

Устрашившись огласки досье,
опасаясь означенных санкций,
обрубивши концы разом все,
я сошёл со всех блудных дистанций.
И припёртый Её шантажом,
сам себя закодировав мигом,
пью зелёный лишь чай и «боржом»,
не ссужаю дружкам-забулдыгам.

Верен, вежлив, баклуши не бью,
по ночам же, – с эпической злобой –
интенсивно супругу люблю
и люблю, (а отлынь-ка, попробуй!)
Безграничен мой потенциал,
дел благих повышается планка.
Я, по сути, – мужской идеал,
с «подзарядкой» в ячейке Сбербанка.

Срамота моих жлобских утех,
выкрутасы, причуды, повадки –
пусть останутся тайной для всех,
для меня ж – в виде полузагадки…
Да какой, к чёрту, «брачный контракт»?!
Мир и лад гарантирован паре,
коли есть на руках компромат
у зазнобы, почти Маты Хари!

2021

«ДУШЕВНОЕ»

…Почти не кажутся мне вздорным эпатажем –
о «Вечном» домыслы. То – не порожняки!
Средь нас есть души, что «малы», а есть – со стажем:
в Былом – не сдюжившие с нечто крайне Важным;
пред кармою своею должники…
Поймаю ль взгляд в толпе, расслышу ль чей-то шёпот
или обсценную, но сведущую речь –
и накрывает воплощений прежних (?) опыт:
коль это снова «он» – найду для пьянки повод,
коль вновь «она» – с ней грех в постель не слечь!

Приметы общности настолько ощутимы,
так обострён опознавательный рефлекс,
аж нет сомнения: экс-души-побратимы, –
когда-то будучи близки и совместимы, –
друг дружку алчут, словно юность – секс!
Довольно вздоха, полуслова, полужеста,
вполне достаточно экспромтного preview,
чтоб вспомнить жизни Все, доигранные presto,
и даты парные – обрывки из контекста,
и лица, лица… – кадры déjà vu…

Я с ранних лет – в плену раздумий пресловутых –
дивился искренне и недоумевал:
людей вокруг, откуда столько, стебанутых?!
мне безнадёжно чуждых, скользких, жидких, мутных?
но позже – дольку Истины урвал.
Чуть прояснились потаённые моменты:
царит, похоже, душ «незрелых» хит-парад.
Такая Эра уж.., раз даже президенты –
глупы, скупы, злобливы, малокомпетентны.
Для многих: вообще Земля – детсад!

Ох, умиляюсь бытию я их смешному,
(плеваться, морщиться – какой резон и толк?)
У душ «младых» – своё бесхитростное шоу:
еда-питьё-нытьё, хожденье по-«большому»,
мечта – бабло, и Мир – сплошной TikTok.
Им, неотёсанным зелёным первоходам, –
«режим» в диковинку, «понятия» новы.
Ложь нынче правдой прослыла, братва – бомондом…
И я не «вырос» – вековать под райским сводом,
а эти – и тем более! увы.

…Вот и выцеливаю – раньше Тут бывавших,
ищу подспудно с ними личных рандеву.
«Моих» – не видно, и не густо – как бы «наших»,
эпохи спутавших, отставших, опоздавших…
Авось найду. Не крайний раз живу!

2021

«ПОДКИДЫШИ»

Да сколько ж было вас – разбегов и Разлук,
из сердца вон и с глаз долой эвакуаций,
с демонтажом, разделом пыльных декораций,
с наигранным заламываньем рук.

И вот опять! Хотя мне и не привыкать:
поднаторел я в сценах скорых расставаний.
Ты, видно, тоже… Я – одно из наказаний,
подкинутых Судьбой в твою кровать,

одна из свежих убедительных улик.
Твой рецидив – всю жизнь пылать, но… обжигаться.
То, что пора от доказательств избавляться –
тебе самой известно не из книг.

Уже рецепт помочь способен не любой,
нам Одиночество прописано не зря ведь?
Не приручить, и под себя не озаглавить –
порыв, слегка напомнивший «Любовь».

ВСЁ, как всегда, проедет и пройдёт само,
а Жизнь обгонит нас – былых, ненастоящих.
Ты – словно брошенное в мой почтовый ящик –
чужое, опоздавшее письмо,

иль чья-то реплика в черновиках моих.
Не наше «Мы», с которым мы не угадали, –
всего-то пазлы рифм и сменных чувств детали,
чтоб я собрал зачем-то этот стих.

…Дверь, – час назад входная, – сонно позевнёт
и мне единственно-простой укажет выход.
Один и тот же ввод, такой же точно вывод.
По кругу, только задом наперёд.

Монеткой стёртою подкину взгляд свой вверх…
Луны прожектор… На Небесной лесопилке
вновь созидают что-то, и летят опилки,
похожие на прошлогодний снег…

2021

«КРУГОВОРОТ»

Круговорот веществ в природе,
(биохимический процесс) –
извечно шухер нам наводит
во флоре, в фауне, погоде,
даёт расцвет, несёт регресс.

Я, в данной области научной,
профан, макнутый фейсом в грязь,
но чую: правит всем не случай!
Наш Мир, – с самим собой созвучный, –
всегда блюдёт взаимосвязь!

К примеру: слон чрезмерно пукнул
средь субтропических лиан
и – в Антарктиде тут же рухнул
пласт льда, размером с Джомолунгму,
и устремился в океан!

Едва покажут замминистра,
который «ярд гринов» упёр,
ответка прилетает быстро:
враз экономика закисла,
угроза над Страной нависла,
и кран потёк, и пьян монтёр…

Мы, в повседневной круговерти,
когда совсем невмоготу,
о лучшей жизни после смерти,
да о заоблачном апгрейде
лелеем смелую мечту:

мол, сладок будет, нескончаем
бессрочный тур с названьем «Рай»!
Увы, друзья, облом нам с раем,
ведь Бог – не лох, отнюдь не фраер.
Уместней брать, когда «отчалим»,
антипригарную «Тефаль».

На крайний случай и Сансару
внесём в шальные миражи.
Вдруг повезёт, и мы на шару
родимся, несмотря на карму,
раджой или женой раджи!

Так в чём, так где первооснова??
Вслед вторит Гамлета вопрос…
И цикл за циклом, снова, снова:
навоз – трава, трава – корова,
корова – и опять навоз…

Здесь важно – не прервать цепочку,
свой круговой влача маршрут,
чтоб вновь покинув оболочку,
душой вселиться хоть к цветочку,
а не в коровий вторпродукт…

2021

«ТРИ ТОЧКИ…»

Возлежа на «Ghar Lapsi»* на Мальте
и листая в мобильнике вести,
вдруг прочёл на затерянном сайте:
«даниил я люблю ваши песни…»

Хмыкну. Вроде совсем и не новость.
Часто видывал-слыхивал нечто.
Мной давненько обронена скромность,
только, – надо ж, – кольнуло сердечко.

«Брат, ништяк!» – от столичной тусовки
иль «Неплохо…» – от гаснущих Мэтров –
представало лишь частью рисовки,
составной – их понтов и кувертов.**

…Не «чужая» – мордашка в кружочке,
ясно, что не никнейм – имя Лена.
И в конце – три надежды – три точки…
хоть сама и не в курсе, наверно…

На «трек-лист» свой, изрядно подвядший,
гляну мысленно… Глупо, но мило:
«вновь-любовь», да «шансончик» пустяшный.
Что из них, Лена, Вас зацепило?

Ох, не всё ли равно, если честно,
чья-нибудь-не-моя Незнакомка…
А из памяти – так неуместно! –
мне ладошкою машет девчонка.

Та, что Счастьем меня угостила!
что потом порвала душу в клочья!
что вослед неуклюже крестила,
сжав до боли щепоть многоточья!

И запляшут картинки (поглянь-ка):
Полустанок ночной полусонный.
Неизбежности лязг многотонный.
И в конце: «Я люблю тебя, Данька…»

_______________________________________
* Один из мальтийских пляжей
** Набор для персоны на накрытом столе в ресторане

2021

«МОИ СТИХИ – ДАВНО НЕ О ТЕБЕ»

Мои стихи – давно не о тебе.
В них искренность с конкретикой размыты
стенаньями о горестной судьбе
и нечто пошлым, типа: «карты биты…»

Опять твои черты перечеркну,
рисуя сборный образ музы новой,
но ты переступаешь ту черту,
границу нарушаешь, за которой

так много Настоящего всего –
от цвета слов до музыки оргазма,
а после – до молчанья твоего:
последнего негласного приказа…

Другим свои я посвящаю дни
и сумерки, и старт похмельной дрожи.
Как странно… коллективные «они» –
неповторимо на тебя похожи!

Ночь принесёт сны-письма от любой
почти блондинки иль «волшебной рыбки»,
мне ж кажется – написано тобой:
стиль тот же, те же самые ошибки…

Пришла пора из памяти избыть
тебя – совсем не пару мне, неровню!
Ещё чуть-чуть и я смогу забыть,
и даже мельком никогда не вспомню:

ни снятые со связки два ключа,
ни за спиной захлопнутые двери,
ни телефон, разбитый сгоряча!
————————————————-
…Мои стихи – не об одной тебе ли?

2021

«ПОМНЮ»

Помню, сядем с тобой в кафетериях,
на твоей ли на кухоньке маленькой,
я бубню о «высоких материях»,
их приправив поэзией слабенькой.
Избегая излишней скабрёзности,
не транжиря резервы обсценности,
воплощаю плечо сверхнадёжности,
излучаю флюид мега-нежности…

Было ново: остатки приличия
демонстрировать вкупе с туманностью;
столь волнующе: схрон многоличия
вуалировать под многогранностью!
Про себя – привирать я повадился
нечто этакое эталонное.
Сам себе, сам тебе жадно нравился,
по сердцам разливая «креплёное»…

Как же ты увлекательно слушала,
просто сплошь – музыкальная пауза!
и глазами всего меня кушала
с аппетитом, без сытого пафоса!
лишь на первом свидании, вкрадчиво
ко мне в гости просилась надуманно.
Тот порыв я пресёк ненавязчиво:
дескать – в Доме ремонт, там неубрано…

Взгляд твой, цвета «притихшего омута»,
не дал ходу моим заблуждениям,
в нём – «бельмо» многолетнего опыта:
розыск счастья, забег к наслаждениям.
И в алькове серёжками брякая,
распахнув предо мной клад умения,
чуть смущалась, на выдохе «блякая»,
умещая во вдох извинения…

Приодет был в пиджак с распродажи я,
тощ лимит был у банковской карточки,
да и ты – лицедейка неважная…
Что ж всё То – до сих пор не до лампочки?
ведь случится со мной много всякого
чёрно-серо-бесцветного, белого!
…Вспомню, Как на перроне ты плакала,
и пойму – вспоминать больше некого…

2021

«ТЫ ПИШЕШЬ МНЕ ПО ЭЛЕКТРОНКЕ»

Ты пишешь мне по «электронке»,
в «Scotch» подливая ностальгию:
как скучно там у вас, в Нью-Йорке,
как жаль, в который раз, Россию,

что быть мечтая Третьим Римом –
блеща меж Солнцем и Луною –
надменно стала Третьим Миром,
в кармане с Третьей Мировою.

Опять меня склоняешь к скайпу,
в надежде чем-то похвалиться,
а мне по скайпу – не по кайфу:
я не успел опохмелиться.

Небрит я, хмур, и наше утро
не с той ноги встаёт, зевая,
смахнув с щёк улиц пыли пудру,
под грохот первого трамвая.

Тебе не спится беззаботно.
Бла-бла про то, ля-ля про это:
«Супруг – мудак, но босс чего-то…)))
…Торчать в Майами вновь пол-лета(( »

По монитору скачут строчки:
«А помнишь?.., ты был обалденным!..,
Сынка хочу!, родятся дочки((
…Нашли щенка, назвали Дэном!!!)))

Такой же, как и ты – прикольный!
Увидишь сам!, кидаю фото…
Bye-bye! Привет Первопрестольной!
Тебе ж наверно на работу?
Целую, Дэнчик!!! Welcome в гости!»

…Дурацкий смайлик кажет ручку…
Пойду, плеснувши в пиво злости,
искать щенка – блондинку-сучку…

2021

«МИКРО-МОЦАРТ»

Сравню вселенскую Бескрайность
и homo* будней скоротечность.
Не в нашу пользу… Где ж лояльность?
Где, хоть какой намёк на Вечность?!
Неужто Всё Тщета? Как только
представлю «Финиш» – сразу жарко.
В моём лице прожектов сколько
однажды гикнется! А жалко…

«Не может быть! Фиг вам без масла!» –
едва ль не вслух возопию я!
Не верю, чтоб во тьме погасла
моя звезда в конце июня
иль в декабре под «няшной» елью,
иль, например, в голодном марте.
– Жизнь, ты ж была Одной! Моею!
Соседкой! по Любви! по парте…

Копаюсь грустно в «Яндекс. Дзене»,
с надеждой вглядываясь в блоги.
Нет нужных ссылок на «Спасенье»!
У соц.сетей иные боги.
Опять по крайностям кочую,
к Познанью тропку пробиваю:
днесь – душу Библией врачую,
назавтра – Глебычу** внимаю…

Горят поэтов судьбы-свечки.
То напоят – и не похмелят,
то умертвят близ Чёрной речки,***
то травлю склочную затеют…
Вот и к себе я Это где-то
тайком печально примеряю:
сколь песен будет не допето?
впрок недосказано? Не знаю…

И Не служителей Искусства –
мне тоже, меньше жаль едва ли:
те – не доели вдоволь вкусно,
се – толком недоворовали,
и как один – недолюбили
себя, и ближних-недалёких.
Что ждёт нас Там? «Мир Тонкий», или
шалман рогато-козлоногих?

Ну, ладно б если так! Хотя бы –
какой-то «движ», «разбор полётов».
А вдруг – Ничто!!?… Ни бывшей бабы.
Ни тени милых обормотов…
Почти отгадан, мной постигнут
нюанс в таинственной Доктрине:
Рай Есть! для нас и был воздвигнут!
Но, он – давно на карантине…

Отринем порчу наших буден!
Здесь – через край не оборзеем!
Как говорится: Все Там Будем,
и, значит, сами Всё узреем! (?)
…Жизнь, – поменявший пол Сальери, – ****
и мне процедит: «Сгинь, противный!»
И сгину, пяткой пнув по двери.
Как микро-Моцарт коллективный…

_________________________________________________
* Человек разумный – вид рода Люди из отряда приматов
** Невзоров А. Г.
*** Место последней дуэли Пушкина
**** Согласно легенде, пожилой композитор Сальери отравил
молодого композитора Моцарта из зависти (эх и паразит!))

«БЫЛ ТАК СИЛЁН ПОЗЫВ ТВОРИТЬ…»

Был так силён позыв Творить,
не вширь, а ввысь лишь раздаваться!
над суетой мирской парить
и лишний раз не приземляться!
От объективности вдали,
себя макнувши в ощущенья,
я мнил, что Есмь Я Пуп Земли,
усердный раб Предназначенья!

Реально ж – творческий хлопок
не озарил салютом местность,
и стороной прошла известность,
и я – развязанный пупок,
а вовсе не миссионер,
взращённый здешним лихолетьем.
Ну, ладно б – вор-миллионер!
ан нет, не вышло даже с этим.

Я – ни чего-то президент,
ни чьих-то благ прямой наследник,
вот и не каплет мне процент
с Халявы каждый понедельник.
Пером бы вдосталь помахать,
(я не гоп-стоп в виду имею),
да на Пегасе попахать!
Но, снова «проза»… Я хренею!

Куда транжирю свой ресурс,
с пелёнок будучи поэтом?!
На шоболы, на хлеба кус,
(я не ропщу, мерси за это!)
Однако, предосадно мне:
весь тыльный план моей макушки –
венчает лысина, а не
венец изящный из лаврушки.

Ведь я же не провинциал,
забредший в стольный град Искусства!
Скуднее всё потенциал,
штормит здоровье, вянут чувства,
а я талант свой – день ко дню –
ничтожу, жертвую по-царски
на меркантильную возню,
грызню за статусные цацки!

Мой Бог, не гневайся! никак
не вникну в промысел Твой что-то.
Ты Дар вручил, Ты подал Знак!
к чему мне пыльная работа?
зачем с самим собой раздрай??
На «вшивость» я давно проверен.
Помилуй, дай на Дело время!
иль то, что есть – не отбирай…

2021

«Я РАД ВСЕМУ!»

­­­­­­­­­­­­Я рад всему, что смог себе позволить:
превозносить, развенчивать, злословить,
жить наугад, влюбляться наобум,
своё – собой же строго узаконить,
чтоб понапрасну ум не беспокоить
абсурдом чуждым от вождей и Дум.

Быть (не казаться!) добрым и нескучным,
а если уж «товаром» стать, то штучным,
гадать: гневил ли Бога, иль смешил?
прослыть в «психушке» самым сумасшедшим,
гроши считая, счесть проект успешным –
всё сам себе радушно разрешил!

Освоив навык «в рамки не вмещаться»
и приютив привычек вредных ряд,
их буду гнать, к ним снова возвращаться,
травиться ими, саморазрушаться,
но ближним, (многим – надо б было, братцы!)
в судьбу ни разу не подсыплю яд.

Я – оптимист, латентный циник, то есть, –
когда не лень, отстирываю совесть
от свежей грязи, пятен и жиров.
Во снах моих – жужжат укорно в уши –
доныне неприкаянные души,
мной убиенных мух и комаров.

Доказывая «теорему счастья»,
суммируя открытость, наглость, страсть, я –
не тот, когда-то, вытянул билет (?)
а может, мной в упор не замечалась
одна из всех, кто подсказать пыталась
мне тихо – верный, правильный ответ.

Смешно признать: так и не привязались
ко мне – ни жадность, тварь, ни сука-зависть,
однообразно-модные всегда
у массы «биороботов» и «кукол».
Я ж – дни Свои Талантливо профукал!
чему и рад бываю иногда…

2021

«ВАШЕ ОДИНОЧЕСТВО»

…Вы играете в «Ваше Высочество»,
час назад – корча «Ваше Величество»,
а я вижу, что Вам втайне хочется
моего, да пожёстче, владычества!

Вам мозги под «короной» не пудрил я,
Вы ж ведёте себя, (верх наивности!),
как блюстительница Целомудрия,
берегиня алмаза Невинности!

В чём же Ваша, пардон, преференция?
Больше нет тех сокровищ в наличии,
оттого-то и аудиенция –
всё нелепее, всё нелогичнее.

Самозванок по Зову, по вызову,
довелось лицезреть предостаточно!
Мне ли «случаю» верить капризному,
иль «судьбе», вновь разложенной карточно?

Скучно-с, право же, о предсказуемом
разглагольствовать, следуя правилам.
Я, слывя в данных игрищах шулером,
«счастья», даже на кон не оставил Вам.

…Хоть и хочется мне, хоть и можется,
уходя, Вам дарую пророчество:
будьте проще, и всё с кем-то сложится,
Ваше Ве.., Ваше Вы..,
Одиночество…

2021

«НЕ СТАНИСЛАВСКИЙ»

«Эх, почему же я не Станиславский?» –
вопросом риторическим терзаясь,
я верил в плохо-сыгранные ласки,
улыбкам, взорам томным доверяясь!
Набор ужимок, пьяные минеты,
наивнейший предлог явленья в гости –
я принимал за чистые монеты,
без коих оставался часто после.

Себя считал я ушлым «режиссёром»
и опытным, прожжённым «сценаристом»,
а главное – «заслуженным» артистом,
хоть с амплуа уже не столь весёлым.
Стал всеми по чуть-чуть, но не был Мэтром –
неумолимым символом «неверья»,
и просквозив мозги любовным ветром,
мне мнилась Прима в каждой встречной стерве!

Я свято верил – до душевной дрожи –
дыханью и волнующимся бюстам!
О, как недооценивалась всё же
мной суть коварства женского Искусства!
Деля свою самовлюблённость с некто,
играющей со мной в любой постели,
я мизансцен не мыслил без эффекта!
Аффекты грянут несколько позднее…

Не ведая ещё, пока не зная,
что пребываю в образе с «рогами»,
не сомневался: эта – ждёт, «сгорая»,
та – встретит с распростёртыми ногами!
Увы, мои все «героини» были,
как на подбор – сплошные дьяволицы.
Какой, теперь, сказать «Спасибо!» Силе,
не давшей мне, поверив, ожениться?!

…Давненько я не зелен и не молод,
и к женским фразам сделался скептичен.
Набиты шишки, укрепив мой опыт:
циничен он и антиромантичен!
Но стоит лишь мадмуазель случайной,
мне улыбнуться и состроить глазки,
тревожусь мыслью, чуточку печальной:
«Как хорошо, что я не Станиславский!!!»

2021

«РОДСТВЕННЫЕ ДУШИ»

Мы, сегодня – «родственные души»…
Водружать не стану «вермишель»
на твои податливые уши
с воткнутыми нотками «Chanel».

Раньше б – нервно думал про караты,
тратил драгоценные слова!
нынче ж – и порывы мелковаты,
и почти на месте голова.

«Чувства»… Дай бог памяти – что это?
Сгинул чёрт-те где – глагол «люблю».
Свой вопрос для твоего ответа –
глубоко, заранее топлю.

Да и твой натасканный рассудок,
сам себя успел опередить:
строить путь ко мне через желудок –
только зря продукты изводить;

и другие скользкие тропинки
априори сходятся в тупик…
У тебя – иссякли все слезинки,
у меня – издох победный рык.

Нам с тобою с неких пор известно:
не коробят вкус эстампы лет,
если своевременно и честно
экономить в спальнях лишний свет…

Мир насмешлив, заурядно тесен,
и тебе, возможно, кто-то пел
что-то из моих давнишних песен,
иль в моей тональности храпел.

Может, я, в Ростове ли, в Калуге, –
подшофе, заезжий обормот, –
искалечил жизнь твоей подруге,
и не в курсе: дочка? сын? аборт?

Ночь случайной радости-печали…
Ошибясь собой, как этажом,
мы молчали… бережно молчали
о былом своём, таком чужом…

Навязаться б девке помоложе,
поглупее кратно, наконец!
с натуральной, дорогою кожей,
с новенькой «запаскою» сердец!

и запив виагру «Tignanello»,
битый час в постели не скучать!
Денег дать, чтоб шумно обалдела!
…но о чём мне после с ней молчать?

2021

«НЕПРОДОЛЖЕННЫЙ РОД»

– Ах, сударыня, (вспомнить бы имя),
умоляю меня не винить,
что настойчив, что консервативен,
но покамест я репродуктивен,
разрешите мне Вас возлюбить!

Иль шутила столь долго Природа,
иль сбоил генетический код,
по секрету скажу Вам: приплода
до сих пор мне судьба не даёт!

Ох, уж с кем только я не вязался,
не случался, немея от чувств,
но со всеми, пардон, обломался,
сердцем сыплясь, как вянущий куст!

Не подумайте, это не прихоть,
не влиянье паров от вина,
я отчаялся, и, мне – умри хоть –
Ваша близкая милость нужна!

Только в Вас я, мадам, прозреваю
силу женскую: суть всех начал,
и заранее подозреваю,
что ни с кем так (с былым) не кончал!

Повнимательней глянуть извольте –
пламенею я, чуть не дымлюсь!
Осчастливьте же, и обезбольте
на душе моей скорбную грусть!

Что ж Вы очи с устами разинув,
вопросительно вздёрнувши бровь,
нервно мнёте в ладонях резину,
будто душите нашу любовь!

Неужели же Тайну томленья
и чистейший мой чудный порыв,
Вы способны без тени сомненья
втиснуть заживо в презерватив?!

О, коварная дщерь Вельзевула,
о, сообщница плотских утех!
Я ж, наивный, себе напридумал –
ты иная, не та, не из тех!

Запахни ж свои перси, блудница,
да прикрой-ка порочнейший рот!
…Всё, молчу… Обещаю не злиться…
Помоги!
Помоги хоть напиться –
помянуть непродолженный Род…

2021

«БОЕВОЕ-БЫТОВОЕ»

­­­­­­Прервём очередной свой ближний бой,
отложим битву с принципами-смыслами.
В который раз нам предстоит с тобой –
обмен неравный раненными мыслями.
Хотя, переговорный наш процесс –
лишь вынужденный повод к перемирию;
затем – я партизаном юркну в лес,
ты – новую спланируешь «Валькирию».

Мы – будто два сценических ружья,
что в пьесе были выстрелить обязаны!
Тебя зарядом сдобрили мужья:
курок взведён, детали густо смазаны!
Я тоже – не сторонник холостой
пальбы, согласно гулкой предыстории!
Короче, оба – тот ещё отстой,
достойный самой смелой аллегории!

Напичканный твоею дробью фраз,
во время саморучного латания –
отмечу меткость, кучность попадания:
душа – дуршлаг, вновь выбит третий глаз.
Таланты все мои погрёб окоп –
блокпост защиты и сопротивления.
Мне больше – ни курорт, ни фотошоп –
не подрисуют к фейсу вдохновения!

Пора бы дезертировать, бежать,
встрять в пацифисток общество приличное,
чтоб перестать себя освобождать,
не опасаться за пространство личное!
покуда я сравнительно живой,
покамест порох про запас имеется!
Всё это понимаю головой,
но голова – в тебя, опять же, целится!

Мир выдохся, меж нами лютый фронт,
и обстановка – ратно-хулиганская.
Я мрачен, словно осаждённый форт,
бесстрашна ты – как Жанна Орлеанская.
…Не внемля заклинаньям «фу!» и «брысь!»,
продолжишь мстить мне через пень-колодину,
под лозунгом: «За сломанную жизнь!»,
а я… а я в ответ орать: «За Родину!»

2021

«НЕ ТУДА…»

Я в кабаке засел каком-то.
Один. Нервозен. Во хмелю.
В пылу случайного экспромта
вдруг вспомню: я Её люблю…

И улыбнусь. И помрачнею.
Тру лоб, тру руки о штаны.
Небось, за мимикой моею
смех — наблюдать со стороны…

Бульвар полночный. Плакса-осень
попросит с лавки прикурить…
…Я вздрогну: интересно, кто с Ней?
одной Ей не престало быть.

И в тот же миг, воображенье
картинки выложит свои:
вот – некто Он, затем – Они,
чушь фраз, и тел нагих скольженье…

Брожу бесцельно по квартире,
пустой и тихой, как душа,
что всё ж – пригревшись в стылом Мире –
до утешенья снизошла.

А может… Может, этой ночью,
Ей, не забывшейся во сне,
так плохо, одиноко очень,
и одолела грусть по мне?

Ну да! не так всё безнадёжно!
Гордыня, злость – прочь от меня!
Спасти любовь ещё возможно!
Какого ж чёрта медлю я!

Хватаю трубку телефона,
её до боли сжав в кулак,
чтобы узнать от баритона:
«Слышь, не туда попал, чувак…»

(из раннего)

«КИБЕРТИРАНИЯ»

Не понимаю, что со мной, я:
впал в дрёму? наконец проснулся?
ко мне пристала паранойя?
мир окончательно рехнулся?

Я знал: засилье интернета –
коварств и дна тройного полно!
но чтоб столь явно, столь конкретно,
бесцеремонно, беззаконно
влезть в жизнь мою, (и так смурную),
и за мои же, кстати, «бабки»,
вести, как в скважину дверную,
за мной подслушки да подглядки!

В процессе, с кем-то, разговора, –
о чём угодно, вскользь ли, прямо, –
уже маячит с монитора
про то же самое реклама!
Ну ладно, если наши «стражи»
мой быт окинут оком отчим,
а если это – уши вражьи,
иль зенки Запада?! Короче,

представив ярко и злобливо,
что вдруг узнают «Гугл» с «Тик Током»,
в каких трусах я сел пить пиво –
полез в щиток, простился с током…
Оттаяв, камеры заклеил
фигнёю липкой с мандаринов –
на всех устройствах, но поверил
в приватность лишь наполовину…

Когда треплюсь по телефону,
слух напряжённый чутко слышит:
незваный третий, монотонно,
мне с любопытством в трубку дышит…
Хоть телек гаджетам не ровня,
ведёт и он себя престранно:
едва о Путине я вспомню,
тот – тут же хмурится с экрана!

Забыт утюг, разбит будильник,
попал, – пока и беспричинно, –
под подозренье холодильник,
затем – стиральная машина!
Я не на шутку беспокоюсь,
теряя личное пространство:
чиста (почти полгода) совесть,
блуд сокращён, избыто пьянство.

«Всё это – фобии, возможно.
Нет сетевой всемирной жести!» –
подумал я, и осторожно
чип почесал в укромном месте…

2021

«ЖИЗНЬ С НУЛЯ»

…вновь начинаю жизнь с Нуля,
привычно мелодраматично
себе успехов посуля,
здоровья, длинного рубля,
(хоть мне и верить в те «ля-ля»
уже должно быть неприлично.)
К Нулю стремясь пририсовать
то единицы, то проценты,
опять берусь подтасовать
в судьбе отдельные моменты.

Ведь «обнулился» ж тут один,
перечеркнув лет двадцать с гаком!
А вдруг и мне, Господь иль Джинн,
из сердца, съеденного мраком,
дозволит выбить клином клин?
сочтя былое мелким браком,
решит не ставить больше «раком»,
ввиду радикулита, блин…
Возможно, даже разглядит
во мне намёк на покаянье
и, хмыкнув, явит состраданье:
Началом кратким наградит,

а не ускоренным Концом,
беспомощно-скоропостижным.
Что ж, пусть «творения венцом»
не стать, да и с героем книжным
себя мне не отождествить.
Слыть нужным, важным и престижным?
Кого-то чем-то удивить,
шумливо вывалясь из тени?
Кромсать досуг в спиртном и лени?
Баб клеить парно и поштучно?
Всё это было… Было скучно…

И вот, мятежное нутро,
жизнь просадив почти вчистую,
её подвинет на «зеро»…
А чем я, собственно, рискую?!
О, эта пафосная, бля,
враньём напичканная фраза:
«Я начинаю жизнь с Нуля»,
как прежде – мозг свербит, зараза!
Что «начиналось» раз за разом,
нулём «кончалось» у меня…
Кругом – нули… В мои полвека
влез ноль, опутанный быльём.
«Ночь, улица, фонарь, аптека…»,
и я – подобье Человека
с очередным моим Нулём…

2021

«МОЙ НЫНЕШНИЙ МИР»

Мой(?) нынешний мир – смотровое окно
прибитое к стенке, как холст-полотно
Малевича «Чёрный квадрат»:
Бесцветно. Бесцельно. Бессвязно…
Но мне не до сюра, не до эскапад,
и точно уж – не до оргазма.

Мне «НЕ»… Список длинный, всего, что мне «не»…
А то, что мне «ДА» – нет в окне, нет во мне.
Однажды мной пролитый свет –
давно испарился и высох.
Лечебный же яд слов моих, чувств и лет –
испытан был мной лишь на крысах…

– О, лживая врозь, о, святая насквозь,
Ты брось мне – меня, точно голую кость
случайному, в общем-то, псу…
Укрывшись бессонною комой,
впаду я безумьем в цветную весну,
чтоб в ней захлебнуться истомой…

2021

«И..?»

…Я в архивы свои стихотворные
суну нос, и предамся унынию:
мысли – хлипкие, рифмы – топорные.
А уж как одержим был гордынею!
Наперёд о себе я навыдумал,
бойче всякой цыганки у поезда.
Так лихим перспективам завидовал,
что потом – воплощать стало боязно.
Сколько ж лет-то на Лиру истрачено
с озорною, настырною щедростью!
И..? «Уплочено!». То есть заплачено
мимолЬготной, задумчивой бедностью.

…На жену брошу взгляд. Дама сложная.
Упрощаться – ни сил, ни способностей.
Но, с другими – всегда осторожная:
я не в курсе пикантных подробностей.
Забежал к ней давно: слово за слово,
тело к телу. Влеченье с интригою!
Думал, глупый, сбегу ещё засветло…
С той поры – по сей день рядом прыгаю.
Всё, авансом про нас – ох, предвестница! –
поняла, невзначай предвосхитила!
Провела со мной первых два месяца,
и… всю жизнь «Близнецов» ненавидела.

…Чад родных рассмотрю в новой плоскости,
без пристрастья отцовско-капризного.
Тут совсем загрущу: «Правый Господи!
мне бы их переделать бы сызнова…»
Суетливо смирюсь с невозможностью,
с эфемерностью данной утопии.
Если прежде – был горд внешней схожестью,
нынче – в шоке от внутренней копии!
Помяну древний Род наш. Запутаюсь.
Память генная – злая проказница.
Про «стакан на одре» вновь задумаюсь,
и… заранее выпить взалкается.

…След оставить мечтал! Жизнь пригожая –
чтоб вручала мне шансы десятками!
Оглянусь: наследил лишь в прихожих я,
да Чужое покрыл отпечатками.
…И хорошего не намечается,
и успехи не столь потрясающи,
и у сердца зарядка кончается…
– И..?
А хрен его знает, товарищи…

2021

«ПУСТЬ…»

Пусть не публично, строго лично,–
мой ракурс мироощущений –
настроен антисимметрично,
чужд культу «чьих-то там решений».

Пусть тоже «зона», но, – «комфорта»!
Мне в ней значительно спокойней –
любых чертей любого сорта
своею мерить колокольней.
Прав трижды, что предпочитаю
распаху – в меру герметичность.
Родной иль сводной не считаю –
обобществлённую обычность!

…Я плюс мадам под листопадом.
Прощанье. Сердце замирает.
А я всё жду: а вдруг «за кадром»
background music*  заиграет?
…Предаст ли друг, взбрыкнут ли фифы,
грядут ли «норды» перегаров;
другим – кошмар! мне ж – к песням рифмы,
сюжеты впрок для мемуаров…

Сам проложил, прозвав «Моею»,
Стезю в обход путей трамвая.
Пусть та же «матрица», (бог с нею),
зато приватно-именная,
зато – без спросу остановки,
неограниченная скорость!
К чему мне кастинги массовки?
за эпизодом очерёдность?!

Толпа – всегда пуста и праздна.
Будь век «Серебряный» иль «синий» –
лишь «за «Спартак»» шуметь горазда,
да штурмовать по пьяни «Зимний».
Одни и те же заморочки,
грехи, желанья, «стиль» в одёже,
да оптом глупые стишочки –
извечно об одном и том же…

Почти свободною персоной, –
хоть обмычись, – не станешь в стаде!
и в куче ты – часть кучи оной,
неважно, спереди иль сзади.
К «кумирам», разовым «героям» –
всегда предвзят я и скептичен.
Марш в Жопу коллективным строем, –
простите, не гигиеничен!

Не охлофоб, не мизантроп я,
однако, социум наш пёстрый,
пусть без меня ломает копья,
то пляжи делит, то погосты.
Начхать, – (апчхи!), (я в маске, кстати) –
какие обо мне сужденья
имеют тёти или дяди,
и спец. и просто учрежденья!

Мой Мир – из ляпов, из накладок.
Так мной же «снят» и мной озвучен!
В нём – всякий Взлёт, тупик, упадок –
бесценен, дорог мне, поштучен!
Жаль, оказались не реальны –
наивной юности «картины»:
«Все в Целом – индивидуальны
и по отдельности – Едины!»

Что ж, пусть играются в войнушку:
кто «тихой сапой», кто в Системе…
Раз наплевать всем друг на дружку,
я, – в данном случае, – со Всеми…

_________________________________
* Фоновая музыка в кинофильмах

2021

«ВЕНЦЫ ТВОРЕНИЯ»

…В век технологий информационных
и «нано», и каких-то там ещё,
ритм жизни (с пульсом), пусть и учащён,
но спросу внемля, сложно упрощён
под нас – уже прицельно упрощённых.

О, каземат для мозга – Интернет!
С шажочков первых до нестойких лет,
спросонок, вместо дня, и на ночь глядя –
любая тётя, разных видов Дядя –
в него водворены. Амнистий нет!
Есть сон тревожный, скорая прогулка,
принятье пищи строго впопыхах…
Короче, «креативам» личным – крах:
в загадочных Искусственных Мозгах
застряли мы, как фура средь проулка.

И вроде бы, под носом, под рукой –
всех Знаний, всех Искусств компактный кладезь.
Дерзай! Твори! Шанс даден-то какой!
Но… социум незыблем: «А на кой?
пусть гаджеты и «шарят» день-деньской,
к нам, безмятежным, проявляя зависть!
цари природы мы! Куда ж расти,
коль вышли в Космос из своих изнанок?!»
…Однако, (население, прости)
чем шире по стране охват Сети –
тем выше рост мутаций в обезьянок…

Знай, пялятся Творения Венцы
в PiayStation*– будто в Вечность из оконца.
Ну ладно б детки! с ними – их отцы
и прочие домашние питомцы.
Плюс поведенье некоторых дам –
не менее тревожно-любопытно:
те – перманентно, лихо-первобытно
охотятся за «славой» в «Instagram»,
себя являя миру каждый час:
вот – «Я на даче», тут же – «Я в Европе»;
стерев-поджав-добавив в фотошопе.
Но… Миру – наплевать в который раз…

Гляжу на соплеменников поток:
«Вас, кроме Эго, что-нибудь колышет?!
А «на дом» всем вам заданный Урок!?
А миссия, назначенная Свыше!?
Клерк офисный, бездельник, солдафон,
брюнетки как бы, иль опять-блондинки,
ведь вы же – не из «Яндекса» картинки!
любовь – ни лайки, и ни фотоснимки!
а Жизнь – увы, не новенький смартфон!»

…Так предавался размышленьям я,
у «Пушкинской» на лавочке прилёгши…
Подмигивали звёзды, чуть поблёкши…
Вселенная качалась, Шар креня…
Закончился «вискарь» не по уму
и в нём мурчало: «Ночь», «Фонарь», «Аптека»…
Я спал…
почти Подобье Человека
и божье – ровно два часа тому…
_________________________________________
* Компьютерная игровая приставка 5-го поколения

2021

«НЕ МОЖЕТ БЫТЬ…»

­­­­­­­Не может быть… Нелепо, нелогично!
Казалось – больше нечем удивить.
Но стало и нормально, и привычно –
продукты жечь, бульдозером давить.

Непринуждённо и победно-звонко
звучит над вечно занятой Страной
весёлое словечко «санкционка»,
подкармливая повод новостной.

Личина, что в экран насилу влезла,
отечески-заботливо басит:
мол, Западное – крайне неполезно!
и почему – доступно объяснит.

У Сверхдержавы строго всё и ясно,
просчитано, как нужно учтено.
Во всём, где можно – пальмовое масло,
а где нельзя – подручное «оно».

Настороже таможенная крепость –
от Чуждого незыблемый редут.
Нищание? Повышенная смертность?
Так один чёрт когда-нибудь помрут!

Ждут старики заслуженной подачки,
детдомовские – скудной пайки ждут…
Мы сроду ждём, чтоб повкусней, помягче!
а тонны продовольствия всё жгут

на фоне пира средь чумы, Парада
под лязг речей бравурных раз в году:
«За Родину!», «Геройская Блокада…»
…Как понимать потомков Ленинграда,
у Нас уничтожающих Еду???

2021

«ЖЕНСКИЙ ТАНЕЦ»

…­­­Бесприютны давно – рестораны, вечерние бары.
Свет рекламных огней пустоту не наполнит теплом;
но приходят искать – полушанс, чуть знакомые пары,
как надежду – разлив по бокалам вино за столом…

Жизнь играет в свои, уж не детские вовсе игрушки.
Неестественен смех, и так хрупок ухоженный вид.
Загрустят в унисон – две так близкие прежде подружки,
и пойдут танцевать, отложив горечь давних обид…

Карта с картой не сходится
в современной России,
и привычным становится
атрибут наших дней:
танец Женщины с Женщиной –
что быть может красивей?!
Танец женщины с женщиной –
что быть может грустней?

…Зал банкетный гудит от весёлого «корпоратива»,
и «набравшийся» босс – умный тост затянул, как всегда.
Вот и танцев пора! да мужчин вновь на всех не хватило:
та – без мужа, а та – вечно чья-то, и вечно одна.

Словно после войны, самой долгой, безжалостной самой,
мужики – дефицит, а достойных – почти вовсе нет…
Не смущаясь уже, свою грусть закружит дама с дамой,
Миру танец даря – одиноких, прекрасных Планет…

Карта с картой не сходится
в современной России,
и привычным становится
атрибут наших дней:
танец Женщины с Женщиной –
что быть может красивей?!
Танец женщины с женщиной –
что быть может грустней?

2021

«ПОРОВНУ»

Елене Х.

…Опять ты вспомнилась под вечер мне,
девчонка с дома номер семь.
Ох, те дела твои сердечные,
когда оказывала всем
свою ты помощь смело-спелую –
гуманитарную иль первую,
по доброте ль, в порыве ль щедрости,
но, – строго каждому в отдельности!

С твоими «клёвыми» подружками
дружили тоже, не секрет.
Их, меж собой, дразнили шлюшками,
тебя ж, – как сговорившись, – нет!
Совсем, твоей, не веря верности,
вскипали мы от лютой ревности,
и под «Агдам» ли, под пивасик ли –
носы друг другу бойко квасили!

В «Совке», допустим, «секса не было»,
считалось ветхим слово «грех»,
зато любовь была мне ведома,
пусть даже – и одна на всех!
А все дальнейшие влюблённости –
сплошь аномальные наклонности:
мне девки, (с жёнами включительно)
давали – не благотворительно!

Где ты теперь, звезда районная?
…Кенту из юности звоню:
«Лёх, помнишь Ленку? ту, которая…»,
да только не договорю.
Он перебьёт: «Прикинь, она вчера –
так долго в сне моём маячила…»
Молчанье. Вздох, от трубки в сторону.
Мы вновь былое делим поровну…

2021

ПЕРВОАПРЕЛЬСКОЕ»

Я с романтизмом менестреля
Проникся вдруг мечтой безумной:
Чтоб строго Первого апреля
Законы оглашались Думой!

Сперва – народ пугался б жутко,
Ругался б тихо, напрягался,
Но, выдыхал: «То просто шутка!»,
И день в году, хотя б, смеялся!

Ах, если б только в это время
Менялись ценники повсюду,
Все восклицали бы: «Не верим!»,
Найдя в сердцах местечко Чуду!

Потом, насмешливая дата
Влилась в привычную б понурость,
А мы – вернулись бы обратно:
В непрерываемую дурость…

01.04……

«ОН ВСТАЛ!»

Ни что не предвещало нам
кульбита в нашем быте хрупком.
Привыкли мы к полутонам,
к недословам, недопоступкам.

И вдруг, наружу я извлёк, –
в плен захватив твоё вниманье, –
столь недвусмысленный намёк,
сюрприз, и приз за ожиданье!

Восторг свой не пытаясь скрыть,
улыбку вклеивши в уста,
ты изрекла: «Не может быть…
И тем не менее – Он встал!!!»

Я смог. Я всё-таки сумел…
Таиться будучи не вправе,
ввысь рвался Он, и пламенел
свечой, поставленной во здравье!

Восстав, как в Риме – раб Спартак,
воспрянув Фениксом из пепла,
ох, Он стоял не кое-как,
а убедительно и крепко!

…Уж так и сяк Его я мял
и комкал! прятал про запас!
но непредвиденно поднял
Вопрос, ведущий прямо в ЗАГС…

2021

«ПОТУСТОРОННЕЕ»

Догадки, домыслы – верны,
реально-подлинны до дрожи:
есть параллельные миры!
потусторонние – есть тоже!
В них обитающих существ,
(хоть месяц на бухле подвисни),
в метро не встретишь и окрест,
не сфоткаешь у кассы в «Дикси»!

Зато, с экранов круглый год,
велеречиво и программно,
нас жизни учит, вдаль ведёт,
Их супер-пупер-голограмма!
Раззявив выспренно хавло,
узрим лишь мельком, как меж нами –
нет-нет да юркнет НЛО
с мигалкой и спецномерами!

Не в силах мы постичь Прожект,
Проект и Замысел глобальный!
Не зря ж для нас весь «наш» бюджет –
всегда такой секретно-тайный!
Чтоб извести излишеств хлам
и грех стяжательства порочный,
пусть вновь накрутят цены нам!
себе – размеры полномочий…

Явилась внеземная Рать,
в скафандры облачась и шлемы!
Вся – гуманоидам под стать,
решать готовая проблемы!
Тех, кто блажит, шалит, язвит –
в контактном дискурсе веселом,
Рать враз «ПР» благословит,
напутствует весомым словом…

Хоть вездесущие Они –
порою скрытны, нелюдимы,
познать, что мы здесь не одни,
и Ими жёстко, но любимы
во все возможные места –
сродни духовному оргазму!
…Кайф – верить в чей-то «высший разум»,
свой мозг транжирить перестав!

«БЕСПРОБЛЕМНОЕ»

«Нет вообще проблем в стране!» –
узнал я, щёлкая каналы.
Узнал, и как-то сразу вдруг
заметно полегчало мне!
Ох, что же раньше-то мешало
настенный оживить «Samsung»?!

Блок новостной – неотразим!
Прибавив звук на пыльном пульте,
я аж залюбовался, как
ракетой свежей всем грозим!
и оценив тот бравый мультик,
взметнул патриотичный «Fuck!»

Но после – ошалел слегка:
событий прочих половина –
сводилась к киевским делам.
Да вроде, я в РФ пока.
К чему, при чём здесь Украина,
и в ней творящийся бедлам??

Наверно, стало на Руси –
стабильно всё, богоугодно.
Ни зла, ни бед в помине нет!
А я, – Роскомнадзор, прости, –
вновь оторвался от народа,
в бесовский канув интернет…

Тут в подтвержденье дум моих,
слуга родного населенья,
премудрый, будто древний дуб,
трибунно предо мной возник,
всеобщее озвучив мненье:
«Долой их Twitter! бей YouTube!»

Подметил: надо ж, перестал
я об экран тушить окурки!
стал неожиданно готов
воткнуться в броский сериал,
где опереточные урки
достали нравственных ментов…

Ток-шоу, правда, норовят
мой слух травмировать излишне.
Так, может, в этом – свой «изюм»?
Мне жалко что ль? «Пусть говорят!»,
верней – орут, но пусть потише;
суть уловить – мешает шум…

Встав, даже взяв «на караул»,
вникаю чутко я в Посланья
Гаранта счастья, прав, свобод!
Один лишь Он не обманул,
в жизнь воплотив все обещанья!!!
Кто против – вражий обормот!

О! Я духовно повзрослел,
прозрел, проспался и пробзделся!
в сужденьях точен, точно факс!
Я горд, что на ТВ подсел,
да так уютно в нём пригрелся,
попав из «штопора» в релакс!

Приподнятый пинком с колен,
ни «влево» не шагнув, ни «вправо»,
себя сумел я убедить:
мне всех проблемных перемен
остерегаться надо здраво!
Чтоб не настигла явь-отрава –
в Мир, лучше, реже выходить!

«ПОЛЮБИ ТЫ МЕНЯ, ПОЛЮБИ…»

Полюби ты меня, полюби…
Что тебе это, милая, стоит?
А твоя неприкрытая би —
сексуальность – меня не коробит.

Ты, сумевши в себе уместить
образ хиппи с учением Будды,
помоги мне себя упросить
вновь поверить «мгновениям чудным»!

Пусть всё будет немножко «не так»,
я без прежних ухмылок скептичных,
в мир фантазий, давно непривычных,
неуверенно сделаю шаг…

Ущипнув себя (вроде, не сплю!),
вспомню, вдруг, позабытые фразы,
и ответно тебя полюблю –
просто так, безоглядно, бессвязно…

Слишком долго я не был любим,
чтоб чураться любых имитаций.
Мы же в чувствах себя убедим?
мы ж всерьёз ими станем играться?!

Полюби меня.., иль возлюби
как Вселенную, словно собрата.
Будь ты даже предтечей Заката,
только – чур «по любви», чёрт возьми!

2021

«СВИНГЕР ВАСЯ»

В девяносто первом, вроде бы,
я в рубашке отутюженной,
прохрапев в купе пол-Родины,
прикатил в столицу к суженой.
Год, три месяца здесь, милочка,
по лимиту в ЗиЛе мучилась…
Вот – общага, я, бутылочка,
и: «Васятка, я соскучилась!»

Так и я неугасающе
весь горю огнём волнительным!
а соседки по пристанищу
взором жгут неодобрительным;
то таращатся на часики,
то зевают вызывающе:
мол, пора на выход Васеньке,
комендантша – сука та ещё!

Света редко с кем скандалила,
но подпив – боеготовная!
Шепчет мне: «Поедем в Марьино,
там квартирка есть «любовная»,
и в ней свингеры какие-то
ночью тайно собираются.
Морды бить, орать – не принято.
Времена, дружок, меняются!»

Я не стал вникать в подробности
и поймал водилу — частника.
Эх, решим вопрос влюблённости,
да поспать бы хоть два часика…
Дверь открыл нам стук условленный,
а за ней – качок при лысине,
не бухой, но чем-то сдобренный,
улыбнулся Светке искренне.

Я в ту пору заколачивал
до фига бумажек с Лениным.
Сунул, чтоб тот не выклянчивал,
сотню, став в себе уверенным…
Обстановочка завидная:
кресла, свечи ароматные.
И мужская часть – солидная,
и бабёнки сплошь приятные.

Меж собой ведут полемику.
Дым столбом, бокалы звякают.
Пригляделся, а по телеку –
недуром друг дружку трахают!
Я, присев на край диванчика,
тем просмотром озадачился.
Пил из ёмкого стаканчика
и, конечно, нахреначился…

Начались «законы подлости».
Возвратившись вновь к сознанию,
понял: я – на даме в возрасте –
подвергаюсь истязанию.
Весь обмяк я и расстроился,
но спиной почуял бдительно,
что ко мне чуть не пристроился
некто – ловко и стремительно!

«Ах, так тут ещё и пидЕры» –
завопил я всем и каждому.
«Все вы свиньи, а не свингеры,
или как там вас по-нашему?!»
Зарядил кому-то в рыло я,
и бежал в трусах по улице,
зная – бывшая любимая
не со мной сейчас милуется…

Извините за подробности,
если вдруг кого шокировал.
От подобной бездуховности,
сам едва не деградировал!
Впав в запой, хлестал «креплёное».
После – в ход пошла календула.
Ох, созданье несмышленое,
что ж ты, дурочка, наделала?!

…Охмурив, я слышал, «амера»,
Светка смылась с ним по осени,
и открыла, дрянь, без «палева»
swinger club «Vasiliy» в Остине…

 ­­­­­­­­

 


12 комментариев

  1. Аноним:

    Что же такое нас держит
    В жизни всегда и везде?
    Может быть то, что бывает
    Жизнь только здесь и нигде.

  2. Алиса:

    «Что наша жизнь?» спросил однажды кто-то.
    «Игра» ответит, кто всегда играл.
    А кто-то назовет ее болотом,
    Кто рек и моря в жизни не видал.

    Тот, кто не ведал горя, скажет «Счастье»,
    Отрадой назовет, кто не грустил.
    А кто-то думает, что жизнь — ненастье,
    Кто под дождем всю свою жизнь прожил.

    Одни ее зовут театром или фальшью,
    Другие говорят «Жизнь послана с небес».
    Но главное — быть в жизни настоящим.
    Если ты ангел, то ты ангел, а если бес, то бес…
    (автора сих строк не знаю )

  3. Натали:

    Даниил, читаю ваши стихи с огромным удовольствием,только вот в любовной лирике у Вас отношения все обречены.. как жаль!!Творите,Любите и будьте Любимы

    • Даниил Сорокин:

      Здравствуйте, Натали! Рад, что Вам нравится моё скромное творчество) А насчёт любовной лирики, с обречёнными отношениями… Эти переживания принадлежат моему Герою, собирательному образу, от лица которого я пишу.) Лично Я и Он — не всегда один и тот же человек.)
      С уважением, Сорокин.

  4. Натали:

    Вы-человек-загадка, Красота под стать уму, Повезло же кой-кому. С уважением, к Вам и вашему творчеству.Благодарю,за ответ на комментарий …

  5. Людочка:

    А Вы ещё и первоклассный ПОЭТ, Даниил!!!

  6. Даниил Сорокин:

    Благодарю Вас, Людмила :)

  7. Аноним:

    Привет. Надеюсь, вы добры. Дорогой Даниил, у меня 20-летняя привычка, и она наслаждается пением со специальными певцами, в основном Rockstar & Metal & Everything Hard. И в середине твоей первой песни я застрял, и я хочу твоей помощи от тебя. Пожалуйста, прочитайте стихотворение: Даниил Сорокин — Кобель, которого я люблю и кроме мадамзеля, ничего не понимаю! Приведи меня, чтобы читать и понимать, что я читаю. Прошу прощения за валовой перевод.